Жерико теодор «плот медузы» описание картины, анализ, сочинение

Описание

Сюжетом картины стала трагическая история фрегата «Медуза», отправившегося в составе экспедиции в Сенегал летом 1816 года и севшего на мель у берегов Западной Африки. Сто пятьдесят пассажиров и членов экипажа высадились на плот и несколько шлюпок, которые заняли губернатор Сенегала, капитан корабля и другие привилегированные лица. Шлюпки должны были взять плот на буксир, но вскоре его покинули, и в течение двенадцати дней почти неуправляемый плот носился в открытом море. Лишь на тринадцатый день обезумевшие от отчаяния и голода люди были подобраны случайно проходившим мимо судном. К этому времени на плоту оставалось всего пятнадцать человек, из которых пятеро вскоре погибли.

Врач «Медузы» Савиньи и инженер Корреар, бывшие среди выживших пассажиров плота, описали этот страшный мартиролог в книге, опубликованной осенью 1817 года, вскоре после возвращения Жерико из Италии. Она чрезвычайно взволновала общественное мнение описанием и самой трагедии, и неприглядных фактов, ставших ее причинами, и послужила поводом для политических выступлений оппозиции — «Медузой» командовал неумелый капитан, назначенный по протекции правительством, судно не было достаточно подготовлено для такого плавании, шлюпки бросили плот в открытом море. Жерико потрясли в этом трагическом, хотя и частном событии современной жизни, не только страдания многих людей. В его картине случившееся приобрело более широкий смысл — символическое выражение судьбы многих французов и Франции в целом после краха наполеоновской империи. Именно поэтому художник посвятил столь волнующей теме огромное монументальное полотно (35 квадратных метров). соразмерное не столько драматизму конкретного факта, сколько его обобщающему историческому значению.

Тщательность, с которой Жерико собирал материал для своей картины, поистине беспрецедентна. Он прочел книгу Корреара и Савиньи и познакомился с уцелевшими пассажирами плота —они позировали ему для картины. Он заказал плотнику «Медузы» модель плота — копию того, который был сделан для пассажиров корабля. Он Писал в Гавре этюды моря. И наконец, стремясь проникнуться непосредственным ощущением этой трагедии, он писал умирающих, трупы и даже части тел, расчлененных и госпитале. Впрочем, в своей картине он не использовал эти беспощадные в своей жестокой правдивости этюды. Не патология страдания и умирания, а мужественная борьба со стихией и победа человеческой воли стали подлинным содержанием его произведения.

Картина Жерико не является только иллюстрацией этого события, она говорит о страданиях человека, о его героической борьбе со стихией. Перед нами плот, несущийся по разбушевавшемуся морю. В сильном порывистом движении изображена и группа людей, находящихся на плоту. Здесь все дано в движении, даже мертвые тела, кажется, сейчас соскользнут с плота и их поглотит море. Порывистые движения создают ощущение беспокойства. Художник передал не только чисто внешнее движение — он и внутренне его осмыслил. Представлена целая гамма человеческих переживаний: от полной апатии и безнадежности старика, поддерживающего сына, до полного надежды и, может быть, даже ликующего жеста юноши, стоящего на краю плота и увидевшего спасательное судно. Это дает оптимистическое, героическое звучание композиции. Жерико не пошел вслед за рассказами очевидцев и не изобразил это событие во всей его натуралистической обнаженности. Он не стал показывать, как изголодавшиеся люди, охваченные отчаянием, вооружились друг против друга. Наоборот, веря в человека, в его лучшие чувства, он внёс героику в этот эпизод. И передав со всей правдой страдание в лицах и жестах, он не представил изможденных тел. Прекрасна в своем пластическом совершенстве фигура юноши на первом плане, упавшего ниц. Это, несомненно, условность, но условность, которая придает величие этой сцене.

Выставленная в Салоне 1819 года, картина из цензурных соображений была названа «Сцена кораблекрушения», Однако сюжет был ясен всем, и именно он определил оказанный ей прием. «Плот „Медузы»» воспринимали, главным образом, как завуалированную критику существующего режима.

Картина вызвала политический скандал. Ее художественные качества оценили лишь немногие, в том числе молодой Делакруа, который позировал для фигуры лежащего ничком юноши и был потрясен, увидев законченную композицию. Большинство критиков порицали ее за трагизм, за преувеличения, за мертвенность колорита.

Конечно, картина не могла остаться незамеченной, но она не имела того успеха. которого ожидал Жерико. Правда, художник получил за нее медаль, но не было и речи о ее покупке государством.

Автор

Автор полотна «Плот «Медузы», Жан Луи Андре Теодор Жерико родился в Нормандии, в Руане, в 1791 г. Он происходил из семьи состоятельного торговца табаком и нормандской аристократки. В 1796 г. семья художника переехала в Париж. Теодор Жерико успел проучиться в нескольких учебных заведениях:

  1. В 1801 г. он поступил в интернат при пансионе Дюбуа-Луазо.
  2. Спустя некоторое время Теодор Жерико переводится в пансион Решара Кастеля.
  3. В 1804 г. его зачисляют в Императорский лицей.

Увлекаться живописью Теодор Жерико начал с детства – во многом этому способствовало влияние его дяди Каруэля, коллекционировавшего работы нидерландских и голландских живописцев. В 1808 г. Теодор Жерико поступает учеником в мастерскую Карла Верне. Вторым его учителем стал Пьер Герен. Первые художественные опыты молодого художника относятся к 1811-1812 гг. Теодор Жерико переходит с обнаженных натур и лошадей к портретам и масштабным полотнам.

В первой половине 1815 г. художник служит в мушкетерской роте Лористона, на стороне короля. 1817 г. он проводит в путешествии по Италии, которое наводит его на мысль о создании масштабного пейзажа-драмы. Почти весь следующий год Теодор Жерико посвящает работе над произведением «Плот «Медуза». В 1820 г. живописец посещает Лондон, где с успехом выставляется вышеупомянутая картина.

После возвращения во Францию художник начинает часто болеть. Состояние его усугубляли постоянные травмы во время верховой езды. В январе 1824 г. Теодор Жерико упал с лошади, ударился виском и умер.

Плот «Медузы» (1818-1819)

Плот «Медузы» (1818-19)

Эта картина стала событием парижского Салона 1819 года. Художник запечатлел здесь событие, которое было еще свежо в памяти французов, — гибель фрегата «Медуза». Корабль затонул во время шторма близ островов Зеленого мыса в 1816 году. Неопытный и трусливый капитан (получивший должность по протекции) посадил судно на мель и вместе со своими приближенными спасся в шлюпках, бросив на произвол судьбы сто пятьдесят пассажиров и матросов. Спустя тринадцать дней плот с оставшимися в живых пятнадцатью матросами спасло судно «Аргус». История гибели «Медузы» получила широкую огласку. Каждый выпуск газет рисовал все новые и новые душераздирающие подробности. Жерико, обладая пылким воображением, живо представлял себе муки людей, у которых почти не осталось надежды на спасение. Для своей картины он выбрал, пожалуй, самый драматичный момент: измученные люди увидели на горизонте судно и еще не знают, заметят их с него или нет.

Жерико нашел себе новую мастерскую неподалеку от госпиталя, в которую ему приносили трупы и отсеченные части человеческих тел. Его биограф впоследствии писал, что мастерская Жерико превратилась в своего рода морг, где он сохранял трупы до полного их разложения. Случайно встретив своего друга Лебрена, заболевшего желтухой, Жерико пришел в восторг. Сам Лебрен потом вспоминал: «Я внушал страх, дети убегали от меня, но я был прекрасен для живописца, искавшего всюду цвет, свойственный умирающему».

В ноябре 1818 года Жерико уединился в своей мастерской, обрил голову, чтобы не было соблазна выходить на светские вечера и развлечения, и всецело отдался работе над огромным полотном (7 на 5 метров) — с утра до вечера, в течение восьми месяцев.

Анатомические фрагменты (1818-19) Этюд с отрубленными головами (ок. 1819)

Композиция работы построена по принципу сдвоенной пирамиды и сама по себе может считаться шедевром. Главным символом надежды на спасение выступает фигура стоящего спиной к зрителю чернокожего матроса, отчаянно размахивающего обрывком полотна, чтобы плот заметили на проходящем мимо судне. Фигура матроса кажется не нарисованной, а вылепленной, и в ней отчетливо заметно влияние Микеланджело, творения которого произвели большое впечатление на Жерико. Что касается драматизма, переданного мастером с помощью нагромождений и переплетений человеческих тел (живых и мертвых), то здесь очевидно влияние другого великого живописца — Рубенса. Искусно работая с освещением, Жерико добился весьма интересного эффекта — потоки света как бы выхватывают из тьмы наиболее выразительные лица и позы людей.

«Плот “Медузы”» воспринимается не как эпизод, а как эпос; картина явно перерастает свой сюжет, она становится символом трагической борьбы человека с враждебной стихией, олицетворением безмерного страдания, героических напряжений и порыва

Отсюда и обобщенный стиль Жерико — лаконичный, избегающий второстепенных эффектов, сосредотачивающий внимание на целом. Несмотря на богатство разноречивых эпизодов, из которых слагается композиция, все они воспринимаются не как нечто самодовлеющее, а как подчиненная целому часть

«Плот “Медузы”» — со всем кипением человеческих страданий — вырастает как некий монолит, как некая единая изваянная группа.

Многообразие изображенных положений и переживаний не приводит к раздробленности композиции, но сведено к единству, создающему ясный, запоминающийся образ событий, причем это единство достигается не механическими приемами равновесия, как это было в школе Давида.

Жерико воспринимает действительность прежде всего объемно-пластически. Чтобы усилить пространственный эффект сцены, он располагает диагонально переполненный людьми плот, выбирает высокую точку зрения: это дает ему возможность с наибольшей естественностью показать противоречивое многообразие происходящего, выразить весь спектр чувств — от пассивного отчаяния отца, оцепеневшего над трупом сына, до активной борьбы со стихией и недоверчивой и робкой надежды на спасение… Романтическое звучание полотна достигается благодаря цвету, а также игре светотени.

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”…»

Художник с тонкой кожей

Живописец погрузился в работу так, что думал только о реальных несчастных с плота и о чувствах, которые им пришлось испытать. Теодор Жерико плотом «Медузы» буквально заболел: силой мысли он оказывался в страшных обстоятельствах, вдруг сбрил наголо волосы – так острее чувствовалось. Обдумывая сюжет картины, художник сделал десятки набросков. Пришёл к выводу, что в этой страшной истории наивысшее напряжение имеет минута перед спасением оставшихся и сцена каннибализма. Наконец, решил остановиться на первой. Всё-таки в ней есть надежда для оставшихся и доля оптимизма, к сожалению, для большинства слишком запоздалая.

Пробы натурщиков не удовлетворили требовательного художника, их плоть была недостаточно красноречива. За искомыми лицами и телами Теодор ходил в сумасшедший дом, морг, изучал влияние жажды и голода на разум и тело человека. Исключительным рвением он впечатлил некоторых своих друзей, и те позировали на построенной уменьшенной модели плота «Медузы», Теодор же восемь месяцев почти не выходил за пределы огромной мастерской. Здесь суждено было родиться значительной по размеру, одновременно скандальной по неприглядной откровенности и великой по силе воздействия, картине «Плот Медузы».

Сюжет полотна

Как ни странно, но для произведения в стиле романтизма основа была взята из реально произошедшего события. В 1816 году у берегов Африки (Сенегал) произошло кораблекрушение, из-за которого фрегат «Медуза» оказался на мели. Чтобы спасти команду, планировалось использовать шлюпки, но их вместимость не позволяла вывезти всю команду, поэтому было решено создать плот. Его должны были отбуксировать при помощи шлюпок, но ситуация вышла из-под контроля. Когда стало ясно, что лодка не может вытянуть плот, поскольку он слишком тяжелый, было решено обрезать трос и оставить команду на произвол судьбы. Все, кто был на лодках, спаслись, а оставшиеся на плоту разделились на два противоборствующих лагеря: офицеры объединились с пассажирами, а моряки — с солдатами.

В первые же дни было убито около 20 человек. Затем количество жертв только росло. В итоге спаслись немногие. Общественность была в шоке от случившегося. В этой катастрофе было обвинено правительство, которое всячески стремилось снизить резонанс и не допустить дальнейшего конфликта.

Что хотел сказать автор

Картина «Плот «Медузы» воплощает в себе идею остроэмоциональной драмы, бедственного положения, способного довести людей до неистовства и самых отчаянных, порой бесчеловечных поступков. Вопреки общей реалистичной тенденции произведения, мертвые тела на переднем плане Теодор Жерико изобразил сильными и атлетичными – это должно было подчеркивать общечеловеческий масштаб трагедии.

Создавая этот фон, Теодор Жерико одновременно подчеркивает неумолимое буйство стихии и проблеск надежды, которой живут потерпевшие крушение. Идеологически «Плот «Медузы» отличается и от идейной направленности романтизма, в рамках которого человек всегда бывает побежден судьбой, или роком. Описываемая картина, напротив, олицетворяет торжество человеческой воли над обстоятельствами, испытаниями и беспощадной мощью природной стихии.

Картина Плот «Медузы», Теодор Жерико

  • Теодор Жерико
  • Музей: Лувр
  • Год: 1818-1819

⇐ Нажмите на изображение для увеличения

Описание картины:

Плот «Медузы» — Жан-Луи-Теодор Жерико. 1818-1819. Холст, масло. 491×716    «Плот «Медузы» — известное полотно Теодора Жерико (1791-1824), с которого началась история французского романтизма.

   Сюжет не выдуман художником; картина повествует о кораблекрушении, случившемся с судном «Медуза». Многочисленные пассажиры и экипаж спасались на плоту, который почти две недели носило по морю. Люди, обессиленные без еды и питья, умирали.

Несколько раз они видели вдали суда, в надежде кричали им, размахивая сохранившимся тряпьем, но суда проходили мимо, не заметив их. Умирала надежда на спасение, таяли силы. Наконец, несчастных обнаружили и подняли на спасительный борт. В живых осталось 15 человек из 140, плывших на «Медузе».

   Полотно взбудоражило французскую столицу. Так реально смерть еще никто не изображал. Картина поступила в Лувр в 1824.

   Картина стала ответом на гневную реакцию общества, возмущенного малодушием руководителей морской экспедиции, которое привело к гибели более сотни матросов и пассажиров с семьями. Мастеру удалось изобразить весь трагизм ситуации.    Автор не дает никакой надежды на удачный исход ситуации. Бушующее море, мрачное небо, безысходность и ощущение надвигающейся катастрофы — эти составляющие сюжета складываются в тяжелую атмосферу.    Известно, что художник, ради достоверности всех деталей своей работы, многие часы проводил в моргах, а также беседовал с врачами, чтобы выяснить какие изменения происходят в организме человека, вынужденного голодать и долгое время обходиться без воды.

   Работа стала визитной карточкой творчества мастера. Долгое время вызывая восторги критики и нескрываемый интерес публики.

Другие картины Теодора Жерико

Этюд натурщика Офицер конных егерей во время атаки Раненый кирасир Скачки в Эпсоме Портрет сумасшедшей Укрощение быков Портрет клептомана Портрет женщины, одержимой карточной игрой Портрет умалишённого Бег свободных лошадей в Риме Героический пейзаж с рыбаками

Т. Жерико «Плот «Медузы»»: анализ картины

Картина написана в романтическом стиле, который тогда только-только появился. Фактически это было одно из первых полотен, написанное в этом стиле. В дальнейшем оно оказало немалое значение в становлении этого направления в европейской живописи XIX века. Картина полностью передает атмосферу и дух трагичности. Глядя на нее, у созерцателя возникают очень сильные эмоции и переживания, которые еще долго пронизывают все тело и разум. Она вызывает целый шквал переживаний и размышлений. В техническом плане произведение выполнено превосходно. Краски подобраны великолепно, композиция как нельзя лучше подходит для демонстрации сюжета. Образы людей, страх, смерть и гнев на их лицах изображены очень правдоподобно и атмосферно.

Конспект

После Великой французской революции люди поняли, что у них есть прошлое. XIX век усилиями романтиков-эстетов и историков-позитивистов создал современную идею истории.

«XIX век создал историческую живопись, какой мы ее знаем. Не отвлеченные греческие и римские герои, действующие в идеальной обстановке, руководимые идеальными мотивами. История XIX века становится театрально-мелодраматичной, она приближается к человеку, и мы в состоянии теперь сопереживать не великим деяниям, а несчастьям и трагедиям. Каждая европейская нация создала себе историю в XIX веке, и, конструируя историю, она, в общем, создавала свой портрет и планы на будущее. В этом смысле европейскую историческую живопись XIX века страшно интересно изучать, хотя, на мой взгляд, она не оставила, почти не оставила по‑настоящему великих произведений. И среди этих великих произведений я вижу одно исключение, которым мы, русские, можем по праву гордиться. Это „Утро стрелецкой казни“ Василия Сурикова».

Илья Доронченков

Историческая живопись XIX века, ориентированная на внешнее правдоподобие, обычно рассказывает об одном герое, который направляет историю или терпит поражение. Картина Сурикова здесь — яркое исключение. Ее герой — толпа в пестрых нарядах, которая занимает практически четыре пятых картины; из-за этого кажется, что картина поразительно неорганизованная. За живой клубящейся толпой, часть которой скоро умрет, стоит пестрый, волнующийся храм Василия Блаженного. За застывшим Петром, шеренгой солдат, шеренгой виселиц — шеренга зубцов кремлевской стены. Картину скрепляет дуэль взглядов Петра и рыжебородого стрельца.

«Про конфликт общества и государства, народа и империи говорить можно очень много. Но мне кажется, что в этой вещи есть еще некоторые значения, которые делают ее уникальной. Владимир Стасов, пропагандист творчества передвижников и защитник русского реализма, написавший много лишнего про них, про Сурикова сказал очень хорошо. Он назвал картины такого рода „хоровыми“. Действительно, в них отсутствует один герой — в них отсутствует один двигатель. Двигателем становится народ. Но в этой картине очень хорошо заметна роль народа. Иосиф Бродский в своей нобелевской лекции прекрасно сказал, что настоящая трагедия — это не когда гибнет герой, а когда гибнет хор».

Илья Доронченков

События происходят на картинах Сурикова словно помимо воли их персонажей — и в этом концепция истории художника, очевидно, близка толстовской.

«Общество, народ, нация в этой картине кажутся разделенными. Солдаты Петра в униформе, которая кажется черной, и стрельцы в белом противопоставлены как добро и зло. Что соединяет эти две неравные части композиции? Это стрелец в белой рубашке, отправляющийся на казнь, и солдат в униформе, который поддерживает его за плечо. Если мы мысленно уберем все, что их окружает, мы ни за что в жизни не сможем предположить, что этого человека ведут на казнь. Это два приятеля, которые возвращаются домой, и один поддерживает другого дружески и тепло. Когда Петрушу Гринева в „Капитанской дочке“ вешали пугачевцы, они говорили: „Не бось, не бось“, словно и впрямь хотели подбодрить. Вот это ощущение того, что разделенный волей истории народ в то же время братск и един, — это поразительное качество суриковского полотна, которое я тоже больше нигде не знаю».

Илья Доронченков 

Описание и особенности полотна

«Плот «Медузы» изображает потерпевшую крушение команду одноименного фрегата, дрейфующую на наскоро сколоченных досках по морю. Картина имеет впечатляющие размеры — 491×716. Теодор Жерико изобразил в работе «Плот «Медузы» финальный этап этого путешествия – когда измученные, умирающие люди уже видят вдалеке корабль. Картина выполнена во мрачных, тусклых тонах. На полотне «Плот «Медузы» преобладают следующие цвета:

  1. Серый.
  2. Молочный.
  3. Коричневый.
  4. Бледно-красный.
  5. Серо-зеленый.
  6. Черный.

Композиция работы «фокусируется на центральных фигурах, расположенных в динамичной диагонали – от мертвых тел на переднем плане, к людям, подающим сигналы кораблю. Благодаря отсутствию резких контрастов и ярких цветовых акцентов «Плот «Медузы» выглядит более реалистично, острее воссоздавая атмосферу бедствия и отчаяния.

О самой картине «Плот «Медузы»

Теодор Жерико написал момент, когда на горизонте измученные и обезумевшие от горя люди увидели корабль.

На первом плане – старик, безучастный и опустошенный. Все, что он может, – удерживать сползающее в воду тело своего сына, которое он сумел защитить от голодных попутчиков.

Композицией из четырех групп персонажей художник сформировал энергичную диагональ: от мертвых тел взгляд скользит к центру плота (где пробуждается надежда) до группы людей, призывающих к спасению. В них чувствуется сила, они энергично машут тряпками, они практически спасены!

Цена этого спасения – с ними; на всю жизнь…

На картине нет основного героя, каждый главный и каждый второстепенен. У каждого – свои эмоции, свои силы. Кто-то гибнет прямо перед спасением, его покидает жизнь на глазах у зрителя. Кто, наоборот, пробуждается; кто-то не проснется никогда.

Картина была облита волнами критики.

От «Зачем ворошить старое» до художественных оценок, не всегда справедливых.

Огромный холст (491х716 см) со своим страшным (и позорящим французскую нацию) сюжетом не годился ни для дворца, ни для холла респектабельного дома. После смерти художника картину выкупил на аукционе за 6 000 франков (Лувр не давал больше 5 000) друг Теодора Жерико, Дедре-Дорси.

Будучи владельцем картины, он отказался от выгодного предложения из США и позднее уступил полотно Лувру за те же 6 000 франков с условием, чтобы картина находилась в постоянной экспозиции.

Там ее и можно увидеть сегодня, если кто-то доберется до 77 зала галереи Денон Лувра (1 этаж).

Эскиз Теодора Жерико. Шлюпки уплываютЭскизы художника к данному сюжету

Если вам захочется поблагодарить автора: 4149 4391 0427 5809 (карта ПриватБанка)

Краткая биография художника Теодора Жерико

Биография художника Жерико  представлена немногими основными событиями. Уроженец Руана, он почти всю свою короткую жизнь провел в Париже. Получив основы образования в Императорском лицее, в 1810-1812 годах художник берет уроки у мастера батальных сцен Берне, «исторического» художника Герена, знакомится с работами Гро. Неустанно молодой живописец работает с натурой, изучает античность, делает копии с картин старых мастеров и пишет картины  «Офицер конных егерей» и «Раненый кирасир, покидающий поле боя».

Проведя год  в Италии (1816-1817), художник Т. Жерико изучает античную живопись, знакомится с творчеством Микеланджело, Рафаэля, Энгра. В итоге, он пишет картину «Бег свободных лошадей в Риме», где страсть объединяет человека и животного, где важны  не краски, а форма и композиция.

Вернувшись в Париж, живописец ищет темы для творчества в окружающем его мире. Работая в мастерской на улице Мартир, он создает картину «Укрощение быков», пишет портреты, занимается литографией. В Англии (1820-1821) он возобновляет занятия литографией, знакомится с работами Констебля.

На родине работает над новыми картинами, однако вследствие его кончины  в 1824 году после тяжелой болезни работа остается незавершенной.

Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….

Творчество художника Т. Жерико

Для взволнованной молодой души естественным было откликнуться на происходящие события того времени,  и художник Жерико, объединив в одном сюжете любовь к изображению лошадей и интерес к военной теме, пишет в 1812 году картину «Офицер конных егерей», символ победителя Европы. Противопоставленная привычной салонной живописи, эта картина, пронизанная движением и темпераментом, необычной пластикой и колоритом, вызвала критику и неприятие приверженцев классического направления. Еще большее непонимание встретило полотно «Раненый кирасир, покидающий поле боя» (1814), воплотившее трагический собирательный образ тех, кого перемолола мясорубка войны и крах империи. В своем творчестве живописец, с присущим ему максимализмом, выносит на суд истории потрясения своей эпохи.

В конце двадцатых годов 19-го века морская трагедия – кораблекрушение фрегата «Медуза» – ставит новую веху в биографии и творчестве художника Жерико. Наконец, найден исторически-трагедийный сюжет, в котором он может выразить свое отношение к происходящим событиям, и он пишет картину «Плот «Медузы». Он работает долго, тщательно выписывая каждого из пятнадцати персонажей, их муки от жажды и голода, безнадежность положения и радость от подоспевшей помощи. И, конечно, красной строкой в картине проходит осуждение автором человеческого эгоизма, безответственности,  и, в то же время, сострадание и сочувствие к страдающим людям. Естественно, картина, в которой критика находила параллели с бездеятельностью правительства Франции, не получила должного одобрения. То же сочувствие и сострадание просматриваются в портретах душевнобольных, написанных в Англии (1820-1821), куда удалился разочарованный очередной неудачей.

Написанное  в 1821 году в Париже, полотно «Скачки в Эпсоме» стало этапным в биографии художника Жерико и было признано каноническим, образцом для подражания.

Одной из последних картин является «Печь для обжига извести» (1822-1823), заложившая основы реалистического направления в пейзажной живописи.

Крушение плота «Медузы»

Грандиозное полотно «Крушение плота «Медузы» (около 7-ми метров в длину и 5-ти в высоту) – самая знаменитая работа французского художника-романтика Теодора Жерико. Представленная на Салоне 1819 года, она стала сенсацией и скандалом, но не принесла автору ни признания, ни денег. Наоборот, Жерико подвергся травле в роялистских и академических кругах. Пять лет спустя он умер в бедности, перед этим безуспешно пытаясь продать Лувру свою лучшую картину – «Крушение плота «Медузы». Она основана на совсем недавних реальных событиях. Они и через 2 года, когда Жерико завершил работу, всё еще оставались во Франции на слуху. Неопытный и нерешительный мореплаватель, эмигрант Гюг Дюруа граф де Шомаре, пользуясь коррупцией среди французских чиновников, купил себе место капитана королевского фрегата «Медуза». 18 июня 1816 года судно отправилось к берегам Западной Африки, но из-за непрофессионализма капитана село на камни неподалёку от островов Зелёного мыса. Когда стало ясно, что сдвинуть корабль с места не удастся, а запасы воды и еды на исходе, для капитана, губернатора и других высокопоставленных лиц выделили шлюпки, а для 149 оставшихся пассажиров был наспех сооружён плот, на котором они и отправились в непредсказуемый дрейф.

Предполагалось, что шлюпки помогут его буксировать. Но они предательски и трусливо скрылись из виду, оставив переполненный плот один на один с водной стихией. Очень скоро люди начали терять человеческий облик. Борясь за безопасные места у мачты и последние капли воды, они дрались, убивая друг друга и сталкивая в воду. Лишь через 13 дней несчастные увидели на горизонте спасительный корабль «Аргус» – именно этот момент запечатлел Жерико.

Команде «Аргуса» открылось жуткое зрелище: из 149-ти в живых осталось 15 (пятеро из них скончалось почти сразу после спасения). Окоченевшие трупы на плоту перемежались с полуживыми. Оставшиеся в живых вялили на мачте мясо погибших.

Работая над «Плотом «Медузы», Жерико почти год прожил отшельником в своей мастерской. Чтобы ничего не отвлекало его от дела, он даже обрил голову наголо. Мучительно добивался, чтобы ракурсы и позы изображаемых им людей были правдивы. Для этого он лепил восковые фигурки, комбинируя их в различных положениях на игрушечном плоту. Жерико не удовлетворяла работа натурщиков – он пришёл к выводу, что позирование никогда не выглядит естественно. Тогда он стал посещать больницы, где наблюдал и зарисовывал умирающих, а потом и морги. Его устрашающие этюды с отрезанными головами и сваленными в кучу людскими конечностями – оттуда.

Главным достижением Жерико в «Крушении плота «Медузы» стала сложнейшая композиция. Осознав ограниченность фронтальной расстановки фигур, Жерико разворачивает композицию вглубь. Пространство картины становится не просто трёхмерным – оно затягивает зрителя

Обратите внимание на труп у нижнего края картины – создаётся впечатление, что его погружённая под воду голова уходит как раз под раму и, значит, оказывается в нашем, реальном, пространстве

Многим картина Жерико представлялась метафорой государственного упадка, аллегорией постнаполеоновской Франции. И хотя Жерико решал не социальные, а чисто художественные задачи, в ней видели обвинение существующего строя, вот почему на родине столь выдающаяся работа сначала не получила одобрения. К счастью, Жерико всё-таки успел насладиться признанием своего главного труда: кто-то посоветовал ему везти картину в Лондон, где в это время была бурная художественная жизнь. В английской столице к «Плоту «Медузы» выстроились очереди. Всего за месяц её посмотрело более 50 тысяч человек. С этого начался триумфальный дрейф «Крушения «Плота Медузы» в историю европейского искусства.

Теодор Жерико

Художник Теодор Жерико прожил короткую жизнь – всего 33 года. Из них на творчество было отпущено лишь полтора десятилетия, но и за этот срок он успел столько, сколько иной творец не успевает и за 40. Его гибель стала огромной потерей для искусства – он был основоположником революционного романтизма в живописи и отразил в полотнах весь накал страстей своего века.

Детство и юность

Жан Луи Андре Теодор Жерико родился в 1791 году в Руане, в семье зажиточных буржуа, но большую часть жизнь провел в Париже.

Отец принадлежал к нормандской знати и владел табачными плантациями в южной части страны, а мать происходила из уважаемого купеческого рода. Она рано умерла, и Жоржу-Никола Жерико пришлось полностью взять на себя воспитание сына.

Юные годы будущего художника пришлись на период Великой Французской революции, однако бурные события тех лет обошли его родителей стороной.

Портрет Теодора Жерико

Как отпрыск знатного семейства Теодор должен был получить достойное образование и пройти военную службу. Он учился в пансионе и окончил Императорский лицей. Мальчик много общался с дядей.

Жан-Батист Каруэль собирал картины голландских и фламандских мастеров, часто брал Теодора в музей и поощрял его увлечение живописью.

Он оказал сильное влияние на формирование вкусов и предпочтений художника – в течение всей карьеры Жерико считал работы фламандцев эталонными и тяготел к батальному жанру.

Галереи

  • Кодекс Эгберта (Кодекс Трира, Молитвенник Гертруды)
  • Босуортская Псалтирь
  • Древнерусское искусство — атрибуция
  • Остромирово Евангелие
  • Раннехристианское искусство. Архитектура
  • Эллинизм
  • Неолит и ранняя бронза Эгейского бассейна
  • Эгейское искусство
  • Атрибуция памятников Передней Азии — Месопотамия
  • Атрибуция памятников Древнего Египта
  • Греция. Древняя
  • Онежские петроглифы
  • Пещера Ласко
  • Пещера Альтамира
  • История искусств зарубежных стран в картинках
  • Вавилон
  • Хетты и хурриты
  • Шумер-Аккад
  • Раннее Двуречье
  • Архитектура Древнего царства
  • Раннее царство
  • Додинастический период (V-IV тыс. до н.э.)
  • Изборник Святослава

Стиль написания

Картина писалась всего в два этапа, но важно понимать, каких именно. Изначально требовалось написать фигуры на плоту, а их тут не так мало

И так как повышенная детализация тел была необходима для изображения, реализации конечной концепции, остается только наблюдать за тем, как именно страдает картина от данного решения.

Первым этапом стала большая центральная фигура, которая занимает почти все место на холсте. На плоту в разных позах представлены выжившие, что стараются не погибнуть от морских волн. При этом, все тела находятся в праведной агонии, которая выглядит как продуманное построение тел. В этой композиции все находится на своих местах, и по этой причине критики и не могли поверить в реальность происходящего. Но сделав скидку на то, что искусство не должно с точностью до нуля показывать произошедшие события, работа была тепло встречена.

Интересно смотреть именно на форму тел, и то, как они вписаны в существующие размеры выбранного холста. Картина изображает, как и абсолютную наготу, так и едва прикрытые части тела. Некоторые люди смотрят вдаль, некоторые просто страдают от морской болезни. Решение изобразить их без одежды связано с явным желанием придать картине вид библейского мифа. Тема бога и его влияние на общество была редким гостем в работах Теодора Жерико.

Вторым этапом стало ощущение того, как именно может существовать природа вокруг этого плота. Видно, лишь море, и маленький кусок неба над ним. И передний план, и задний, полностью заняты именно плотом. Только он находится в центре картины, и остальные объекты нужны для банального заполнения места. Уже после, перерисовав работу для личной коллекции, художник уменьшил размер плота. Но эта копия оригинала не дошла до наших дней, так как была утеряна.

Теги

Теодора Жерико Жерико воссоздавалдля Жерико уменьшенную Жерико былвечера. Жерико позировалсоздания картины послужила Картина былав картине политическуюна плоту.мели. Плот длинойна плот. Теодор ЖерикоАндре Теодор Жерико Комментарии Свежие комментарии Комментарии Комментарии Добавить комментарий и комментариев былоДобавить комментарий Комментарий моих комментариев.Написать комментарий

комментарииответилиудалитьавгустестатьиавторкораблекрушенияльехолстысалономнадеждыfollowискусстватрупыглавнымфигурытрагическойкритикасюжетромантизмагалереиlaquoплотмастерскуюэскизовимсайтаписатьандреминутмоментовтестыевропыusin

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector