К узебай г ерд: жизнь и творчество. кузeбай герд (кузьма павлович чайников) 1898-1937 поэт и прозаик, этнограф и фольклорист, лингвист и критик, общественный. — презентация

Кузебай Герд

(1898 – 1937)

Кузьма Павлович Чайников родился 14 января 1898 года в удмуртской деревне Большая Докья Вавожского района. Его мать была знахаркой и хорошей певицей. Её сказки и песни оказали огромное влияние на Кузьму. Он окончил школу в своей деревне, затем поступил в Вавожское двухклассное училище. После его окончания в 1912 году учится в Кукарской учительской семинарии. Здесь он начинает писать стихи, но ему было трудно издавать их в легальной печати. С 1916 года Кузьма Чайников работает учителем. В 1920 году он берёт псевдоним Герд и делает его своей фамилией. В этом же году он публикует повесть Мати, который базировался на народные песни и предания. Героиня рассказа – молодая красивая девушка, в которую влюблены все молодые парни. Но отношение к красоте в нашем мире всегда двойственно: семейная жизнь героини не получилась, родители выдают её замуж за старого вдовца-пьяницу. От горя она сходит с ума и убегает жить в лес. В лесу Матрена одичает, свидетели утверждают, что она ходит голой и у неё выросли рога и хвост. Героиню ждет городская больница для душевнобольных.

1922: Первый сборник. С 1921 года работает директором детского дома в городе Ижевске. В это время одно за другим появляются его произведения, статьи, среди них в 1922 году первый значительный сборник удмуртской поэзии Гусляр («Крезьчи»). В сборнике автор поднимает тему «забитого и придавленного гнётом самодержавия народа» (Ф.К.Ермаков). Герд ставил перед собой цель – пробудить в своём народе национальное самосознание, стремление к свободе и просвещению. Он искренне верил, что приходит новая жизнь, и его родной народ встанет наравне со всеми другими народами мира: «Золотое солнце взойдёт, / Прогонит тёмную ночь, / Удмурты из леса черного, / Выйдут в широкое поле!»

Образ восходящего солнца многозначен, в оппозиции лес–поле темный лес означает прошлую, патриархальную жизнь удмуртов, а просторное поле ассоциируется со счастливым будущим. В сборнике также поднимается тема поэта и поэзии (образ гусляра). Герд осознаёт недостаточность своего образования и в этом же году поступает в Высший литературно-художественный институт им. Брюсова в Москве. Здесь он принимал участие в литературной жизни столицы, встречался с известными русскими литераторами. Во время учёбы в Москве в 1923 году создал научное общество по изучению удмуртской культуры «Боляк».

1927: Цветущая земля. В 1926 году Кузебай Герд создает первую удмуртскую писательскую организацию и становится её председателем. В этом же году он поступает в аспирантуру Института народов Востока и возвращается в Ижевск, начинает работать в краеведческом музее. В 1927 году издаёт второй сборник стихов под названием Цветущая земля («Сяськаяськись музъем»). В сборнике преобладает гражданская тематика, но особо значимой становится пейзажно-интимная лирика. Здесь он восхваляет красоту родной земли. В 1928 году в Москве его назначают одним из руководителей литературного общества «Кузница», что дало ему возможность лично познакомиться с Максимом Горьким.

1932: Арест. В начале 1930-х годов политическая обстановка в стране резко меняется. Власти начинают везде искать врагов. За свою научную деятельность и за поэзию Кузебай Герд подвергается нападкам. Недоброжелатели начинают писать о нем клеветнические статьи, находят в его стихотворениях стороны национализма, что было названо «гердовщиной». Несмотря на всё это, в 1931 году Герд выпускает свой третий сборник стихов Ступени («Лёгетъёс»). Сборник написан в духе соцреализма. Удмуртские критики до сих пор не могут решить, то ли поэт искусственно пытался изобразить лояльность к официальной политике, то ли искренне верил в силу поэтического слова (в духе В. Маяковского) в деле преобразования общественной и национальной жизни. В сборнике на первый план выходит социально-классовая тематика. Кузебай Герд первый в удмуртской поэзии стал писать о рабочем классе (поэма «Завод»), где будущее своей нации видит в приобщении к благам цивилизации и индустриализации, но этот процесс не прост, ибо требует переделки внутреннего мира удмурта. Существенной чертой его поэзии остается противопоставление «новое – старое». Несмотря на всё это, в 1932 году его обвиняют в национализме и в 1933 году приговаривают к расстрелу. Но вскоре этот приговор отменили и Герда отправили в лагерь на Соловецкие острова. В 1937 году приняли другое постановление, и 1 ноября 1937-го года выдающийся удмуртский поэт Кузебай Герд был расстрелян. (Павел Шибанов, Светлана Арекеева)

Конец жизни

В феврале 1932 года Герд был вызван на первые «беседы» к приехавшему из Горького следователю — начальнику 2-го отдела ОО ПП ОГПУ по Горьковскому краю А. Д. Антоновскому, который отвёз его в Горький. 22 марта 1932 года Герд вернулся в Ижевск, сообщив жене, что всё обойдётся и ОГПУ гарантирует ему с семьёй свободный выезд в Финляндию. Однако в мае он был вновь вызван в Горький, где арестован 13 мая 1932 года по обвинению в руководстве контрреволюционной организацией: общество «Боляк» стало, по сценарию ОГПУ, основой для СОФИН, деятельность которого якобы была направлена на отторжение Удмуртской АО и других автономий (Марийской, Мордовской, Карельской, Коми-Зырянской) от СССР и создание «Единой финно-угорской федерации под протекторатом Финляндии» (по делу проходили также Д. А. Батиев, В. И. Лыткин, В. П. Налимов, С. А. Попов, А. А. Чеусов). Обвинён в связях с эстонскими и финскими дипломатами, шпионаже в пользу этих стран, подготовке терактов. Следствие сумело сломить Герда и заставить подписать признание вины. 9 июля 1933 Коллегией ОГПУ СССР приговорён к расстрелу (статья не указана). Как полагают, по ходатайству Максима Горького постановлением Коллегии ОГПУ от 4 ноября 1933 года приговор заменён на 10 лет ИТЛ. С 16 декабря 1933 отбывал срок в Кеми — в СорокЛаге.

Протоколом Тройки УНКВД ЛО от 10 октября 1937 года приговорён к высшей мере наказания (статья не указана). Расстрелян 1 ноября (по другим данным — 2 ноября) 1937 года в урочище Сандармох в числе 1111 расстрелянных в честь 20-й годовщины Октябрьской Революции 1917 года. Имеются неподтверждённые сведения о иной предполагаемой дате гибели Кузебая Герда — 1942 год[источник не указан 1219 дней]. Реабилитирован по «делу СОФИН» в 1958 году; по делу 1937 года — в 1961-м.

Кто мы?

Словно окидывая взглядом окрест, над небольшим прудом в деревне Гурезь-Пудга стоит небольшой, даже по нынешним деревенским меркам, дом. Дом небольшой, но впитавший в себя всю историю родникового края, дом который слышал мечты и чаяния, строки первых выдающихся стихов и напевы родного края. «Кто мы, удмурты?» – один из часто задававшихся в этом доме вопросов. Если многие народности чаще задаются вопросами: «Кто виноват» и «Что делать?», то удмурты чаще обращаются внутрь, пытаясь себя идентифицировать. А, правда, кто мы?

По сути это и есть главный вопрос «певца удмуртского народа» Кузебая Герда.

Мы сеем. Мы сеем и сеем…

А жать подоспеют за нами другие,

С радостью выйдут в поля большие.

Мы сеем и сеем!

Наши посевы – слова –

Взойдут у дорог золотою стеною,

Будут шуметь, наклоняться волною.

Наши посевы – слова. Мы сеем и сеем…

А жать подоспеют за нами другие –

Может быть, свяжут в снопы тугие,

Может быть, стопчут посевы благие… Пусть!

Мы сеем и сеем…

Эти строки, написанные в 1916 году Кузебаем Гердом (в миру – Кузьмой Павловичем Чайниковым), сегодня знает и помнит любой образованный житель Удмуртской Республики.

Имя твое – сила!

Дом-музей Кузебая Герда стоит в паре километров от деревни, где родился известный удмуртский общественник, политик, просветитель, поэт, писатель, сказочник Кузьма Чайников. На месте, где он родился – в деревне Покчивуко (Большая Докья) сегодня стоит памятная стела.

Сегодня и в районном центре есть улица имени Кузебая Герда, центр Вавожа украшает памятник поэту и мыслителю. Здесь ежегодно проходят митинги в память о гибели поэта, дети и взрослые читают стихи и заветы. Возлагают цветы и венки. Символично, что памятник расположен возле районной библиотеки, напротив Дома культуры. В Гурезь-Пудге недалеко от Дома-музея расположена, стилизованная под старину, база отдыха колхоза «Луч». По словам распорядителя объекта Анатолия Попова, Герд мечтал, чтобы удмурты жили чисто и красиво:

Туристический маршрут «Тропа Герда» – это не только Дом-музей, но еще и база отдыха, памятник, стела… и родовая деревня. Малиновка – деревня под таким поэтическим названием была материальным воплощением мечты Кузебая Герда, с аккуратными домами и улицами, прудом, и обязательным большим садом. В 90-е годы силами и по инициативе пичи – Герда, директора школы Анатолий Егорова, уже было умирающая деревенька, получила вторую жизнь, здесь построил дом сам Анатолий Егорович, его примеру последовали несколько земляков, мечта поэта живет и здравствует!

Бывший главный редактор газеты Николай Колзин в День пожилых – 1 октября 2018 года, когда для ветеранов и сотрудников редакции прошла большая обзорная экскурсия, начавшаяся в Доме-музее Кузебая Герда, отметил:

Ежегодно здесь бывает порядка около 3 тысяч посетителей с Вавожского района, всех уголков республики и из-за границы. Дом-музей стал настоящей визитной карточкой передового в агропромышленном комплексе республики, района. На малой родине ежегодно проводятся Гердовские чтения, национальные праздники «Виль (праздник нового урожая) и Гырон быдтон (праздник в честь окончания посевных работ). Молодые пары на бракосочетании обязательно посещают эти красивые места, дом-музей с прудом, живописную базу отдыха, возрожденную деревню Малиновку.

Экскурсии в музее проводятся на двух языках: удмуртском и русском. Для посетителей проводят игровые занятия, мастер-классы по изготовлению оберегов, этнографические мероприятия, в роли хозяев деревни гостей часто встречает местный фольклорный ансамбль «Жильыртись ошмес» («Поющий родник»).

Словно журчит родник, звучит рассказ о короткой и трагической судьбе Поэта. Буквально за пятнадцать лет было написано множество литературных работ, пьесы, рассказы, песни, стихи, в том числе и для детей. Огромное влияние на творчество Герда оказала поэзия «Серебряного века». Здесь он, как лиричный Есенин любуется местной природой и уверяет, что нет места краше, спустя немного – уже бушующий Маяковский с призывом к народу «выходить из тьмы», учиться и гордиться своей родиной, Удмуртией.

Легенда Глухариного рода

Легенда, которую рассказывают на экскурсии сотрудники музея, говорит о том, что Кузебай Герд относился к роду Докья – глухарь.

Этот род пришел в края из-под Казани еще в XIII веке. Его представители отправились в путешествие по реке Вала в поисках более удобной территории для поселения и добрались до этих мест. Удивленные живописной первозданной природой и особой умиротворенностью, они вышли на берег реки. И вдруг из-под ног главного жреца вылетел глухарь, это было воспринято ими как знак, посланный сверху. Мол, сам Бог указывает им это место. И больше семи веков назад в этих местах образовалась первая деревня Докья, через нее проходили многие важные дороги на Казань, на Арск.

Род Докья здесь жил большой и дружной семьей, но в одно время , по преданию, люди стали умирать от неизвестной болезни. Поэтому они решили покинуть деревню. В итоге в округе образовались другие населенные пункты, связанные с родом Докья, – это Большая Докья, Итчи Докья, Чемошур Докья, Уе-Докья. Были и те, кто решил уехать подальше, так образовалась деревня Яган-Докья (Малопургинский район).

История дома – судьба человека

Экспозиция музея знакомит посетителей с жизнью и творчеством, раскрывают значение его трудов в национальной и общечеловеческой культуре. В музее отдельное место занимает этнографический зал – полностью воспроизводящий крестьянский дом семьи Чайниковых, в котором все убранство настоящей деревенской избы удмуртов конца XIX–начала XX века.

Небольшая комната, где жила семья Кузьмы Чайникова воссоздана по воспоминаниям племянника Герда Юрия Чайникова и представляет собой традиционный интерьер удмуртской избы конца XIX–начала XX веков. В центре комнаты – печь-кормилица, вдоль стен – длинные деревянные скамьи, у входа в избу – старинная кровать, а над потолком – полати, любимое место для шалостей и отдыха детворы. Рядом с ней комната-класс, где учился Герд, а потом и сам проводил уроки. Тетрадки, парты и классные журналы. И, конечно, как кульминация – мемориальный зал. Рабочий письменный стол, собрание книг, черно-белые фотографии, с которых смотрят родные и близкие писателя, его сподвижники и он сам, архивные документы, среди которых «Метрическая книга, данная из Вятской духовной консистории причту Николаевской церкви, села Вавожа, второго благочинного округа», где есть уникальная запись рождения Герда: «Родился 2 января. Крещен 9 января. Наречен Косма. Родители деревни Большой Докьи, крестьянин из вотяков Павел Васильев и законная жена его София Никифорова, православные. Восприемник – той же деревни крестьянин из вотяков Никита Абрамов»…

Интересна судьба появления самого дома. Его в 1893 году построили отец и старшие братья Кузебая Герда, а затем, в 1895 году для открытия Больше-Докьинской начальной школы родные подарили дом земству.

С 1895 года в здании размещалась начальная школа. Уже в XX веке, в 1967 году хорошо сохранившийся дом (вот что значит строить на века!), был перевезен из Большой Докъи в соседнюю Гурезь-Пудгу. В 60–80-е годы прошлого века здесь также учились юные земляки Кузьмы Павловича Чайникова.

В 90-е годы по инициативе директора школы Анатолия Егорова, или Пичи (маленького) Герда, на базе этого дома начал создаваться школьный музей.

В 1998 году, во время празднования 100-летнего юбилея со дня рождения Герда, состоялось его торжественное открытие.

В 2000 году музей стал филиалом Вавожского районного краеведческого музея. В этом статусе он находится и до сей поры.

Kuzebaj Gerd

(1898–1937)

Kuzma Pavlovich Chainikov was born on January 14, 1898 in an Udmurt village of Bolshaya Dokia. His mother knew a lot of folk songs and legends, which made a huge impact on the poet’s future. Later he would write, «My mother developed in me a great love to the Udmurt oral poetry». First Kuzma finished the village school, and then attended the two-year one in Vavozh and during 1912 – 1916 he was a student of the teacher-training seminary. Here he took an active part in editing the underground hand-written journal where his first poems were published. Afterwards Kuzma Chainikov worked as the school director in his home village. This period was marked not only with teaching but also it was time when K. Chainikov made a great contribution into civilizing and educating the people around. In 1920, he took a nickname Gerd and made it his surname. The same year a story was published called ‘Mati’, which was based on folk songs and legends. The heroine of the story was a young beautiful girl and all young village guys fell in love with her. However, beauty has always been a hard possession in all cultures and Mati had to share her destiny: her parents forced her to marry an old widower-drunkard. Finally, she went mad of her misfortune, escaped to live in the woods, and soon grew wild. She was rumored in the village witnessed wearing horns and a tail.

1922: The Krez Player. From 1921, K. Chainikov was the director of the children’s home in Izhevsk. A series of articles and other works were published during that period. Among them was the first considerable collection of the Udmurt poetry titled ‘The Krez Player’ («Krezchi», 1922). The author dedicated this work to bring up the problem of intimidated and oppressive life of the Udmurts. Gerd’s goal was to arouse and further develop national consciousness, aspiration for freedom and education in his people. He earnestly believed that a new life was coming soon, and people of his homeland should have an equal social and political status as all other peoples in the world: «The golden sun will rise, / Drive the dark night away, / Udmurt people out of blackest woods / Will alight into a vast field!» These lines have turned into the national slogan. The image of the krez player revealed the importance and responsibility of poet and poetry in this sphere.

Gerd realized the insufficiency of his own educational and intellectual level and in 1922, he entered the Higher Institute of Literature and Arts after Brusov in Moscow. This was the time of his active participation in the literary life of the capital and sharing ideas with well-known Russian writers. Here in 1923, Gerd established a society named «Belyak» which aim was to study Udmurt culture.

1927: The Blossoming Earth. In 1926, Gerd became a postgraduate student of The Oriental Studies Institute. However, he had to give it up and back to Izhevsk where he founded the organization of Udmurt writers and supervised the local historical museum. Nevertheless, he left back for Moscow again and took up writing his thesis, which consisted of 2 parts: the first one was called ‘The Votiak Riddle’ and the second was titled as ‘Maternity rites and the Eastern Finnish Cradle’. In 1927, the second collection of poems was published under the title ‘The Blossoming Earth’ («Sjaskajaskis muzjem»). The percentage of civic poetry was big in the book but landscape and love motives were more important and specific. In 1928, K. Gerd was appointed the head of «Kuznitsa» Moscow literary society.

1932: Under Arrest. The second part of the 1920th was marked with fierce attacks on K.Gerd. The situation became even more aggravated in 1929 when slanderous articles about him were published in the press by his ill-wishers accusing him of cherishing nationalistic ideas. Despite this, in 1931 Gerd’s third poetry book ‘Steps’ («Lyogetyos») appeared. It should be noted here that the author followed the official state policy of the time in his verses so the book contained poetical texts of socialist realism type. Nevertheless, in 1932 K. Gerd was arrested as the organizer of so-called ‘Finnish Peoples Releasing Union’ and in 1933 was sentenced to death. However, he was exiled instead onto Solovetscky Island but soon in 1937, other circumstances came and K. Gerd was shot. (Снежана Лукина, Татьяна Репина)

Время настоящее

Легенды Дома-музея сменяются действительностью, здесь помимо традиционных экскурсий, встреч и праздников внедряют современные технологии, придумывают интересные мастер-классы, используют возможности техники и Интернета. Пару лет назад в наш район попала уникальная запись начала прошлого века, где Кузебай Герд сам читает стихи собственного сочинения. Поэтому можно не только увидеть, где учился и жил поэт, но и услышать его наяву.

Сотрудники музея не только гостеприимные хозяева, они участники различных выездных мероприятий. Так, к примеру, весной 2008 года сотрудники Дома-музея К. Герда приняли участие в этнофутуристической выставке «Финно-угорский мир. Север – северо-восток: континентальное подсознание» (Эстония г. Таллин).

В 2017 году была произведена реконструкция здания с заменой отопительной системы и кровли, построен пристрой – в 40 квадратных метров, где размещен кабинет, кладовка и санузел. Здание стало современнее, краше, привлекательнее.

С одной стороны, оно не кажется старым и полуразвалившимся, выглядит достойно, а с другой – сохранилось ощущение, что это добротный настоящий деревенский дом, из дверей которого через минуту выйдет сам Кузебай Герд, и, улыбнувшись, будет петь оду новому дню.

Новый день встречает и улица в столице Удмуртии – Ижевске, названная в честь Кузебая Герда, его имя присвоено Национальному музею Удмуртии, создана Национальная гимназия им. К. Герда. А в карельском лесу, где в 1932 году был расстрелян К. Герд, открыто мемориальное кладбище. Рядом – кресты скорби, деревянная часовенка и памятник – гранитная глыба с надписью: «Люди, не убивайте друг друга».

Евгений Федорович Шумилов, историк-краевед:

Вот так, навсегда оставшись в памяти всего финно-угорского мира, всей культуры страны, он остался здесь, на родине, в своих стихах и песнях, утренних зорьках Малиновки, и туманах над рекой Валой. Местом силы. Он сеял и сеял доброе, умное, вечное…

Цифра: Более 3000 человек ежегодно посещают Дом-музей Кузебая Герда

Kuzebaj Gerd (Kuzma Pavlovich Chajnikov)

(1898–1937)

Kuzma Pavlovich Chajnikov syntyi 14 tammikuussa, vuonna 1898 Pokchi Vukon udmurtilaisessa kylässä. Hänen äiti oli puoskari ja myös hän on tiennyt paljon udmurtin lauluja ja legendeja. Hänen äiti on opettanut häntä pitämään udmurtin kansanperinnestä. Kuzma on valmistunut koulua omassa kylässä, sitten hän menee Vavozhin kouluun. Vuonna 1912 – 1916 Kuzma opiskelee Kukarin opettajan seminaarissa. Täällä hän osallistuu aikakauslehden työhön. Aikakauslehdessä Kuzma julkastaa ensimmäisiä runoja. Opiskelun jälkeen hän työskentelee oman kylän johtajana alussa koulussa. Vuonna 1920 Kuzma Chajnikov ottaa itsellensä salanimi – Gerd. Sama vuonna Gerd julkastaa «Mati» kertomusta. Kertomuksen päähenkilö – nuori ja kaunis tyttö. Kylästä kaikki nuoret pojat olivat ihastuneet tytöön. Mutta tytön vanhemmat antoivat häntä miehelle, joka oli vanha ja juoppo. Selläisestä surusta tyttö tulee hölmöksi ja sitten paenee metsään. Kylässä sanottiin, että tytöllä kasvoi sarvia ja häntä.

1922: Ensimmäinen kokoelma. Vuonna 1921 K. Gerd työskentelee Izhevskin lastenkodissa johtajana. Tässä ajassa hänellä ilmestyvät teosta ja artikkelia. Hänen ensimmäinen runojen kokoelma on «Крезьчи», 1922. Tässä runoissa tekijä kertoo udmurtin kansan tummasta elämästä. Tekijä kutsuu udmurtin kansaa kirkkaan ja onnelliseen elämään, hän näyttää, miten opiskelu voi vaihtaa udmurtin elämää. K.Gerd on uskonnut, että pian tulee uusi elämä. Sitä voimme nähdä runosta. Siellä ovat säettä « Kultainen aurinko nousee», «Ajaa ulos pimeä yötä», «Udmurtin kansa tummasta metsästä tulee leveään pelloon».

Gerd tuntuu, että hänen täytyy opiskella enää, sen vuoksi vuonna 1922 hän menee opiskelemaan Moskovan Brusov-nimisen kirjallisuus-taiteellisen instituutiin. Täällä hän osallistuu erilaisiin kirjallisuuden tapaamiseen. Kun hän on opiskellut Moskovassa, vuonna 1923 K.Gerd järjestää «Naapuri» seuraa, jossa opetetaan udmurtin kulttuuria.

1927: Kukkea maa. Vuonna 1925 K.Gerd menee opiskelemaan «Itä kansan» instituutiin, jatko-opiskelijana. Mutta häntä nopeasti kutsutaan takaisin Izhevskiin. Täällä hän luo ensimmäinen udmurtin kirjailijoiden järjestö ja asettuu järjestön johtajaa. Myös hän johtaa Izhevskin kotiseutumuseossa. Vuonna 1927 K.Gerd julkastaa toista kokoelmaa. Sitä oli nimeltään «Kukkea maa». tässä kokoelmassa kerrottaan luonnon ja rakkauden lyriikasta. Myös käytetään kansalais-teemojen runoja. Vuonna 1928 hän tulee Moskovan «Paja» niminen kirjallisuudeen järjestöön johtajana.

1932: Pidätys. Vuonna 1929 K.Gerdin vastaan aletaan musta asia. Kirjailijat alkavat kirjoittaa K. Gerdista pahoja artikkelija. Artikkeleissa kerrottiin, että Gerd on nationalisti. Mutta sittenkin vuonna 1931 Gerd julkaistaa «Portaat»-niminen runojen kokoelmaa. Kokoelmassa runoja kirjoitetaan sosrealismilla. Ensimmäisessä sijassa ovat sosiaalisesti-luokkaisia runoja. Gerd on ensimmäinen udmurtin kirjailijoista, jotka alkoi kirjoittaa työväenluokasta. Kirjassa kirjailija näyttää, että hän painii uudesta elämästä. Mutta vuonna 1932 kerrottaan , että Gerd haluu yhdistää Suomea ja Udmurttia. Tämä oli herjaus. Mutta tämän herjauksen takia Gerd joutuu vankilaan. Vuonna 1933 tulee tuomio, jonka mukaan täytyy teloittaa Gerdia. Myöhemmin teloituksen asemasta Gerdille annettiin 10 vuotta vankilaa. Sittenkin vuonna 1937 myös otetaan tuomio teloituksesta ja ensimmäisessä marraskuussa vuonna 1937 suuri udmurtin runoilija – K. Gerd oli teloitannut. (Алёна Казакова)

Научная деятельность

Герд был инициатором создания первого общества по изучению удмуртской культуры, ещё будучи студентом. До этого он делал много для просвещения родного народа. В ноябре 1918 года он явился организатором вотского культурно-просветительского общества, которое проводило множество мероприятий, в том числе и различные концерты и спектакли на удмуртском языке. К. Герд считал родной язык основным орудием просвещения для любого народа. Именно поэтому и просвещение удмуртов должно базироваться на родном языке и национальной культуре[источник не указан 1219 дней].

В годы учёбы в Институте им. В. Я. Брюсова К. Герд работает над изучением устного народного творчества и быта удмуртов. Чтобы привлечь больше людей к этому делу, он выступил с инициативой создания общества «Боляк». В стране это было время нарастания политического террора и борьбы с национализмом. Руководителей общества, в том числе Герда, обвинили в национальной ограниченности и стремлении отделиться от СССР. Краеведческое движение пошло на убыль. В 1928 году общество «Боляк» было ликвидировано.

За короткий творческий период жизни К. Герд опубликовал более 120 статей по различным вопросам культуры и науки (около 40 из них на русском языке, 5 — на венгерском, финском, немецком языках), выпустил более 20 собственных книг, в том числе 3 сборника стихов и поэм, 3 сборника народных песен.

Герд является основоположник удмуртской советской детской литературы. Им были опубликованы более 80 стихов и около 40 рассказов об общественной жизни, о природе, флоре и фауне Удмуртии. Герд является автором учебников для начальных классов: «Шуныт зор» («Тёплый дождь») (1924), «Выль сюрес» («Новый путь») (1929), «Начальная геометрия» (1926), «Арифметика» (1925), «Окружающая нас природа» (1925) на удмуртском языке. В аспирантуре подготовил 2 диссертации: по фольклору «Удмуртская загадка» и по этнографии «Родильные обряды и восточнофинская колыбель». Последняя сохранилась в архиве Финно-угорского общества в городе Хельсинки (Финляндия) и увидела свет в 1993 году под названием «Человек и его рождение у восточных финнов».

Сложившееся в Вотской области отношение к Герду стало серьёзным препятствием в его дальнейшей деятельности. В 1929 году руководители Вотского обкома ВКП(б) посчитали нецелесообразным назначение Герда преподавателем вотской секции отделения национальных меньшинств Ленинградского пединститута. В это же время Герд был зачислен кандидатом в аспиранты Академии наук СССР, но вскоре был отозван в Ижевск и получил скромную должность преподавателя областной советско—партийной школы. Позднее, осенью 1931 года, также не состоялось назначение Герда преподавателем Удмуртского пединститута.

В 1932—1933 годах органы главного политического управления Нижегородского края сфабриковали широко известное дело «СОФИН». Название дела происходит от слов «Союз освобождения финских народностей». В мае 1933 года было утверждено обвинительное заключение. Суду предавались 28 человек, а по отдельным делам, имевшим отношение к «СОФИНу», ещё три человека.

Жизнь и творчество[править]

Иннакей Дмитриев-Кельда (Игнатий Дмитриевич Дмитриев) – писатель и ученый. Родился 24 января 1902 г. в д. Ляльшур Сарапульского уезда Вятской губернии (Шарканского района Удмуртской Республики). Учился в школе, основанной удмуртским этнографом и писателем Г.Е. Верещагиным. В 1914–1918 гг. учился в Сарапульском духовном училище.

После возвращения из училища крестьянствовал. В 1920 г. – агитатор в рядах Красной армии. Как пишет А. Г. Шкляев, «Вместе с красными отступал до реки Вятки, затем был мобилизован отступающими колчаковцами, дошёл с ними до Омска. Решив совершить путешествие в Америку, добрался до Дальневосточной республики и, встретив знакомого красноармейца, остался с ним в частях Красной Армии».

В 1921 г. вернулся в Ляльшур и поступил на должность помощника учителя в школе, затем работал в качестве инструктора отдела народного образования по политпросвещению в с. Шаркан.

И. Дмитриев-Кельда был одним из организаторов школьного профсоюзного комитета. В том же 1921 г. был избран в правление областного Совета профсоюзов в качестве делегата от области, принимал участие в работе Всероссийского съезда учителей.

С декабря 1921 по сентябрь 1922 гг. – инспектор по удмуртским школам в Совете нaцмeньшинств Наркомпроса ВАО, осенью 1922 г. зачислен на исторический факультет МГУ. Будучи студентом, вёл работу учёного секретаря общества по изучению вотской культуры «Бӧляк» («Община»).

В 1926–1930-е гг. обучался в аспирантуре Научно-исследовательского института народов Советского Востока по специальности «угрофинолог с яфетическим уклоном», научный руководитель – академик Н. Я. Марр.

Благодаря Н. Я. Марру смог получить квартиру в центре Москвы. В этой квартире семья Дмитриевых прожила более 40 лет.

В 1932 г. был репрессирован по делу «СОФИН». В следственном изоляторе ОГПУ намеревался продолжить научную работу, составил план изучения теоретико-философских проблем.

Документы, написанные И. Д. Дмитриевым-Кельдой во время следствия, как именует их Н. С. Кузнецов, — это “cаморазоблачительный трактат на 37 страницах» ценны для изучения удмуртской интеллигенции 1920-х гг. В книге Н. С. Кузнецова приводятся выдержки из следственного дела И. Д. Дмитриева-Кельды: «…Красные боролись за новую жизнь, за будущее – очень для меня смутное и страшноватое в своей непонятности. Что за комбеды, Совнарком, Конституция – это я не знал, и никто не мог объяснить. Белые боролись за старое, за то, что мне знакомо, наивно просто и ясно. Правда, белые грубы, надменны, обижают во мне удмурта, но зато мне известна прошлая форма моей жизни».

Во время следствия обострилась болезнь И. Д. Дмитриева-Кельды. «В сентябре 1933 г. … пришла просьба о пересмотре дела ввиду болезни». Как пишет Н. С. Кузнецов, в документах следствия отсутствуют материалы об очной ставке К. Герда и И. Дмитриева, в «процессе которой Герд, якобы, отказался признать своего соратника участником националистической организации». Это факт известен только со слов И. Дмитриева-Кельды.

В июле 1933 г. был сослан в г. Байрам-Али Туркменской ССР на 5 лет. В 1956 г. был реабилитирован Военным трибуналом Уральского венного округа.

После освобождения вернулся в Москву и продолжил научные исследования, несмотря на болезнь и отсутствие постоянного места работы. Посылал документы в пединституты разных городов. В одно время работал во Львове. В Орле получил должность доцента в педагогическом институте. Здесь жил и работал до конца жизни. Умер в 1995 (1994 )году.

И. Дмитриев-Кельда опубликовал несколько стихотворений и перевод «Интернационала» в газете «Гудыри» под псевдонимом Иннакей Дмитриев-Кельда.

В 1924 г. издал повесть «Кызьы умой улон дунне вуоз» («Как придёт хорошая жизнь»). Как пишет А. Г. Шкляев, «одна из первых повестей на удмуртском языке, она написана в духе просветительско-житийной литературы. В повести рассказывается о крестьянине, который, благодаря стараниям и передовой агрокультуре, увиденной во время пребывания в плену на территории Дании, смог создать образцовое хозяйство и счастливую жизнь».

Оценивая художественные особенности повести, А. Г. Шкляев отметил, что И. Дмитриев-Кельда мог бы стать интересным писателем, если бы он все свои силы отдал литературе. В 1920-е гг. повесть «Кызьы умой улон дунне вуоз» прошла незамеченной, так как И. Дмитриев-Кельда придерживался эсеровских взглядов.

Современные исследователи пишут, что И. Дмитриев-Кельда мог бы реализоваться как первый удмуртский философ. ,

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector