«бег свободных лошадей в риме», теодор жерико

Личная жизнь

О любовных увлечениях художника известно немного. Он так и не женился, а из детей у него был только внебрачный сын, плод кратковременной связи с женой дяди, Александриной Модест Карюэль. Роман не принес Жерико счастья, напротив, породил только чувство глубокого стыда и раскаяния.


Вероятный портрет Александрины Модест Карюэль

Родившегося ребенка пришлось отдать в приют, его мать спешно покинула Париж, а художник в знак скорби обрил голову и заперся в мастерской. Когда у Теодора появился шанс уехать в Италию, он устремился туда в поисках душевного покоя, но личную драму переживал до конца дней.

Парижский салон

Картина была выставлена в Салоне 1812 года, её заметили и оценили критики. Полотно похвалил М.-Б. Бутар, Ж. Дюрдан в «Галери де Пейнтюр франсэз» назвал его автора «быть может, лучшим из всех наших живописцев», а Ш.-П. Ландор советовал «больше сдерживать кисть»

На картину обратил внимание сам Давид.

«Офицер…» выставлялся и на Салоне 1814 года вместе с другой работой художника — «Раненым кирасиром, покидающем поле боя» (Париж, Лувр). Оба произведения (в отличие от работ других художников) напоминали публике об Империи в то время, когда Наполеон уже потерял свою власть

Естественно, что на Салоне 1814 года критики либо обошли вниманием картины Жерико, либо писали о них «с оттенком плохо скрываемого раздражения».

История создания

По сообщению Шарля Клемана, биографа Жерико, замысел картины возник у последнего, при виде на дороге в Сен-Клу лошади, вставшей на дыбы. Однако, вероятно, произведение явилось плодом долгих размышлений и систематической работы: в так называемом Альбоме Зубалова (альбом набросков художника, ныне — в собрании Лувра) имеются зарисовки лошадей, вставших на дыбы, выполненные с натуры или при изучении древнеримских саркофагов. Несколько живописных штудий Жерико представляют вздыбившуюся белую лошадь во время грозы — их композиционные построения близки композиции «Офицера конных егерей…». На его копиях картин старых мастеров (Ван Дейка, Рубенса) и современника Жерико Гро (одного из лучших французских мастеров из тех, кто писал лошадей) также есть мотивы лошадей, вставших на дыбы.

Т. Жерико (1791—1824). Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку. Эскиз. 1812 г. 53х40. Х., м. Париж, Лувр

Сохранилась лишь часть из двух десятков эскизов, исполненных Жерико для «Офицера конных императорских егерей…» В карандашных набросках к картине персонаж держит знамя, первый план занимает разбитая пушка. В первых живописных эскизах всадник движется справа налево, впоследствии Жерико «переворачивает» композицию, и уже на большом полотне движение развивается в другую сторону — подобный приём впоследствии художник повторял и при работе над другими картинами.

Родственник лейтенанта Робера Дьедонне, Жак-Огюстен Дьедонне, учился у Гро и Бозио, вероятно, через него Жерико познакомился с героем своей первой большой картины. Стиль эскиза «Портрет лейтенанта Робера Дьедонне» (Байонна, Музей Бонна), по мнению искусствоведа Клауса Бергера, «находится между Гойей и Мане». Позднее, так как лейтенант в силу занятости не мог тратить много времени на позирование, художнику моделью служил их общий знакомый. Перенося облик Дьедонне в окончательный вариант, Жерико уменьшил портретное сходство с оригиналом, «дал несколько идеализированный, а главное, эмоционально другой образ».

Композиция

Художник опустил линию горизонта, и поэтому фигура офицера верхом занимает верхнюю часть полотна. Сквозь дым пожарищ прорывается солнечный луч и освещает наполовину лошадь и всадника. Офицер обернулся назад, в опущенной руке он держит обнажённую саблю. Движение направлено по диагонали, в глубь картины, однако разворот фигуры всадника в противоположную сторону мешает зрителю ощутить перспективное сокращение. На дальнем плане кавалерия атакует батарею противника, слева видно очертание головы другой лошади.

Жерико до того времени не писал больших парадных портретов, но, для новичка, он на удивление удачно овладел материалом. Солидные размеры полотна усиливают его представительность, однако, как отмечает Турчин, картина при этом не становится «декоративным панно», как это случилось с полотном Давида «Наполеон на перевале Сен-Бернар». Персонаж верхом на лошади показан в полный рост — картина похожа на «Портрет полковника Фурнье-Сарловеза» Гро, созданный в то же время, однако концепция «Офицера…» была сложнее. Художник показал солдата в напряжении битвы, в критический момент, когда всё готово измениться. По словам А. Эфроса, это не парадная героика, это героика «почти пароксическая, самоуничтожающаяся». Однако броская поза, отсутствие жеста, подобающего ситуации (Жерико, отказавшись от «говорящего» жеста «старой системы», не предложил ничего нового), холодное спокойствие героя резко диссонируют с тревожной обстановкой боя. Впоследствии Жерико уже не будет допускать таких промахов.

Холодные цвета, которыми обыкновенно изображались дальние планы, Жерико выносит вперёд, освещая их солнечным лучом. Тёплыми тонами прописаны фон и тени. Живописная фактура полотна обобщённа, красочные переходы выполнены с тонкой нюансировкой.

Т. Жерико «Плот «Медузы»»: анализ картины

Картина написана в романтическом стиле, который тогда только-только появился. Фактически это было одно из первых полотен, написанное в этом стиле. В дальнейшем оно оказало немалое значение в становлении этого направления в европейской живописи XIX века. Картина полностью передает атмосферу и дух трагичности. Глядя на нее, у созерцателя возникают очень сильные эмоции и переживания, которые еще долго пронизывают все тело и разум. Она вызывает целый шквал переживаний и размышлений. В техническом плане произведение выполнено превосходно. Краски подобраны великолепно, композиция как нельзя лучше подходит для демонстрации сюжета. Образы людей, страх, смерть и гнев на их лицах изображены очень правдоподобно и атмосферно.

Биография Теодора Жерико: Часть 4. Затворник

В 1818 году Жерико вернулся во Францию, а их обоюдная страсть с Александрин вспыхнула с новой силой. У любовников рождается сын Жорж-Ипполит. Связь тетки и племянника снова в центре скандала. Отец Жерико выделяет деньги на помещение бастарда в приют, а Александрин увозят в глухую провинцию. Всю жизнь Жерико был склонен к изматывающим чередованиям радостной приподнятости и самой черной меланхолии. На этот раз, переживая депрессию, он почти на год запирается в своей мастерской. В припадке самобичевания Жерико обстригся наголо и приговорил сам себя к затворничеству.

Именно в эти девять месяцев, словно ребёнок из материнского чрева, родится главный шедевр Жерико, его знаменитый «Плот Медузы». В основу картины положена реальная история, случившаяся пару лет назад. Неопытный моряк просто купил себе место капитана и отправился на фрегате «Медуза» к берегам Африки. Судно начало тонуть. Шлюпок хватило не всем. 149 человек ссаживают на плот и пускают в дрейф. 13 дней они борются с морем и друг с другом за воду, пищу и жизнь. Кого-то сталкивают в море. Под конец дело доходит до людоедства. Из 149 человек в живых остаётся 15. Жерико запечатлел момент, когда эти утратившие всё человеческое люди, наконец, видят на горизонте спасительное судно.

Писать мертвые и полумёртвые тела – не самая простая задача, а Жерико требует от своего искусства правдивости. Он терпеть не может натурщиков, считает, что позирование всегда неестественно и заметно. Моделями ему служат друзья. Кроме того, Жерико посещает больницы, где смотрит на умирающих, и морги. Там он пишет шокирующие этюды, изображающие отрезанные и сваленные в кучу руки и даже головы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector