Рубенс «суд париса» описание картины, анализ, сочинение

Суд Париса в искусстве

Суд Париса (деталь крышки саркофага с мифом о Селене и Эндимионе). Париж, Лувр.«Суд Париса». Ок. 510 до н. э. Чернофигурная аттическая гидрия. Государственное античное собрание. МюнхенАхиллес преследует разоруженного всадника. Ок. 510 до н. э.Мозаика изображающая «Суд Париса» времен Римской империи. Найдена в разрушенном здании, предположительно дворце императора ДиолектианаСтелла из Туниса. Первая половина 2 века н.э. Находится в «Античном собрании» (Берлин)Фреска из Помпеи Суд Париса. Национальный археологический музей Неаполя. Конец III — II век до н. э.Шкатулка 5-го века с изображением того как Гермес отдает Афродите золотое яблоко присужденное ей Парисом.Неизвестный итальянский мастер Суд Париса 1430-40 г.Сандро БотичеллиСандро Боттичелли. Фонд Джорджо Чини, Венеция, 1485-1488Мастер Аргонавтов (неизвестный о имени художник, обозначенный по наиболее известной картине, 1470-е)культа женского тела эпохи Возрождения
Лукас Кранах старший, ок. 1512-1514Лукас Кранах старший, ок. 1528Лукас Кранах старший, ок. 1530
Ян Брейгель Младший (Jan_Breughel_II), 17 векПитер Пауль Рубенскартин Рубенса изображающих суд ПарисаСебастьяно Риччи (1659-1734)Клод Лоррен, ок. 1645-1646Гравюра Маркантонио Раймонди. Суд Париса (по утраченному оригиналу Рафаэля), 1515Макс Клингер, ок. 1886-1887Михаил Врубель, Суд Париса, 1893 г.Сальвадор Дали (1904-1989) — Суд ПарисаФедерико Хименес (1841-1931) — Суд Париса

Отрывок, характеризующий Суд Париса

Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»… Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»… Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго… Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать… Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно. Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»… Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле… Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»… Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»… Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов… Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте… Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок… и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»…. Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты… Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню. – Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла. – Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я. – Я не знаю, но я её видела много раз. – Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я. Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.

«Суд Париса»? Нет, жизнь художника

События в семействах богов, полубогов и прочих таинственных обитателей Эллады вдохновляли и по сей день вдохновляют художников и скульпторов, наверное, потому, что за их сказочной формой скрыты особенности реальных отношений между людьми, некая философия жизни.

Один из таких сюжетов — «Суд Париса». Что же это такое? Парис — сын троянского царя Приама и Гекубы. Его рождение сопровождалось настолько страшными пророчествами, что отец велел отнести сына в горы и там оставить (почему-то не дал приказ убить, видимо, пожалел).

Главный пастух царя (во простота нравов — у царя был в те времена главный пастух!) выполнил приказ, но через пять дней решил проверить, что осталось от младенца. Младенец был жив, потому что его нашла и кормила медведица (как это установил пастух — не написано).

Пастух забрал Париса к себе домой.

Прошло лет этак пятнадцать (или что-то около этого). Мальчик стал красивым и храбрым, за что и выбрала его нимфа Энона — дочь речного бога Кебрена, которая впоследствии родила ему сына. Парис и Энона вместе пасли скот и охотились на горе Ида.

Именно туда явился Гермес (покровитель стад, торговли, ловкости, обмана и даже воровства) и привел с собой трех олимпийских богинь: Геру — законную жену Зевса, Афину — первую дочь Зевса (но не от Геры), и Афродиту — богиню любви (почему Зевсу в качестве судьи понадобился пастух — в легенде ни слова, ни полслова).

Гермес дал Парису золотое яблоко и указание Зевса разрешить с его помощью ссору трех богинь — отдать какой-нибудь одной, на выбор бедного пастуха. А яблоко это с нацарапанной надписью «Прекраснейшей» подбросила на какой-то свадьбе коварная богиня раздора Эрида, из-за чего богини сильно повздорили (ну, всё как у людей!).

Представляете себе положение Париса: рассудить трех особ женского пола, одна могущественнее другой?!

Первой вышла Гера, показалась вся и заявила, что, если яблоко достанется ей, Парис будет самым могущественным.

Следом появилась Афина с обещанием, что он будет побеждать во всех своих битвах, а также будет самым красивым и мудрым человеком в мире.

Однако золотое яблоко Парис присудил Афродите, которая пообещала ему любовь самой красивой женщины на свете — Елены, жены спартанского царя Менелая (обратите внимание на эту пикантную деталь — Парису богиня обещает чужую жену!). Итак — выбор в пользу любви: не надо ни могущества, ни ума, ни красоты — дайте любящую женщину! Последствия — самые неприятные: кражи, войны, убийства

Итак — выбор в пользу любви: не надо ни могущества, ни ума, ни красоты — дайте любящую женщину! Последствия — самые неприятные: кражи, войны, убийства.

Петера Пауля Рубенса этот сюжет волновал до конца жизни. Первый вариант картины датирован 1605 годом (Рубенсу 28 лет). На картине слева на переднем плане спиной к зрителю вполоборота сидит Парис, в левой руке — яблоко. Обнаженный Гермес стоит левее Париса. На то, что Парис — пастух, слабо намекает пес у его ног.

Источники

Как часто случается с мифологическими историями, детали сюжета значительно варьируют в зависимости от источника. В «Илиаде» (24:25-30) содержится лишь краткое упоминание этой истории, что говорит о предварительном знакомстве аудитории с сюжетом, из которого развивается весь эпос. Более полная версия сюжета излагалась в Кипрских сказаниях, утраченной части «Эпического цикла», от которой до нас дошли лишь фрагменты и надежный пересказ. Более поздние авторы — Овидий (Героиды

: 16.71ff, 149—152, 5.35f), Лукиан (Диалоги богов : 20) и некоторые другие — пересказывают этот сюжет в ироническом или дидактическом ключе.

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век

Лукас Кранах — один из крупнейших художников немецкого Возрождения. Наряду с такими мастерами, как Дюрер и Ганс Гольбейн Младший, он в большой мере определил характер немецкого искусства первой половины XVI века. Вместе с тем из всех троих именно Кранах был самым сложным и противоречивым, и его искусство, пожалуй, в меньшей степени отвечало критериям Ренессанса. Политический пафос и злободневность тематики перемежаются у него со сложным ученым аллегоризмом и надуманностью гуманистических сюжетов; острота портретных характеристик — с маньеристической изломанностью форм, грубовато прямолинейный язык агитационных гравюр — с острой, иногда болезненной чувственностью мифологических картин. «Серебряный век» Кранаха—один из ярких примеров этой сложности и противоречивости. Сюжет картины до сих пор не удалось полностью идентифицировать. Известно, что она составляла часть серии, выполненной между 1427 и 1435 годами. Первоначально серия условно называлась «Борьба страстей», и соответственно этому считалось, что в московской картине представлены «Плоды ревности».

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век 1472—1553. Дерево, масло. 0,56 X 0,38

В начале XX века удалось установить, что эта серия была навеяна произведением древнегреческого поэта Гесиода «Труды и дни», где дается периодизация человеческой истории, которую поэт разделяет на пять этапов. Первый, когда обитатели земли были совершенными людьми, незнавшими старости и болезней, Гесиод назвал Золотым веком; второй, гораздо менее совершенный,— Серебряным. Считается, что у Лукаса Кранаха — это именно Серебряный век. Если это так, то в двух стоящих женских фигурах справа, окруженных неразумными детьми, следует видеть иллюстрацию к первым строкам; в левой части картины представлено возмужавшее Человечество, обрекающее себя на беды собственной глупостью. Однако сравнение со строками Гесиода может помочь в расшифровке чисто сюжетной стороны изображения. Образный смысл его этим не исчерпывается. И, конечно, для самого художника, как и для его зрителей, такое изображение имело более широкий смысл, связанный с современной проблематикой. Не лишено значения, что группа на переднем плане изображена на фоне сочной, густой листвы, как бы символизирующей праисторическую растительность; на заднем плане Кранах изображает далекий пейзаж с силуэтами средневековых построек — поэтический образ современности, служащей фоном этой аллегории прошлого. А может быть, этот современный пейзаж, так же как и острохарактерные лица персонажей, особенно женских, следует истолковывать как поэтический намек на то, что толкование серебряного века относится художником не только к далекому прошлому человечества, но и к его настоящему. В этой картине Кранаха чрезвычайно многослойной по своему образному языку, можно найти изобразительные цитаты: и в фигуре мужчины, изображенной в сильном ракурсе, и в фигуре сатира, крепко обхватившего руками женщину, возникают мотивы, характерные для итальянского ренессансного искусства с его интересом к сложным ракурсам, к сильным анатомически акцентированным движениям. Фигуры в центре и в правой части картины по характеру движения и построению тел скорее тяготеют к позднеготической традиции, которой Кранах отдавал дань, в произведениях зрелого и позднего периодов своего творчества. Картина поступила в Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в 1924 году из собрания Д. И. Щукина.

Миф о Суде Париса и Яблоке раздора

(позже, у Фетиды и Пелея родится сын Ахиллес — знаменитый участник Троянской войны)яблоко раздора(богу торговли, прибыли, хитрости, разумности, ловкости и красноречия)

  • Гера пообещала Парису власть над всей Азией;
  • Афина — военные победы и славу; 
  • Афродита пообещала наградить его любовью любой женщины, которую он выберет. 

Леды(жены царя Спарты Тиндарея. По легенде, Зевс, прельщённый красотой Леды, превратился в лебедя и овладел ею)Жак Луи Давид — Елена Прекрасная и Парис (1788) — фрагмент, Лувр, ПарижВсем то казалось угодным; но только не Гере богине,Ни Посидону царю, ни блистательноокой Афине;Им, как и прежде, была ненавистною Троя святая,Старец Приам и народ, за вину Приамида Париса:Он богинь оскорбил, приходивших в дом его сельскийЧесть он воздал одарившей его сладострастием вредным.Вестница утра, в двенадцатый раз восходила денница.— Гомер. Илиада. Песнь XXIV. Выкуп Гектора.

Кассандра

Елена Прекрасная и Троянская война

Уступила Елена просьбам Париса. Тайно увел Парис прекрасную Елену на свой корабль: похитил он у Менелая жену, а с ней и его сокровища. Все позабыла Елена — мужа, родную Спарту и дочь свою Гермиону ради любви к Парису.— Гомер. Илиада. Одиссея

(или Аполлон из его лука)Иоганн Тишбейн — Гектор упрекает Париса за его мягкость и призывает идти на войну (1786)

Гибель Париса

В эпоху Возрождения миф о суде Париса стал популярен по всей Европе и имена древнегреческих богов, зачастую заменялись на римские: Юно́на — богиня брака и рождения; Венера — богиня красоты, плотской любви, желания, плодородия и процветания; Минерва — богиня мудрости; Дискордия — богиня раздора; и Меркурий сопровождающий их.

Предыстория. Кто такой Парис?

(многие знатные троянцы параллельно носили местные и греческие имена)(Ойноне)Тот факт, что Парис (второе имя Алаксандус) существовал на самом деле подтверждают хеттские надписи, упоминающие Алаксанду и других правителей Таруисы (Трои).О том что он жил в 13-м веке до н.э. свидетельствует договор с хеттским царем Муваталли II (1295—1272 гг до н. э.) заключенный около 1280 г. до н. э. Данный договор обнаружен в раскопках Богазкёя среди клинописных записей того времени. Договор предполагает, что Алаксанду ранее заключил договор также и с отцом Муваталли II — Мурсили II (1322—1295 гг. до н. э.).Это дало основания полагать, что, возможно, Алаксанду — греческий правитель по имени Александр и что он может быть связан с гомеровским Александром из Илиона, более известным под именем Парис.Некоторые историки отождествляют Париса с Пиама-Раду — мятежным правителем Вилусы, имя которого фигурирует в хеттских архивах середины и конца 13-го века до нашей эры в западной Анатолии.

Суд Париса — 1635-1638 Рубенс

Июль 25, 2014

„Произведения Рубенса отличались от работ его предшественников, прежде всего, утонченным колоритом… Впечатление от его картин сравнимо с чувством, которое пробуждает в нас букет полевых цветов” Джошуа Рейнолдс Эти слова в полной мере можно отнести и к картине «Суд Париса».

Суд Париса

1635-1638 | 144,8х193,7 см | дерево, масло | Национальная галерея, Лондон

На сегодняшний день известны две картины Рубенса, на написание которых его вдохновил известный миф о яблоке раздора. Первая из них была написана художником в молодости, во время поездки в Италию, вторая же, в которой вновь отчетливо проявляется влияние Тициана, относится к последнему периоду его творчества.

С одной стороны, обращение Рубенса к этой теме позволяло ему вступить в своеобразный художественный диалог с античными живописцами и художниками итальянского Ренессанса, у которых она пользовалась большой популярностью, и это в какой-то мере удовлетворяло его профессиональные амбиции. С другой стороны, это был прекрасный повод лишний раз поупражняться в изображении обнаженной женской натуры.

Богиня раздора Эрида, в отместку за то, что ее не пригласили на свадьбу Пелея и Фетиды, подбросила гостям яблоко, на котором было написано: «Прекраснейшей». На яблоко оказалось три претендентки, и Зевс коварно предоставил право выбора Парису, сыну троянского царя Приама. Какие только блага ни сулили богини своему судье!

Гера обещала Парису землю и богатство, Афина — победы в войнах, Афродита же обещала наградить его любовью той женщины, которую он выберет, и в качестве примера привела красавицу Елену, дочь спартанского царя Менелая. Парис, конечно же, объявил победительницей Афродиту, а после этого отправился в Спарту, похитил царевну и привез ее в Трою. Так была развязана троянская война…

Картина Рубенса «Суд Париса» представляет сцену суда и не дает даже намека на ужасные события, последующие за тем, как сын Приама вынесет свой вердикт. И это замечательно! Перед нами — милая пасторальная сценка с Парисом и Меркурием в роли пастухов и прекрасными обнаженными богинями в образах пастушек.

Кстати, сегодня не подвергается сомнениям тот факт, что богиню любви Рубенс писал со своей второй жены — Елены Фоурмен. Ее же мы видим и на картине «Сад любви» — в центре композиции, как и в «Суде Париса», но на сей раз лицом к зрителю.

(1577-1640) Рубенс

«Философия Жизни» — это познавательный онлайн-журнал. В нем собраны интересные статьи из разных областей жизни: культура и искусство, наука и религия, история и приключения, география и астрономия, рассказы о знаменитых людях.

«ФЖ» является своеобразным путеводителем по интеллектуальной и культурной жизни. Тематический архив статей поможет легко ориентироваться в выборе интересующего материала. Сетевой журнал «Философия Жизни» может быть интересен широкому кругу читателей.

Добавляйте знания и делитесь ими!

Знаете ли вы ……откуда мансарды? Первым перекрытие, позволяющее устраивать жилую комнату под двухскатной крышей, придумал французский архитектор Франсуа Мансар. Отсюда и название. Кроме как этим изобретением, Мансар почти ничем не знаменит.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector