О музейном проектировании

Музей – это не здание, а то, что внутри здания

А.С.: Существуют стандартные ошибки в проектировании музеев? Какие? Когда удаётся понять, что при проектировании допущена ошибка?

А.Л.: Да, их несколько. Первая состоит в том, что люди, принимающие управленческие решения, представляют себе музей как здание (желательно с колоннами), и сразу прибегают к услугам архитекторов. А  музей – это не здание, а то, что внутри здания. Поэтому сначала нужно спроектировать именно его, разработать концепцию будущего музея, и только на её основании формулировать техзадание для архитекторов. Иногда бывают просто курьёзные случаи. В одном регионе построили новое здание для областного музея. Говорят: «Музейщики, вот вам музей!». Музейщики приходят, а них скульптура ни в один проём не проходит – нужно фасад разбирать.

Вторая распространенная ошибка – когда для проектирования нового музея привлекают не музейных проектировщиков, а музейных работников. А они, как уже было сказано выше, представители другой профессии. Обычно у них нет опыта создания новых музеев. Эти эксперименты тоже не всегда заканчиваются удачно.

И наконец, третья ошибка типична для частных коллекционеров, создающих собственные музеи. Многие из них искренне полагают, что если выставить свою коллекцию в публичном пространстве, она и станет музеем. Увы, это не так. Разница такая же, как между самосвалом кирпича и готовым домом.

А.С.: Приходилось ли исправлять ошибки работе в уже существующих музеев?

А.Л.: Конечно. Любая модернизация существующего музея предполагает исправление выявленных ошибок. Порой это даже не ошибки, а процесс естественного старения. То, что было хорошо 40 лет назад, сегодня уже не годится. Бывает, приходится исправлять ошибки в проектировании ещё не открытого музея. Реальный случай: создавался крупный региональный музей. Заказчики решили не привлекать музейных проектировщиков, обойтись силами дизайнеров. Два года мучились, а за четыре месяца до открытия (которое нельзя было отложить) осознали, что не будет никакого музея – даже плохого. Бросились за помощью к нашей Лаборатории. Пришлось взять на себя роль бригады скорой помощи. Не могу сказать, что этот вид работы принадлежит к числу мною любимых: куда лучше делать с нуля, чем исправлять чужие «косяки». Но иногда приходится.

Что есть коммерция

В российском законодательстве действительно нет определения слова «музей», адекватного нынешним реалиям, соглашаются опрошенные «Известиями» представители сферы. Необходимость решить эту проблему давно назрела, считает директор Музея архитектурной художественной керамики «Керамарх» Константин Лихолат. По его словам, настоящие музеи только выиграют от этого, поскольку их статус повысится.

Беспокойство многих участников индустрии вызвало пояснение Александра Шолохова, что музеи должны быть именно некоммерческими. Большинство частных музеев страны сейчас юридически оформлены как коммерческие структуры — ООО и ИП, сообщили «Известиям» в Союзе частных музеев и коллекционеров.

Музейный фон-5

Зампред комитета Госдумы по культуре Александр Шолохов

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

— Инициатива не направлена на дискриминацию какого-либо вида музеев — ни по направлению, ни по принадлежности, ни по виду собственности и организационно-правовой форме, — пояснил свои слова Александр Шолохов.

А вот Министерство культуры настроено более категорично.

— Нередко частными музеями называют себя организации, созданные в виде АНО, НП, ИП, ООО, галерей и т.п., не соответствующие требованиям музейного законодательства, — отметили в пресс-службе ведомства. — Минкультуры России, безусловно, заинтересовано в том, чтобы музеями назывались исключительно некоммерческие учреждения, у которых есть музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав Музейного фонда.

Учредитель и директор музеев Тульской области «Филимоновская игрушка», «Гармони деда Филимона», «Кружевная сказка», а также музея советской игрушки «В детство» Сергей Кузнецов, в свою очередь, задается вопросом: если государство разрешает существование таких форм, как ООО и ИП, то почему это недопустимо в сфере музейной?

Музейный фон-2

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

В период пандемии регистрация в качестве ИП и ООО помогла многим частным музеям получить поддержку от государства. Музеи, зарегистрированные как частные учреждения культуры, этой помощи оказались лишены, — напомнил Семен Жильцов.

Много вопросов у музейщиков и в отношении требований к ценности музейных предметов.

— Необязательно у музея должны быть ценные экспонаты. Он может завораживать своей историей, рассказом, — уверен Сергей Кузнецов. — Ввести жесткие критерии — значит задушить маленькие частные музеи, которые находятся далеко от столицы. Кто будет в районном центре, далеко от столицы, оценивать, имеет тот или иной предмет художественную или научную ценность? Муниципальный музей? Или мне надо в столицу посылать предметы?

По мнению Сергея Кузнецова, к музеям надо подходить дифференцированно, аналогично тому, как это делается в отношении коммерческих структур: есть малый, средний и крупный бизнес, и требования к ним разные. Заставлять небольшие региональные музеи включать свои предметы в каталог Музейного фонда неправильно.

Экономическая эффективность музея в туристском регионе определяется не его доходами по кассе, а тем, сколько турист тратит в городе

А.С.: Убыточны ли музеи в России и нормально ли это? Не рассчитываете ли Вы при проектировании затраты на последующую эксплуатацию?

А.Л.: Если считать «по кассе», то музеи убыточны во всём мире, и это совершенно нормально. Другое дело, что во многих странах от таких подсчётов давно отказались. Музею нужно не зарабатывать, а создавать трафик. А деньги пусть зарабатывают рестораны, гостиницы, магазины… Экономическая эффективность музея в туристском регионе определяется не его доходами по кассе, а тем, сколько турист тратит в городе. А музей при этом может быть вообще бесплатным. В тех местах, где туристов мало или нет совсем, музеи работают в логике мериторного блага. Есть такая категория общественных благ, которую их потребители не могут оплачивать в полном объёме. Мы же не задаём вопроса: «Почему убыточен прогноз погоды или пожарная охрана?»

Затраты на последующую эксплуатацию иногда рассчитываем, но такая потребность возникает сравнительно редко. С этой задачей сами музейщики легко справляются.

А.С.: В Российской империи были музеи «музейного» уровня, удовлетворяющие требования к серьёзным музеям? Или такие музеи появились только в СССР?

А.Л.: Крупнейшие музеи, работающие в России сегодня, появились до революции. Они и тогда удовлетворяли требованиям к серьёзным музеям и сейчас удовлетворяют. Другое дело, что сегодня эти требования сильно отличаются от тех, что были полтораста лет назад.

Преференций не будет

Сменить регистрацию с коммерческой формы собственности на «частное учреждение культуры» ничего не стоит, успокоил коллег Константин Лихолат.

По его словам, при оформлении «Керамарха» документы приняли со второго раза, при этом чиновники отнеслись максимально внимательно и никаких бюрократических препон не чинили, напротив, помогали.

Музейный фон-3

Музей архитектурной художественной керамики «Керамарх»

Фото: keramarch.ru

— Свою первую общественную организацию я регистрировал в 1998–1999 годах, и тогда это было значительно сложнее, почти невозможно. Сейчас люди стали работать гораздо лучше. Так что даже и упрощать процедуру нет смысла, — рассказал Константин Лихолат.

Частное учреждение культуры предполагает дополнительную отчетность, а значит, увеличивает нагрузку на штат музея, возразил Сергей Кузнецов. Кроме того, эта юридическая форма не позволяет свободно и оперативно расходовать средства. «Даже лампочку для музея просто так не купишь», — отметил он.

Наконец, никаких формальных преимуществ и преференций музеи, в полной мере соответствующие представлению государства об этом виде деятельности, не получат, признал Александр Шолохов. При этом в Минкультуры подчеркнули, что ведомство «готово предоставить частным музеям возможность участвовать в культурно-гуманитарных проектах по продвижению российских музеев».

В России музеи либо топовые, либо дурная самодеятельность. Середины нет

А.С.: Сегодня в России существуют, на Ваш взгляд, хорошие музеи?

А.Л.: В этом вопросе содержится несколько вопросов. Потому что следует уточнить – хорошие с какой точки зрения? – По качеству коллекции, инфраструктуры, по уровню музейной педагогики?.. Поскольку я сегодня говорю с позиции музейного проектировщика, то сужу вопрос: каковы российские музеи по уровню проектирования (например, по концепции, сценарию и дизайну экспозиции)? Если судить по высшим достижениям, всё не так уж плохо: есть у нас несколько музеев, которые не уступают лучшим западным образцам. А вот средний уровень пока очень слабый. И главная проблема не в том, что у нас мало музеев экстра-класса – их везде мало. В западных странах профессионально сделанные музеи крепкого среднего уровня количественно преобладают, а в России их единицы. У нас они либо топовые, либо дурная самодеятельность. Середины нет.

А.С.: Перенимая зарубежный опыт какие из зарубежных музеев стоит взять на образец?

А.Л.: Наиболее продвинутые в области музейного дела страны – Великобритания, Германия, Австрия, Швейцария и Голландия. На них и нужно ориентироваться.

А.С.: Часто отечественные музеи отправляли и отправляют сотрудников для перенимания опыта в зарубежные. Вам известны случаи, когда увиденное было с пользой внедрено у нас? Существует ли критерий (или должен ли существовать) кого отправлять в подобные командировки?

А.Л.: Совсем не часто! У наших музеев нет средств на зарубежные стажировки для сотрудников. Если это и происходит, то, как правило, за  счёт грантодающих организаций. И это сравнительно редкие случаи.

Инзель Хомбройх. Павильон 12-ти залов

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector