Tannarh теодор жерико: биография и картины(компиляция из различных источников)

Личная жизнь

О любовных увлечениях художника известно немного. Он так и не женился, а из детей у него был только внебрачный сын, плод кратковременной связи с женой дяди, Александриной Модест Карюэль. Роман не принес Жерико счастья, напротив, породил только чувство глубокого стыда и раскаяния.

Вероятный портрет Александрины Модест Карюэль

Родившегося ребенка пришлось отдать в приют, его мать спешно покинула Париж, а художник в знак скорби обрил голову и заперся в мастерской. Когда у Теодора появился шанс уехать в Италию, он устремился туда в поисках душевного покоя, но личную драму переживал до конца дней.

Любовная лихорадка с перерывом на Италию

Женщины любили ловкого, горячего и хорошо сложенного Теодора, к тому же он был весьма хорош собой, таинственно романтичен и мечтателен. Сам Жерико нуждался в постоянном риске, опасность его заводила и подпитывала творческое горение художника. И случилось ему влюбиться в молодую супругу своего родного дядюшки (брата матери) Александрину Карюэль, которая не смогла сопротивляться и отдалась пылкой страсти. Но всё раскрылось, семья была в ужасе. Романтики склонны к экзальтации – Жерико громко проклинает себя за случившееся и бежит в Италию.

Флоренция, Неаполь и Рим, местные церкви и музеи, потрясения и творческий шок от работ Микеланджело и других мастеров, альбом и карандаш в этот год отвлекали и развлекали художника, но счастливее и веселее он не стал. Кроме одиночества и любовных неурядиц его преследовала жажда грандиозной, масштабной, исторически значимой работы, необходимой обществу.

В 1818 году, не обретя ни капли покоя, Теодор возвращается во Францию и вновь находит Александрину. Их связь снова в центре скандала, родственники увозят молодую женщину, которая уже ждёт ребёнка, в глушь. Впоследствии она родит сына, которого Теодор никогда не увидит. Мальчика на деньги деда (отца Теодора) устроят в приют.

Т. Жерико «Плот «Медузы»»: анализ картины

Картина написана в романтическом стиле, который тогда только-только появился. Фактически это было одно из первых полотен, написанное в этом стиле. В дальнейшем оно оказало немалое значение в становлении этого направления в европейской живописи XIX века. Картина полностью передает атмосферу и дух трагичности. Глядя на нее, у созерцателя возникают очень сильные эмоции и переживания, которые еще долго пронизывают все тело и разум. Она вызывает целый шквал переживаний и размышлений. В техническом плане произведение выполнено превосходно. Краски подобраны великолепно, композиция как нельзя лучше подходит для демонстрации сюжета. Образы людей, страх, смерть и гнев на их лицах изображены очень правдоподобно и атмосферно.

Презентация на тему: » Теодор Жерико (1791-1824). Жерико Теодор (1791–1824), французский живописец и график. Теодор Жерико первым во французской живописи выразил свойственное.» — Транскрипт:

1

Теодор Жерико ( )

2

Жерико Теодор (1791–1824), французский живописец и график. Теодор Жерико первым во французской живописи выразил свойственное романтизму острое чувство конфликтности мира, стремление к воплощению драматических явлений современности и сильных страстей.

3

Ранние произведения Жерико, отразившие героику наполеоновских войн, выделяются эмоциональностью образов, динамичностью композиции и колорита, в котором преобладают темные, оживленные интенсивными цветовыми оттенками тона. «Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку», 1812 «Раненый кирасир, покидающий поле боя», 1814

4

После поездки в Италию в живописи Жерико усиливается обобщенная монументальност ь форм, композиция картин становится упорядоченной, колорит холстов почти монохромным «Бег свободных лошадей в Риме», 1817

5

Представление о художнике-романтике как о свободной, независимой, глубоко эмоциональной личности Жерико выразил в ряде портретов, а истинный гуманизм Теодора Жерико воплощен в объективности серии портретов душевнобольных Портрет сумасшедшей, 1822

6

Картина написана на сюжет, в основе которого – трагедия оказавшихся в океане на плоту пассажиров погибшего фрегата «Медуза». Придавая частному событию глубокий символический и исторический смысл, Жерико раскрывает в картине сложную гамму человеческих чувств – от полного отчаяния и апатии до страстной надежды на спасение. Плот «Медузы» (1818–1819, Лувр, Париж)

8

При кораблекрушении из 140 человек экипажа спаслись только 15. Они сумели высадиться на плот, и их 12 дней носило по морю, пока спасенных не подобрал бриг «Аргус». Как утверждали многие, катастрофа произошла по вине капитана, который был взят на судно по протекции. На огромном полотне изображены люди на плоту, только что заметившие на горизонте корабль. Они ведут себя по-разному. Некоторые уже сошли с ума и никак не реагируют на это событие, другие полумертвы от усталости. Но есть и те, кто с надеждой всматривается в даль горизонта. Жерико выбрал верхнюю точку обзора. Это позволило ему разместить всех персонажей на переднем плане. Контраст лежащих без сил фигур и фигур, подающих сигналы кораблю, создает динамику картины.

9

Презентация подготовлена Дятловой Оксаной, ученицей 11класса МБОУ «Ломовская СОШ Корочанского района Белгородской области» к уроку МХК по программе Л.А.Рапацкой с использованием Интернет — ресурсов портала Руководитель Краснокутская Л.А.

Печь для обжига гипса (1822-1823)

Печь для обжига гипса (1822-1823)

Считается, что на этой картине изображена печь для обжига извести. Однако это может быть и небольшая мастерская, которой владел сам Жерико. В конце жизни он, стремясь обрести финансовую независимость, вложил свои деньги в эту крошечную фабрику на Монмартре. Предприятие оказалось убыточным, и образовавшиеся долги художник так и не смог выплатить. Более того, именно посещение этой мастерской стало причиной смерти Жерико.

Обыкновенно он приезжал на Монмартр верхом, и в одно из своих посещений он неудачно упал с лошади. Вскоре на месте ушиба образовался нарыв. Художник вскрыл его нестерильным ножом, и через некоторое время у него началось заражение крови, от которого он и умер. Сам Жерико так описал один из своих приездов в мастерскую: «Я подъехал и увидел перед собою полуразвалившуюся хижину, сиротливо притулившуюся под серым небом, возле которой уныло паслись несколько распряженных лошадей».

На первый взгляд, картина лишена привлекательности. Более того, она поражает современников Жерико «откровенной банальностью» представленной сцены. Ничто здесь не притягивает взгляд зрителя: ни распряженные лошади, ни разбитая дорога, ни деревенская печь, которая укрыта облаком белой пыли. Причем происхождение этого белого пятна не совсем понятно и совсем не правдоподобно. Тем не менее, без этого белого облака атмосфера картины была бы совсем другой.

Ари Шеффер. Смерть Жерико (1824)

Клубы пыли придают композиции ауру таинственности и даже какой-то сонной мечтательности. Облако можно воспринимать по-разному, особенно если учитывать, что оно происходит совсем не из этой печи — может быть, это та самая загадочная дымка, характерная для картин мастеров стиля барокко, а, может быть, это дым кадил в храмах из полотен на религиозную тему, которыми в своем время так восхищался Жерико…

Однако, в отличие от этих произведений, в которых дым был второстепенным элементом композиции, в «Печи…» он является главным мотивом, символизирующим непостоянство и быстротечность жизни и ассоциирующимся со стихией воздуха. Все остальное в картине как бы контрастирует по смыслу с дымом, символизируя земное, массивное и вечное. Кроме того, облако дыма является единственным светлым пятном на полотне, которое зрительно «прорывает» монотонно темный колорит.

В то время, как вся сцена кажется неподвижно застывшей, дым придает ей динамизм и, направляясь вверх, создает мощный композиционный контрапункт. Облако дыма быстро рассеивается… «Печь для обжига гипса» — одна из последних картин художника. Вскоре после окончания работы над ней болезнь приковывает Жерико к постели, с которой он уже больше никогда не поднимется.

Хаксли О. Рай и ад

Дюпети М. Теодор Жерико

Панфилов А. Жерико

Барнс Дж. История мира в 10 1/2 главах

Ионина Н.А. Сто великих картин

Сумасшедшие (1822)

Серия портретов душевнобольных, написанная Жерико незадолго до смерти, сегодня считается одной из вершин французской живописи XIX века. Эти портреты художник написал для доктора Жорже, директора одной из главных парижских психиатрических лечебниц. Всего Жерико создал десять портретов. В 1828 году их разделили поровну. Пять портретов были отосланы в Бретань некоему врачу по имени Марешаль, и с тех пор о них ничего не известно. А пять остались в Париже, у доктора Лашеза… Теперь эти портреты разбросаны по разным музеям. Каждый из них иллюстрирует определенную «мономанию» (одержимость). Жерико написал самых разных сумасшедших — страдающих клептоманией, страстью к азартным играм и прочими психическими расстройствами…

Сумасшедшая. Зависть (1822) Сумасшедший. Клептомания (1822) Сумасшедшая. Азарт (1822)

Картины из этой серии не были предназначены для продажи. Их не предполагалось показывать широкой публике, и этим объясняется их искренность и безыскусная простота

Фон и одежду Жерико лишь намечает, сосредоточивая внимание на лице душевнобольного. При этом художник не драматизирует болезнь, но подчеркивает ее признаки, а лишь честно констатирует то, что видит

Обстоятельства, при которых мастер получил заказ на портреты, загадочны. Принято считать, что их заказал Жерико директор парижской психиатрической клиники, предполагавший использовать их в качестве учебных пособий. Однако душевное состояние Жерико в последние годы жизни было весьма неустойчивым, и это дает основание предполагать, что художник сам наблюдался у доктора Жорже. Серию портретов, в таком случае, уместно рассматривать как плату за лечение или же как своеобразную форму психотерапии.

«То, что другие художники выражают только во взгляде персонажа, в картинах Жерико передано в самом методе изложения темы — от общего колорита до мельчайшего мазка», — комментирует серию «Сумасшедших» писатель Бернар Ноэль. Жерико проникновенно и сочувственно показывает душу каждого персонажа — душу мятущуюся, не знающую покоя… «Сумасшедшие» сыграют немаловажную роль в истории живописи: их отголоски можно будет найти в работах Делакруа и Сезанна, Курбе и Мане.

Плот «Медузы» (1818-1819)

Плот «Медузы» (1818-19)

Эта картина стала событием парижского Салона 1819 года. Художник запечатлел здесь событие, которое было еще свежо в памяти французов, — гибель фрегата «Медуза». Корабль затонул во время шторма близ островов Зеленого мыса в 1816 году. Неопытный и трусливый капитан (получивший должность по протекции) посадил судно на мель и вместе со своими приближенными спасся в шлюпках, бросив на произвол судьбы сто пятьдесят пассажиров и матросов. Спустя тринадцать дней плот с оставшимися в живых пятнадцатью матросами спасло судно «Аргус». История гибели «Медузы» получила широкую огласку. Каждый выпуск газет рисовал все новые и новые душераздирающие подробности. Жерико, обладая пылким воображением, живо представлял себе муки людей, у которых почти не осталось надежды на спасение. Для своей картины он выбрал, пожалуй, самый драматичный момент: измученные люди увидели на горизонте судно и еще не знают, заметят их с него или нет.

Жерико нашел себе новую мастерскую неподалеку от госпиталя, в которую ему приносили трупы и отсеченные части человеческих тел. Его биограф впоследствии писал, что мастерская Жерико превратилась в своего рода морг, где он сохранял трупы до полного их разложения. Случайно встретив своего друга Лебрена, заболевшего желтухой, Жерико пришел в восторг. Сам Лебрен потом вспоминал: «Я внушал страх, дети убегали от меня, но я был прекрасен для живописца, искавшего всюду цвет, свойственный умирающему».

В ноябре 1818 года Жерико уединился в своей мастерской, обрил голову, чтобы не было соблазна выходить на светские вечера и развлечения, и всецело отдался работе над огромным полотном (7 на 5 метров) — с утра до вечера, в течение восьми месяцев.

Анатомические фрагменты (1818-19) Этюд с отрубленными головами (ок. 1819)

Композиция работы построена по принципу сдвоенной пирамиды и сама по себе может считаться шедевром. Главным символом надежды на спасение выступает фигура стоящего спиной к зрителю чернокожего матроса, отчаянно размахивающего обрывком полотна, чтобы плот заметили на проходящем мимо судне. Фигура матроса кажется не нарисованной, а вылепленной, и в ней отчетливо заметно влияние Микеланджело, творения которого произвели большое впечатление на Жерико. Что касается драматизма, переданного мастером с помощью нагромождений и переплетений человеческих тел (живых и мертвых), то здесь очевидно влияние другого великого живописца — Рубенса. Искусно работая с освещением, Жерико добился весьма интересного эффекта — потоки света как бы выхватывают из тьмы наиболее выразительные лица и позы людей.

«Плот “Медузы”» воспринимается не как эпизод, а как эпос; картина явно перерастает свой сюжет, она становится символом трагической борьбы человека с враждебной стихией, олицетворением безмерного страдания, героических напряжений и порыва

Отсюда и обобщенный стиль Жерико — лаконичный, избегающий второстепенных эффектов, сосредотачивающий внимание на целом. Несмотря на богатство разноречивых эпизодов, из которых слагается композиция, все они воспринимаются не как нечто самодовлеющее, а как подчиненная целому часть

«Плот “Медузы”» — со всем кипением человеческих страданий — вырастает как некий монолит, как некая единая изваянная группа.

Многообразие изображенных положений и переживаний не приводит к раздробленности композиции, но сведено к единству, создающему ясный, запоминающийся образ событий, причем это единство достигается не механическими приемами равновесия, как это было в школе Давида.

Жерико воспринимает действительность прежде всего объемно-пластически. Чтобы усилить пространственный эффект сцены, он располагает диагонально переполненный людьми плот, выбирает высокую точку зрения: это дает ему возможность с наибольшей естественностью показать противоречивое многообразие происходящего, выразить весь спектр чувств — от пассивного отчаяния отца, оцепеневшего над трупом сына, до активной борьбы со стихией и недоверчивой и робкой надежды на спасение… Романтическое звучание полотна достигается благодаря цвету, а также игре светотени.

Жерико выставляет это мощное семиметровое полотно на Салоне 1819 года, и оно сразу же оказывается в центре внимания общественности. Реакция современников была неожиданной для самого автора. Правительственные круги Франции и официальная пресса окрестили живописца «опасным бунтарем», а историк Мишле пояснил почему: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”…»

Вклад в культуру

Значение этого полотна для искусства и культуры того времени сложно переоценить, ведь благодаря нему появилось целое направление — романтизм в живописи XIX века. Разумеется, не только это полотно повлияло на формирование стиля, но оно, безусловно, является одним из самых выдающихся в нем. Недаром именно оно ассоциируется с художником и приходит первым на ум, когда речь заходит о Жерико. Многие последующие художники-романисты черпали свое вдохновение из этой картины. Одно-единственное полотно стало символом целой эпохи в живописи Франции и всей Европы. Сегодня эта картина хранится в Лувре и по праву считается достоянием нации и всего человечества. Миллионы посетителей музея и туристов приходят сюда, чтобы воочию увидеть это культовое произведение искусства.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector