Музейные запасники: зачем они нужны и что в них скрывают

Как запасники пополняются?

Старший научный сотрудник Архангельского областного музея изобразительных искусств Зоя Кулешова с новыми поступлениями. 1983 год

Мария Петрова:

У нас — в основном за счет дарений. Нам часто звонят люди, знакомые с музеем, чтобы передать хранившиеся в их семьях документы, фотографии. Иногда мы получаем ценные и редкие предметы быта вместе с семейными архивами. Целесообразность приема предметов на постоянное хранение оценивает экспертная фондово-закупочная комиссия. Такая комиссия суще­ствует в каждом музее.

Аля Кедреновская:

Предметы приносят в дар по разным причинам. Например, потому что вещи соответствуют тематике музея. Это могут быть художественные произведения о еврейской жизни, предметы быта и архивы еврейских семей. Бывает, что идея принести эти предметы — желание сохранить память о себе и своей семье.

Татьяна Левина:

Авангард часто попадал в коллекцию через дары. В частности, дар Георгия Костаки — очень мощный источник собрания авангарда. Благодаря дару вдовы Михаила Ларионова, Александры Томилиной, к нам из Парижа пришла большая коллек­ция работ Ларионова и Гончаровой  Александра Клавдиевна Томилина (1900(?)–1987) — вторая жена Михаила Ларионова. В мае 1919 года Ларионов и Гончарова окончательно пере­ехали в Париж, где в начале 1920-х художник познакомился с Александрой Томилиной. Она стала его спутницей, а затем — наследницей работ мужа и его первой жены, Наталии Гончаровой. В 1987 году Томилина выполнила завещание Ларионова и отписала произведения Правительству СССР, которому они перешли после ее смерти в 1987 году.. 

В советское время музею передавались закупки Министерства культуры. Были передачи от Союза художников РСФСР и союзов других советских республик, причем передавались они тогда Картинной галерее СССР — этот проект начал осуществляться в конце 1970-х годов, и здание на Крымском Валу было пред­назначено для него. Картинную галерею СССР собирали с нуля, и на комплек­тование министерство выделило большие бюджеты, а объединили их с Третья­ковской галереей только в 1985-м. Что-то передавали из комбината ВХПК  ВХПК — Всесоюзный художественно-производственный комбинат имени Евгения Вучетича. — это организация с большими фондами, туда поступали, скажем, вещи, сде­ланные художниками на заказ для тематических выставок, которые возили по стране, и выморочное имущество, то есть имущество, которое некому насле­довать после смерти владельца. Например, оттуда поступило очень много работ Василия Чекрыгина  Василий Николаевич Чекрыгин (1897–1922) — живописец и график. В 1921 году Чекрыгин создал объединение художников «Маковец» — по названию холма, на котором Сергий Радонежский основал Троице-Сергиеву лавру. Участники объединения в своих работах отдавали предпочтение философским и религиозным темам.. 

Кроме того, мы ходили по художникам, по наследникам и какие-то произ­ведения выбирали на закупку или в дар. Поэтому сейчас в экспозиции есть работы художников «Группы 13»  «Группа 13» — группа художников, которая получила свое название по числу участников выставки, прошедшей в 1929 году в Москве. Ее составляли художники-графики и жи­вопис­цы, которые во главу угла ставили уход от академической системы и свободное рисование с натуры. — Антонины Софроновой, Бориса Рыб­чен­кова, Татьяны Мавриной. Это искусство частного человека в тоталитарный период, можно сказать, неофициальная живопись того времени.

Наталья Козырева:

Когда в музей поступали первые дары, среди которых были дары император­ской семьи, передачи из Академии художеств, дарения частных владельцев, например графические произведения из коллекции княгини Марии Тенише­вой, то ничего не отбиралось — все сразу попадало в коллекцию. Сейчас все иначе, мы приобретаем произведения, но очень редко и в последнее время из-за отсутствия финансирования просим в дар конкретные вещи у худож­ников, с которыми мы работаем много лет и которых приглашаем на выставки. Быва­ет, что нам дарят замечательные произведения и коллекционеры, и род­ствен­ники. То есть теперь мы отбираем в собрание работы, позволяющие создать более-менее полную картину развития отечественного искусства ХХ и уже ХХI века. Это точечный выбор.

Говорят, в запасниках вещи теряются. Это правда?

Запасник Лувра во время опасного повышения уровня воды в Сене. 2016 год

Наталья Козырева: 

Потерять листы очень непросто, потому что они лежат в папках, на папке сверху написаны инвентарные номера и каждый лист имеет два номера: один — номер по инвентарной книге, а другой — из книги поступлений. Когда я пятьдесят лет назад пришла в музей, мне говорили: «Имей в виду, если случится беда — скажем, на музей упадут бомбы, — ты должна спасать не кар­тинки, а инвентарную книгу и книгу поступлений». Это самые дорогие вещи, потому что по ним можно восстановить, из чего состояла коллекция музея. 

Случаются и находки, но не потому, что не было листа, и вдруг нашелся, а потому, что возникает новая атрибуция. Художник был неизвестен, а потом обнаружились доказательства того, кто мог быть автором, — таких примеров особенно много в истории искусства XIX века. В фонде старого рисунка Рус­ского музея есть очень большая коллекция рисунков, при­шедших из Академии художеств. Это рисунки с натуры, и рисовали их студен­ты — они потом стали Брюлловыми и Ивановыми. И атрибуции этих листов имеют очень большую историю, некоторые вещи дважды, а то и трижды меняли автора, потому что возникали новые письма, дневники, экзаменационные листы, которые позво­ляли точно сказать, кому принадлежит тот или иной лист.

В некоторых случаях это действительно находки. У нас есть очень хорошее собрание книжной графики Натана Альтмана  Натан Исаевич Альтман (1889–1970) — авангардист, театральный художник, участ­ник Комфута (объединения коммунистов-футуристов), принимавший участие в выстав­ках авангардистов, в том числе «Бубнового валета». Для торжеств по случаю первой годовщины революции Альтман оформлял улицы Петрограда; он же, используя элементы кубизма, написал портрет Анны Ахматовой в синем платье с ярко-желтым платком на плечах.. Иллюстрации к одной из книг были наглухо замонтированы автором в паспарту, то есть паспарту были скле­ены. Когда мы проверяли состояние листов и вскрыли эту тонкую бумажную обертку, оказалось, что Альтман заложил внутрь еще один лист, который нигде не был описан.

Мария Петрова:

Наш музей очень молод, и у нас ярких историй о пропажах еще не было. Но такое бывает, и чаще всего это касается крупных музеев с долгой историей бытования предметов. Причины могут быть разные: переезд в другое здание, или ошибки в документах, приводящие к путанице. Сегодня существуют очень строгие инструкции для музеев, благодаря которым должно очень четко фик­си­роваться любое перемещение музейных предметов. Помимо этого, прово­дятся регулярные сверки наличия коллекций. В музеях все-таки работают люди, а не машины, и поэтому, конечно, иногда предметы теряются. Но, кста­ти, рано или поздно они находятся. Я не знаю случаев, когда предметы были утеряны безвозвратно. Наоборот, бывает так, что возвращаются вещи, потерян­ные 20–30 лет назад. У меня был такой случай. И понадобилось настоящее расследование, изучение старых документов в архиве, чтобы отследить все перемещения и ошибки.

Марина Чистякова:

В запасниках проводятся регулярные проверки наличия

По топографической описи должно быть понятно, в каком конкретном шкафу и на какой конкрет­ной полке хранится предмет, и любая проверяющая комиссия обращает внимание не только на наличие топографий, но и на их соблюдение. Иногда предметы теряются просто в силу человеческого фактора, усталости или невни­матель­ности, но у нас работает принцип так называемого индивидуаль­ного ответственного хранения, то есть за каждым хранителем закреплено определенное количество вещей, и если он по каким-то причинам оставляет предметы не там, где они должны быть по топографическому указателю, то сразу начинаются поиски. 

Кроме того, вещи путешествуют, мы выдаем их на выставки в музеи других городов и стран, и важно это отмечать в той же топографии. Поскольку объем предметов огромный, существует даже специальный сектор движения фондов, который фиксирует такие перемещения

Музей Международного Мемориала

Музейная коллекция начала складываться в 1988 году во время проведения документальных выставок Общества «Мемориал» в Москве. Вместе с документами родственники репрессированных приносили памятные вещи, рисунки, фотографии, которые передавали на хранение в «Мемориал». В 1990 году был организован Музей, первым директором которого стала искусствовед В. А. Тиханова. С этого же времени началось целевое комплектование фондов. Основным его источником были семьи репрессированных, в которых сохранились вещественные реликвии, живописные и графические работы; часть экспонатов поступила в результате экспедиций по местам бывших лагерей; фонд фотографий пополнялся во многом за счет копирования в государственных архивах.

На начало 2017 года в музейной коллекции насчитывается более 4000 подлинных предметов лагерного искусства и быта (период 1920–1960). Основную часть собрания (около 1500 единиц) составляют графические и живописные работы заключенных художников – жанровые зарисовки, портреты, интерьеры, пейзажи, эскизы декораций и костюмов для спектаклей лагерного театра. Среди авторов – как признанные мастера (например, Василий Шухаев, Михаил Соколов, Михаил Рудаков, Борис Свешников, Лев Кропивницкий, Юло Соостер), так и безвестные любители, побывавшие в лагерях и ссылках.

В музейной коллекции сложился и значительный комплекс ремесленных изделий и бытовых вещей лагерного происхождения: одежда, орудия труда, посуда, сувениры и др. (около 700 единиц). Во вспомогательных фондах представлены также материалы лагерной пропаганды, печатная продукция, личные документы репрессированных художников.

Все экспонаты отфотографированы или отсканированы. В настоящий момент готовится к публикации полный электронный каталог основного собрания. Печатный каталог (содержит описания 1039 экспонатов) был опубликован в 1998 году: Творчество и быт ГУЛАГа: Каталог музейного собрания общества «Мемориал» / Сост. и вступ. ст.: В. А. Тиханова; предисл.: С. А. Ковалев; худ.: Б. В. Трофимов; отв. ред.: Н. Г. Охотин. – М.: Звенья, 1998. – 208 с.

Кроме каталога и материалов конкретных выставок фонды музея публиковались в книгах:

  • Борис Свешников. Лагерные рисунки. Альбом / Сост.: И. Голомшток, И. Осипова; худ.: Б. Трофимов. – М.: Звенья, 2000. – 160 с.: ил. – На рус. и англ. яз.
  • Карлаг: Творчество в неволе: Художники, музеи, документы, памятники / Сост. Жумадилова Н.Т.; ; Карагандинский ун-т «Болашак», Международное о-во «Мемориал». – Караганда, 2009. – 248 с., ил. –на каз., рус. и англ. яз. 

Выставочная деятельность Музея ведется также на внешних площадках, в сотрудничестве со многими партнерами. С 1989 по 2015 год Музей организовал более 60 художественных и документальных выставок (выборочный список). Кроме того, материалы Музея ежегодно экспонируются на нескольких выставках, устроенных различными музеями и галереями в Москве, в других городах России и стран Европы. С 1990 г. экспонаты Музея участвовали более чем в 120 сторонних выставочных проектах. Широко используются материалы Музея и в различных виртуальных экспозициях, наиболее обширные подборки см., например: «Гулаг: дни и жизни» (Центр Розенцвейга, США), «Гулаг» (Ассоциация «Мемориал-Италия»), «Виртуальный музей Гулага» (НИЦ «Мемориал», СПб.), «Гулаг» (OSA, Budapest), в биографическом разделе сайта «Карта Гулага» (Мемориал Германия) и др. 

В разное время в Музее работали: В. В. Ашкенази, Н. В. Костенко, Е. О. Кудленок, С. А. Ларьков, Н. А. Малыхина, Н. Г. Мордвинцева, Н. Г. Охотин, Ю. Б. Полякова, В. А. Тиханова, С. Я. Фадеева, А. П. Шевелева. Фотоработы осуществляли: Н. А. Богданов, И. М. Клятов, В. В. Нефедов, А. А. Ульянин, А. А. Урванцев. В выставочных проектах постоянно принимали участие: Л. К. Алексеева, М. Б. Гнедовский, Е. А. Голосовская, В. Ю. Дукельский, А. А. Литвин, И. И. Осипова, А. Ф. Саргсян, М. В. Соколова и др.

В запасник отправляют менее ценные экспонаты? Или, наоборот, более ценные — чтобы никто точно не украл и не испортил?

Заведующая отделом нумизматики Государственного исторического музея Светлана Янина за работой в хранилище. 1966 год

Марина Чистякова:

Здесь немного другой принцип. Мы отбираем предметы для экспозиции не только по ценности, а в зависимости от того, как они помогают раскрыть нужную тему. Наша экспозиция посвящена истории России, и для каждого периода — будь это XVI, XVII или XVIII век — есть наиболее характерные вещи. Очевидно, что мемориальные предметы, например мундир Петра I, — это абсолютный уникум, который хочется показать. Тем не менее будет неверно считать, что в фондах осталось что-то не очень интересное, а в экспозицию, наоборот, вынесли все самое занимательное. 

Татьяна Левина:

Исторически все складывалось по-разному. В течение очень долгого времени как раз наиболее ценные вещи — в нашем случае русский авангард — могли быть в запаснике. Это было связано с партийной художественной политикой советского времени, авангард был запрещен. Иногда покушались даже на изъятие из запасников, то есть авангарду грозила полная ликвидация.

Картины прятали. Директор Русского музея Василий Алексеевич Пушкарев  С 1951 по 1977 год. устраивал тайники внутри запасника и прятал самое ценное: работы Малевича, Кандинского — чтобы Министерство куль­туры их не изъяло, например, для подарков Хаммеру  Арманд Хаммер (1898—1990) — американский предприниматель и коллекционер искусства, вел постоянную торговлю с СССР и даже имел свои предприятия на территории страны — например, фабрику по производству карандашей. У Хаммера было письмо, компрометирующее Ленина, которое пытались получить за счет этого сотрудничества и подарков, в том числе произведений искусства.. После закрытия Музея новой западной живописи в 1948 году его самые ценные экспонаты тоже оказались в запасниках Пушкин­ского музея, где была развернута экспозиция подарков Сталину. Скажем, принадлежащий Третьяковской галерее «Черный квадрат» после многолетнего пребывания в запаснике впервые был показан на выставке «Москва — Париж», которая прошла в 1981 го­ду в Пушкинском музее. После чего он опять был спрятан, и музей­щикам было сказано: «Про „Москву — Париж“ вы забудьте. Не было такого». В 1987 году к 70-летию Октябрьской революции я делала выставку «Искусство и революция», и тогда было время, когда все еще было непонятно, можно — или нельзя. «Черный квадрат» вытащили — убрали, вытащили — убрали, но в конце концов он все-таки висел на выставке. 

Словом, все меняется. То, что тогда было в запаснике, сейчас — наша гордость. А соцреализм, который был основным предметом экспонирования, — только в двух залах. Сегодня мы стараемся выставить лучшее, но в каком-то объеме считаем нужным показать и соцреализм, чтобы дать посетителю представ­ление о том, что вообще существовало. 

Наталья Козырева:

Основа любого старого музея — это чей-то дар: императорский, королевский, дар каких-то крупных собирателей, меценатов, банков и так далее. И в этом даре, как правило, не бывает одних шедевров, уникальных вещей гораздо меньше, чем средних и просто хороших. 

В экспозиции находятся визитные карточки каждого музея — так и должно быть. В остальном это зависит от того, что интересно сейчас показать в экспо­зиции. Если в музейных планах есть персональная выставка какого-либо худож­ника, тогда из запасников вынимаются подходящие вещи и делается более широкая экспозиция. Если хочется обратить больше внимания на какую-то тематическую линию, вынимается больше жанровых или пейзаж­ных произведений. Мы часто устраиваем такие монографические выставки, ведь так мы можем показать наши запасники. 

Аля Кедреновская:

Иногда в запасниках хранятся наиболее ценные предметы, если они ветхие и не могут долго находиться в экспозиции — тогда эти вещи могут появиться на временных выставках.

Зачем вообще нужны запасники? Они есть у всех музеев?

Запасник музея. Фотография Энсела Адамса. 1933 год

Главная задача музея — сформировать и сохранить собрание, но музеям с большими коллекциями, как правило, не хватает экспозиционных площадей, чтобы показать собрание целиком. Для этого нужны запасники. Запасники — это своего рода святая святых, из запасников потом создаются экспозиции и выставки, по ним пишутся книги и публикуются каталоги.

Когда в России во второй половине XIX века начали формироваться музейные собрания, которые затем станут основой Исторического музея, Театрального музея имени Бахрушина, Третьяковской галереи, они были небольшими и часто демонстрировались целиком. Источником этих собраний в том числе стали коллекции, собранные представителями просвещенного купечества. Исторический музей создавался из коллекций археологов, в частности графа Алексея Уварова и Ивана Забелина, и по первым учетным книгам  Самая первая из них датируется 1881 годом. видно, что они быстро пополнялись — соответственно, появилась необходимость обустроить запасники.

Наталья Козырева, заведующая отделом рисунка Государственного Русского музея: 

Решение главных задач музея — собрать, сохранить, изучить — может опираться только на запасники, которые складываются в течение долгого времени. Если у музея есть обширные фонды, то он может строить самые широкие планы, чтобы рассказать о том или ином явлении в искусстве, теме или сюжете.

А бывают экскурсии в запасники? Туда может попасть простой человек или искусствовед, который пишет диссертацию, например?

Посетитель в запаснике Королевской академии художеств. Лондон, 1949 год

Наталья Козырева:

В запасники Русского музея попасть можно, там постоянно проходят занятия со студентами по специальным пропускам и разрешениям. У нас занимаются исследователи, которым нужно обязательно посмотреть те или иные рисунки вживую, и постоянно идут киносъемки — это обычная практика музея. 

Марина Чистякова:

По правилам безопасности в фондохранилище музея посторонних людей не пускают, и, более того, сотрудник одного отдела по своему электронному пропуску не может войти в другой. Но у нас всегда были открытые хранения. То есть часть хранилища оборудуется стеклянными витринами, и там можно принимать небольшие экскурсионные группы. В закрытом же хранилище, как правило, кроме хранителей, никого не бывает.

Кроме того, у нас есть читальные залы при отделе книжного фонда, отделе рукописей и старопечатных книг и отделе письменных источников. Туда исследователи приходят по записи, показав письмо-отношение с причиной посещения. Часто попасть в запасники хотят наши коллеги, музейные сотрудники, которые пишут книгу или формируют какую-то выставку, им необходимо посмотреть, например, на конкретную гравюру. Их могут пустить в запасники, но если там нет условий, чтобы принять посетителя, то в сопровождении хранителя документы выносятся в читальный зал.

Мария Петрова:

Каждый музей устанавливает свои правила. Сейчас популярен формат откры­того хранения: запасник сразу обустраивается таким образом, чтобы туда могла приходить публика. Это сложно организовать, и требуется много ресур­сов — вплоть до полной перестройки помещений. У нас такой формат пока невозможен. В обычный закрытый запасник, конечно, должны пускать иссле­дователей, но вряд ли человек с улицы, не имеющий обоснования, сможет туда попасть. Мы пускаем исследователей по запросу. Но они не работают в запас­ни­ках, мы можем принести им нужные материалы для работы под нашим наблюдением.

Татьяна Левина:

Мы пускаем людей и показываем им произведения по письму — человек может писать любую научную работу, диссертация это или курсовая. Он приходит с письмом от университета, где указано, что ему надо посмотреть, например, живопись ОСТа.

Экскурсий как таковых у нас нет, во всяком случае сейчас. Мы рассчитываем, что в галерее на Крымском Валу после реконструкции появится открытый запасник, но весь запасник сделать открытым невозможно просто потому, что вещей очень много. Но могут быть и другие варианты: скажем, в западных музеях в экспозицию иногда выносят реставрационные мастерские, за стеклом.

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА

микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Нон-фикшн дня

Как The Beatles уничтожили рок-н-роллПушкин дня

Пушкин-русофилМонета дня

Сребреник

Архив

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector