Самые знаменитые картины врубеля

Портрет Надежды Ивановны Забелы-Врубель, 1898

Еще одним удачным портретом мастера является портрет его жены. К моменту их встречи в 1895 г. она была уже популярной оперной певицей, а Врубель не мог похвастаться известностью. Тем не менее через два месяца было объявлено о помолвке, а вскоре они обвенчались. Надежда Ивановна стала его женой и музой.

В 1898 г. Михаил Александрович пишет ее портрет. Удивительная гармония наполняет картину. Легкие светлые краски передают характер супруги живописца. Платье, в котором она изображена на портрете, также сделано по эскизу художника. Полотно создавалось в манере импрессионизма, к которому Врубель прибегал редко. Изображение Надежды Ивановны словно наполнено светом, но в то же время в нем присутствует неуловимая тайна.

«Другие коллекционировали искусство, он же его двигал»

В октябре 2016 г. исполняется 175 лет со дня рождения С.И. Мамонтова. Масштаб и значимость личности Мамонтова – крупного промышленника, выдающегося деятеля железнодорожного строительства, страстного любителя искусства, основателя первой в России частной оперы, владельца художественных мастерских – были понятны русскому обществу уже при жизни Саввы Ивановича. Современники считали, что Мамонтову надо поставить четыре памятника: один – в Мурманске, другой – в Архангельске, третий – в Донецке, четвертый – в Москве, на Театральной площади.

Михаил Врубель. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова, 1897 г.

Увлеченность искусством не помешала ему развернуться в полную силу и в деловом мире. Благодаря его стараниям были построены Ярославо-Архангельская и Донецко-Мариупольская железные дороги, которые продолжают работать и сейчас. Более 20 лет Мамонтов был безсменным председателем правления Мос¬ковско-Ярославо-Архангельской железной дороги. При этом Савва Иванович развивал отечественное производство железнодорожной отрасли полного цикла, от производства руды и выплавки чугуна до выпуска паровозов и вагонов. Железные дороги, построенные Мамонтовым, сыграли большую роль в истории нашего отечества в период Первой и Второй мировых войн.

Савва Иванович верил в особую миссию своего дела: развитие сети железных дорог должно было способствовать не только экономическому процветанию, но и культурному подъему. Он заказывал проекты вокзалов выдающимся архитекторам, интерьеры оформляли известные художники, даже обычные служебные постройки отличались особым стилем. Абрамцевская керамика украшает по сей день здания Москвы – гостиницы «Метрополь», «Националь», Ярославский вокзал, Государственную Третьяковскую галерею.

К концу 1890-х гг. Мамонтову удалось создать своеобразный промышленно-транспортный комплекс: Мытищинский вагоностроительный завод, Невский судостроительный и механический завод (производивший паровозы), чугунолитейные и горнорудные предприятия в Иркутской области, лесопромышленные предприятия, домостроительные общества в Москве и Петербурге.

Его привлекали богатства Русского Севера, потенциальные возможности которого он с размахом показал в экспозиции павильона «Крайний Север» на Нижегородской ярмарке 1896 г.

Савва Иванович обладал многочисленными талантами: музыканта, певца, скульптора, художника, драматурга, актера, режиссера. В творческое содружество, известное как Абрамцевский (или Мамонтовский) художественный кружок, входили яркие представители русского искусства этого времени: В.Д. Поленов, Е.Д. Поленова, В.М. Васнецов, А.М. Васнецов, И.Е. Репин, И.С. Остроухов, К.А. Коровин, В.А. Серов, М.В. Нестеров и многие другие.

Красная гостиная. Усадебный дом

Отечественное искусствоведение признает, что можно говорить о целом мамонтовском периоде русской литературно-художественной жизни, ибо Мамонтов был ее средоточием в 1880–1890-х гг. В.М. Васнецов писал, что «Бог дал ему особый талант возбуждать творчество других», в нем ощущалась «какая-то электрическая струя, зажигающая энергией окружающих». Савва Иванович был «художником и предпринимателем в одном лице», и всем, что он делал, по словам Станиславского, «тайно руководило искусство». Такого рода деятелей Россия, пожалуй, не знала. Он не был в точном смысле слова ни меценатом, как С.Т. Морозов и Н.П. Рябушинский, ни коллекционером, как П.М. Третьяков и А.П. Бахрушин. «Другие коллекционировали искусство, он же его двигал», – писал известный художественный критик Я.А. Тугенхольд. Мамонтов довольно приблизительно знал технику изобразительного искусства, мог ошибиться в подлинности картины, однако В.И. Суриков очень ценил мнение Саввы Ивановича и нередко ему первому показывал свои работы. И.Е. Репин же прямо говорил: «Я люблю с ним советоваться. Он очень чуткий человек – артист и умница».

Сиротка Кипренского

Пребывание Ореста Кипренского в Италии было омрачено происшествием, которое бросило пятно на его репутацию. Даже современные биографы не могут сказать, как именно было дело. Известно, что римскую натурщицу, которая жила вместе с Кипренским, нашли убитой. Будто бы ее завернули в холст, облили скипидаром и подожгли. Сам художник обвинял в убийстве слугу-итальянца. Незадолго до этого Кипренский написал портрет «Девочки с цветком в маковом венке». Считалось, что на нем изображена дочь этой натурщицы — Анна-Мария Фалькуччи, известная как Мариучча. Она же позировала для неосуществленной «Анакреоновой гробницы».

Впрочем, согласно данным искусствоведов, убитая натурщица не была матерью Мариуччи. Другая женщина отдала 6-летнюю Мариуччу в качестве натурщицы в его мастерскую, и Кипренский, сам лишенный в детстве родительской ласки, сделал ребенка своей воспитанницей. Он выплатил матери отступные и добился официального отказа от девочки.

Покидая Италию, Кипренский отправил 10-летнюю Мариуччу в монастырский пансион, оставив средства на ее воспитание. Мать девочки попыталась шантажом помешать этому, требовала еще денег. Кипренский прибегнул к помощи одного кардинала и княгини Зинаиды Волконской. В итоге итальянские власти поместили ребенка в школу, скрыв ее название и от матери, и от Кипренского. Спустя годы он второй раз возвратился в Италию, нашел воспитанницу и решил жениться на ней. 54-летний художник, принявший ради этого католичество, обвенчался с 25-летней Мариуччей, которая ждала его все эти годы. А через три месяца он умер от воспаления легких, не успев закончить картину «Ангел-хранитель», для которой позировала молодая супруга. Его дочь Клотильда родилась уже после этого. Друзьям художника удалось выхлопотать вдове пансион при дворе. В 1844 году появились известия, что Мариучча вышла замуж за какого-то маркиза. А что случилось с дочерью Кипренского — неизвестно.


О. Кипренский. Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819. Третьяковская галерея


О. Кипренский. Анакреонова гробница (эскиз). 1820. Третьяковская галерея

Музейный комплекс

Кроме главного здания в Лаврушенском переулке, Третьяковской галерее принадлежит большой выставочный комплекс на Крымском Валу, 10. В нем экспонируются произведения известных художников XX-XXI веков. Третьяковка также курирует несколько мемориальных музеев художников и скульпторов в городе.

Зал № 17 — «Тройка» («Ученики мастеровые везут воду») — 1866 (Василий Перов)

Музейный комплекс работает и принимает москвичей и туристов круглый год. Галерея – это не только большие и маленькие залы с картинами. Здесь проводят лекции, показы кинофильмов, концерты, спектакли и творческие встречи с художниками.

Двери галереи открыты для гостей во вторник, среду и воскресенье с 10:00 до 18:00, а по четвергам, пятницам и субботам с 10:00 до 21:00. Следует иметь в виду, что музейные кассы прекращают продавать билеты за час до закрытия. Посетителей до 18 лет в галерею пускают бесплатно. Билеты на выставки действительны в течение месяца, но пройти по ним можно в порядке живой очереди.

Зал № 3 — «Портрет Петра III» — 1762 (Антропов А.П.)

Экспозиции осматривают самостоятельно или в составе экскурсионных групп. Для удобства посетители могут воспользоваться бесплатными мобильными аудиогидами.

Профессиональные экскурсоводы проводят по залам обзорные и тематические экскурсии. Во время них туристам рассказывают об истории создания отдельных картин, знакомят с древнерусским искусством, шедеврами живописи XVIII и XIX веков, творчеством художников-передвижников и русским авангардом.

Зал № 26 — «После побоища Игоря Святославича с половцами» — 1880 (Валентин Байгильдин)

Вышивальщица Нестерова

В молодости Михаил Нестеров был приглашен расписывать киевский Владимирский собор. Вдохновителем проекта был Адриан Прахов — ученый и критик, который также пригласил в Киев работать Васнецова и Врубеля. Дочь Адриана — Елена, которую все называли Лёля, — очень понравилась Нестерову. И он использовал ее в качестве модели для фрески «Святая Варвара». Лицо Лёли не было красивым в прямом смысле этого слова, но легко узнавалось.

Дамы из киевского общества во главе с супругой генерал-губернатора графиней Софьей Игнатьевой (впоследствии большим другом Распутина) начали кампанию против «Святой Варвары». Графиня совершенно справедливо заявляла: «Не могу же я молиться на Лёлю Прахову!» И Нестерову пришлось переписать голову святой. С Лёлей, которая была отличной златошвейкой и вышивала церковные покровы по его рисункам, он продолжил дружить, неоднократно заявляя в письмах своим друзьям, что если ему суждено когда-либо вторично жениться, то на ней. Наконец, после 10-летней дружбы он сделал ей предложение, которое было принято — но свадьба не состоялась, они расстались друзьями. Второй раз Нестеров женился на учительнице дочери, а Лёля умерла в 1948 году в Киеве старой девой.

Но в образе святой Варвары она долго жила в сердце художника: после того, как его заставили переписать фреску, он начал картину на тот же сюжет, назвав ее «Чудо». Только тут он написал святую согласно житию — уже с отрубленной головой, лежащей на земле. Полотно, над которым Нестеров с перерывами работал 27 лет, объездило с выставками весь мир и пользовалось огромным успехом. Однако в 1920–30-х годах художник окончательно разлюбил его и разрезал на куски.


М. Нестеров. Лёля Прахова. Эскиз к фреске «Святая Варвара». 1894


М. Нестеров. Святая Варвара (эскиз). 1890-е. Москва, Музей музыкальной культуры им. М.А. Глинки


М. Нестеров. Святая Варвара. Владимирский собор (Киев)

Пророк, 1898

В 1896 г., находясь в поисках вдохновения, Врубель обращается к творчеству А. С. Пушкина, особенно его заинтересовал “Пророк”. Какое-то время Михаил Александрович делал наброски, эскизы, пытаясь поймать идею, позволившую бы ему создать законченное произведение, но это не удавалось.

Через 2 года он вернулся к наследию великого русского поэта, но пересмотрел свое видение сюжета.

Первоначально его “Пророк” был изображен в полный рост, а к 1898 г. от него осталась только верхняя половина, нижнюю часть полотна автор просто отрезал, впоследствии использовав ее для другого полотна. Два персонажа – Пророк и Ангел – под отливающим красным ночными звездами. Картина полно передает потрясение старца при появлении Ангела. Серафим сразу помещается на первый план, яркие цвета сходятся на крыльях, олицетворяя обреченность Старца. Впоследствии к теме “Пророка” Врубель еще вернется.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector