Эдуард мане. 5 картин художника с колумбовской кровью

Мане мореход

Закончив учёбу в 1848 году, Эдуард решил уступить отцу, который был категорически против планов сына стать художником, и подал документы в мореходную школу. Но вступительных экзаменов не выдержал в силу слабой общеобразовательной подготовки. Перед второй попыткой в числе таких же соискателей Мане идёт в учебное плаванье на паруснике.

Среди прочих стран судно останавливалось в Бразилии. Здесь Мане окончательно утвердился в своём стремлении обучаться живописи – так его очаровали богатые краски и экзотические виды тропиков. Из плавания Мане привёз множество рисунков и этюдов, в том числе с морскими пейзажами и набросками, в которых героями были члены команды и интересные типажи из числа жителей посещаемых стран.

Летом 1849 года Мане снова провалил экзамены. Но на этот раз есть что предъявить отцу.

Ещё одна куртизанка Мане

Мане всегда был первопроходцем, как и Франсиско Гойя в своё время. Он пытался найти свой собственный путь в творчестве. Он стремился взять лучшее из творчества других мастеров, но никогда не занимался подражательством, а создавал своё, аутентичное. “Олимпия” – яркий тому пример.

Мане и в последующем остался верен своим принципам, стремясь изображать современную жизнь. Так, в 1877 году он пишет картину “Нана”. Написанная в импрессионистской манере. На ней женщина лёгкого поведения припудривает носик на глазах ожидающего её клиента.

Эдуард Мане. Нана. 1877 г. Гамбургский кунстхалле музей, Германия.

Слишком откровенная реалистичность Олимпии

Мане пошёл против всех вышеописанных правил. Его Олимпия слишком реалистична. До Мане так, пожалуй, писал только Франсиско Гойя. Он изобразил свою Маху обнаженную хоть и приятной внешне, но явно не являющейся богиней.

Маха является представительницей одного из самых низших сословий Испании. Она, как и Олимпия Мане, смотрит на зрителя уверенно и немного вызывающе.

Франсиско Гойя. Маха обнаженная. 1795-1800 гг. Музей Прадо, Мадрид.

Мане также вместо прекрасной мифической богини изобразил женщину земную. Более того – проститутку, которая оценивающе и уверенно смотрит прямо на зрителя. Чернокожая служанка Олимпии держит букет цветов от одного из её клиентов. Это ещё более подчёркивает, чем наша героиня зарабатывает на жизнь.

Внешность модели, названной современниками уродливой, на самом деле просто не приукрашена. Это внешность реальной женщины со своими недостатками: талия еле различима, ноги коротковаты без соблазнительной крутизны бёдер. Выступающий живот никак не скрадывается худощавыми ляжками.

Именно реалистичность социального статуса и внешности Олимпии так возмутили публику.

Барак Альма́

 Э. Мане. Расстрел императора Мексики Максимилиана. 1867 г.,Кунстхалле, Мангейм.

Неприятие Мане установившегося во Франции строя во главе с Наполеоном выливается в написание им картины «Расстрел императора Максимилиана» — повествование о казни ставленника французского правительства в Мексике. Эту картину Мане не смог выставить в сооруженном им по примеру Курбе бараке у моста Альма в числе прочих по причине сильнейшего политического резонанса.

С 1868 года, в период краха Империи ни один из официальных салонов не принес Мане славы и творческого удовлетворения. Продолжались нападки критиков и неприятие творчества художника буржуазной публикой.

Цвет, — говорил Мане, — это дело вкуса и ощущения, но надо иметь за душой ещё кое-что, то, что вы хотите выразить, — без этого всё теряет смысл! Из воспоминаний Жаннио (перевод с французского Т. М. Пахомовой).

Путешествие в Бразилию

В 1848 году, после окончания учёбы, молодой Мане столкнулся с решительным противодействием отца его планам стать художником. Своего рода компромисс был найден, когда Мане решил поступать в мореходную школу в 1847 году, однако с треском провалил вступительные экзамены (сказалась общая малообразованность Мане). Тем не менее, в качестве подготовки к повторным экзаменам ему было позволено отправиться в учебное плавание на парусном судне «Гавр и Гваделупа».

Во время путешествия парусник, в частности, посетил Бразилию. Экзотика и богатство красок тропических стран лишь усилили желание Мане обучаться живописному искусству — из поездки Эдуард привез большое количество рисунков, набросков и этюдов. В качестве моделей он часто использовал членов команды.

От этого путешествия остались многочисленные письма Мане к родственникам, в которых он описал свои впечатления от карнавала в Рио и экзотическую красоту бразильских женщин. С другой стороны, он критическим взглядом оценивал рабство и возможную реставрациюмонархии во Франции. Последующие работы Мане на одну десятую часть состоят из морских пейзажей, и в этом не последнюю роль сыграло его морское путешествие в Бразилию.

«Олимпия»

Конфликт усугубился с появлением следующего произведения Мане – знаменитой “Олимпии”, которая также стала своего рода пощёчиной общественному вкусу. В ней художник также модернизировал классические мотивы (прототипом служила “Венера Урбинская” Тициана). Вместо Венеры Мане изобразил “голую женщину на неприбранной постели и возле нее негритянку с букетом цветов и черную кошку с выгнутой спиной”. Между персонажами не видно явной связи, но от их сочетания рождаются неоднозначные ассоциации. Моделью для “Олимпии” также служила Викторина Меран.

 
 Эдуард Мане, “Олимпия”, 1863

Картина была принята в Салон и потрясла публику. Возле неё собирались толпы людей, некоторые норовили проткнуть её зонтиками, и охранники вынуждены были призывать всех к порядку. Новизна этих двух полотен вызывала критику со всех сторон. Но более проницательными оказались Эмиль Золя, Виктор Гюго и Шарль Бодлер – они приняли сторону Эдуарда Мане. Золя активно защищал Мане в прессе:

Эдуард Мане, «Голова собаки»

Любопытно писал об Эдуарде Мане А. Пруст:

Мане писал парижские улицы и кафе, скачки, морские сцены, обнажённых женщин за туалетом, портреты и натюрморты. Именно это стремление облагородить саму окружающую действительность привлекало к Мане молодых новаторов, за которыми вскоре утвердилось название «импрессионисты». Местом, где собирались художники нового направления, стало кафе “Гербуа” в квартале Батиньоль, откуда произошло первое название группы – “батиньольская”. Но, хотя Эдуард Мане во многом способствовал зарождению импрессионизма, сам он не слился с этим движением. Своеобразным итогом импрессионистических поисков и всего творчества Мане становится его работа “Бар в Фоли-Бержер” (1882).

Последние годы

В сентябре 1879 года у Мане случился первый острый приступ ревматизма. Вскоре оказалось, что он болен атаксией — нарушением координации движений. Болезнь быстро прогрессировала, ограничивая творческие возможности художника. В этот период появились многочисленные натюрморты и акварели. В декабре 1881 года по рекомендации Антонена Пруста, друга детства художника и нового министра культуры, Мане был награждён орденом Почётного легиона.

Преодолевая проявление болезни, Мане написал последнее большое масляное полотно «Бар в „Фоли-Бержер“», которое с энтузиазмом было воспринято в Салоне в 1882 году. В эти годы Мане наконец получает признание своего таланта — даже со стороны тех, кто всю жизнь с ним боролся. Художнику становилось всё труднее не только работать, но и передвигаться. 19 апреля 1883 года ему ампутировали левую ногу, а через 11 дней он умер в страшной агонии. На похороны великого творца собрался весь артистический Париж.

Человек-скандал

В 1859 году Париж был взволнован первым из бесконечной череды скандалов, связанных с именем Эдуарда Мане и Салоном. Для выставки художник создал полотно «Любитель абсента» (1858-1859). Сюжет он почерпнул в стихотворном сборнике «Цветы зла» не менее скандального поэта Шарля Бодлера, близкого друга Мане.

Наверное, высокое жюри еще могло бы стерпеть темные, мрачноватые тона картины, но разве оно могло допустить, чтобы в благонравном Салоне был выставлен портрет парижского пьяницы! Отказ был резким и категорическим.

В 1861 году Мане написал две картины, которые все-таки прошли через сито жесткого отбора. «Гитарреро» получил награду Салона, а «Портрет родителей» наконец принес Эдуарду признание семьи.

Следующая попытка выставиться в Салоне вновь оказалась безуспешной. Полотно «Музыка в Тюильри» (1862) стало огромным групповым портретом, каких до Мане не писал никто. Эдуард изобразил на полотне не только себя, но и почти всю свою родню и друзей. Но удивление и отторжение жюри вызвало даже не это, а отсутствие предписанной классическим жанром тщательной проработки деталей. В такой манере в то время иллюстрировали журналы и газетные репортажи, и для живописи она считалась совершенно непригодной. Вблизи воспринять картину было очень сложно, общий вид открывался только на расстоянии.

К выставке 1863 года художник подготовил три картины: «Купание» (или «Завтрак на траве», 1863), «Молодая женщина в костюме эспада» (1862) и «Молодой человек в костюме махо» (1863). Но выставиться в Салоне ему не удалось. Впрочем, в тот год было отклонено почти три тысячи работ разных мастеров

Тогда-то и произошло чрезвычайно важное событие, определившее ход истории искусства. Возмущенные художники обратились за разрешением открыть одновременно с официальным Салоном альтернативную, как сказали бы сейчас, выставку, где могли бы демонстрироваться полотна художников, не принятые жюри

Самые известные картины Мане

Сегодня полотна Эдуарда Мане завидные экспонаты музеев и частных коллекций.

Трудно выделить краткий список наиболее знаменитых полотен, слишком многие достойны и носят признаки зарождающегося импрессионизма:

  • «Музыка в саду Тюильри» (1862);
  • «Завтрак на траве» (1863);
  • «Олимпия» (1863);
  • «Железная дорога» (1872-73);
  • «Аржантей» (1874);
  • «Кабачок» (1878-79);
  • «Сад в Бельвю» (1880);
  • «Букет цветов» (1882);
  • «Гвоздика и клематис в хрустальной вазе» (1882).

Только вот пожил мало и не успел насладиться славой и положением триумфатора, лишь за год до смерти получив право выставляться вне конкурса.

«Олимпия» – смелый шаг Мане

Картина-загадка «Бар в Фоли-Бержер» Эдуарда Мане

«Завтрак на траве» Эдуарда Мане – яркий, но тихий бунт

Возвращение на родину

Справившись со своим подавленным состоянием и утвердившись в собственной правоте, Мане возвращается в Париж и с новыми силами берётся за работу. В 1867 году в отдельном павильоне, организованном самолично в рамках Всемирной выставки, предъявляет публике пять десятков своих картин – художник теперь более решителен. Официальный салон также не противится и берёт некоторые к показу. Эдуард Мане ведёт активный образ жизни, много общается, становится завсегдатаем на вечеринках в кафе, где собираются как знаменитости, так и начинающие художники, литераторы. Бывают здесь и молодые живописцы, будущие импрессионисты, с которыми Мане особо сближается. Появляется у него и целая плеяда поклонников и ярых защитников.

В эти годы во Франции обостряется политическая ситуация. Разворачиваются военные действия, империя терпит крах, и Эдуард Мане, вступив в армию, защищает Париж. В это тревожное время он около года не подходит к мольберту. По окончании политических перипетий Мане возвращается к работе, но приём публикой и критикой его творчества подобен волнам – то взлёт, то порицания. К 1874 году Эдуард Мане стилистически стал близок к импрессионизму, первые ростки которого уже пробивались.

“Олимпия” 1863

«Олимпия» Мане была принята Салоном 1865 года, где вызвала резкую критику. На картине изображена обнаженная женщина (та же модель, что и в “Завтраке”, Викторина Мёран), лежащая на кровати, в то время как слуга ухаживает за ней. Взяв за основу картину Тициана “Венера Урбинская”, Мане запечатлел ряд деталей, которые позволили определить женщину как секс-работницу: декоративные тапочки, орхидею, заправленную за ухо, браслет и жемчуг на подвязке, а также предложенный букет, который можно интерпретировать как подарок от своего покровителя. По краю кровати крадется черная кошка. Мане снова отказывается от ренессансной традиции плавного перехода в пользу быстрых мазков и резкого освещения, что еще больше очеловечивает объект. Картина была сочтена оскорбительной во время своего дебюта, хотя его друг Моне в конце концов убедил кураторов показать ее в Люксембургском музее. Сейчас она принадлежит Музею Орсе (Musée d’Orsay) в Париже. 

Эдуард Мане, Коррида, 1865–1866 гг.

Скандал

Парижский салон


Эдуар Мане. «Иисус и бичующие его воины» («Поругание Христа стражей») Впервые представить свои работы на Парижском салоне Мане пытался в 1859 году. Однако его «Любитель абсента» к салону допущен не был. В 1861 году на Парижском салоне благосклонность публики снискали две работы Мане — «Испанский гитарист» и «Огюст и Эжени Мане, родители художника». В 1863 году работы Мане снова не прошли отбор жюри Парижского салона и были показаны в рамках «Салона отверженных», где уже «Завтрак на траве» оказался в эпицентре крупного скандала.

Вероятно, Мане собирался показать «Олимпию» на Парижском салоне в 1864 году, но поскольку на ней была опять изображена та же обнажённая Викторина Мёран, Мане решил избежать нового скандала и предложил на Парижский салон 1864 года вместо «Олимпии» «Эпизод боя быков» и «Мёртвого Христа с ангелами», но и им было отказано в признании. Лишь в 1865 году «Олимпия» была представлена на Парижском салоне вместе с картиной «Иисус и бичующие его воины» («Поругание Христа стражей»).

Биограф художника Эдмон Базир писал:

Он задумал и выполнил «Олимпию» в год своей женитьбы (1863), но выставил ее только в 1865 году. Несмотря на уговоры друзей, он долго колебался. Осмелиться — вопреки всем условностям — изобразить голую женщину на неприбранной постели и возле неё — негритянку с букетом и черную кошку с выгнутой спиной. Написать без прикрас живое тело и подкрашенное лицо этой модели, растянувшейся перед нами, не завуалированное каким-либо греческим или римским воспоминанием; вдохновиться тем, что видишь сам, а не тем, чему учат профессора. Это было настолько смело, что он сам долго не решался показать «Олимпию». Надо было, чтобы кто-нибудь подтолкнул его. Этот толчок, которому Мане не мог противостоять, исходил от Бодлера.

Новая манера письма

Из-за «Олимпии» Мане разразился один из самых крупных скандалов в искусстве XIX века. Скандальным оказался как сюжет картины, так и живописная манера художника. Мане, увлекавшийся японским искусством, отказался от тщательной проработки нюансов светлого и тёмного, к которой стремились другие художники. Из-за этого современники не смогли увидеть объёмности изображённой фигуры и считали композицию картины грубой и плоской. Гюстав Курбе сравнил Олимпию с дамой пик из колоды карт, только что вышедшей из ванны. Мане обвинили в аморальности и вульгарности

Антонин Пруст позднее вспоминал, что картина уцелела лишь благодаря мерам предосторожности, принятым администрацией выставки

Никогда и никому ещё не приходилось видеть что-либо более циничное, чем эта «Олимпия», — писал современный критик. — Это — самка гориллы, сделанная из каучука и изображённая совершенно голой, на кровати. Её руку как будто сводит непристойная судорога… Серьёзно говоря, молодым женщинам в ожидании ребенка, а также девушкам я бы советовал избегать подобных впечатлений.

Полотно, выставленное на Салоне, вызвало ажиотаж и подверглось дикому глумлению со стороны толпы, взбудораженной обрушившейся из газет критикой. Испуганная администрация поставила у картины двух охранников, но и этого было недостаточно. Толпа, хохоча, завывая и угрожая тростями и зонтами, не пугалась и военного караула. Несколько раз солдатам приходилось обнажать оружие. Картина собирала сотни людей, пришедших на выставку лишь для того, чтобы обругать картину и плюнуть на неё. В итоге картину перевесили в самый дальний зал Салона на такую высоту, что её было почти не видно.

Художник Дега сказал:

Известность, которую Мане завоевал своей Олимпией, и мужество, которое он проявил, можно сравнить только с известностью и мужеством Гарибальди.

Сближение с импрессионистами

Во время осады Парижа в 1870 году Мане, как убеждённый республиканец, остался в столице. После франко-прусской войны и Парижской коммуны художник ещё ближе сходится с молодыми импрессионистами. Об этом свидетельствуют, например, многочисленные картины, написанные напленэре, бок о бок с Клодом Моне в Аржантее в 1874 году. Тем не менее, Мане не хотел участвовать в выставках групп импрессионистов. Он предпочитал любой ценой добиться признания жюри официальных Салонов. Очередная шумиха вокруг его имени возникла в 1874 году. «Железная дорога» опять вызвала острую антипатию жюри. И лишь в 1879 году Салон оценил упорство художника: полотна Мане «В теплице» и «В лодке» были встречены очень тепло.

Бар в «Фоли-Бержер» 1882

Эта масштабная картина была последней крупной работой Эдуарда Мане, завершенной перед его смертью в 1883 году, и дебютировала в Парижском Салоне 1882 года. С тех пор зрители пытаются решить загадку ее композиции, поскольку барменша стоит перед зеркальной стеной, которая отражает не ее зрителя — как того требует реальность — а шумную толпу. И вопреки всей логике отражения официантки и джентльмена, с которым она общается, смещены вправо. Фоли-Бержер был известным местом в Париже, где выступали артисты цирка и балерины, которые тогда считались неприличными. Современные ученые также предполагают, что и его буфетчицы были секс-работницами. Из всех его картин «Бар в Фоли-Бержер», пожалуй, самая внушительная из нововведений Мане, основанная на банальных образах, предлагающих сложные эксперименты.

Биография Эдуарда Мане

Эдуар Мане родился в Париже 23 января 1832 года в довольно респектабельной семье. Отец будущего художника, Огюст Мане, служил в министерстве юстиции, а мать была дочерью дипломата.

Отец желанию сына учиться на художника яростно воспротивился. В конце концов, полем для его дальнейшей карьеры выбрали морскую службу. Но юноша провалил вступительные экзамены в морское училище. Оказавшись не у дел, он устроился юнгой на торговое судно. В декабре 1848 года новоиспеченный юнга оказался на борту парусника, отправлявшегося в Рио-де-Жанейро.

Вернувшись во Францию, Эдуар наконец-то смог победить стойкую неприязнь отца к занятиям искусством. Бунтарский дух заставлял его искать не совсем обычные пути в жизни.

Вместо того чтобы, подобно другим мечтающим об артистическом призвании, поступить в Школу изящных искусств (на этом настаивал и отец Мане), он пошел учиться в мастерскую Тома Кутюра, незадолго до того прогремевшего в Салоне 1847 года своей картиной «Римляне эпохи упадка» с изображением античной оргии. Юношу привлекла эта скандальная слава. Он закончил у Кутюра полный шестилетний курс обучения (1850—1856), однако все это время отношения между учителем и учеником оставляли желать лучшего. Мане явно скучал в мастерской Кутюра.

Последовавшая в том же году смерть отца освободила художника от многих ограничений, сковывавших его жизнь. Полученное наследство позволяло ему теперь не думать о том, как заработать себе на жизнь. В создавшихся условиях Мане почувствовал себя достаточно свободным для того, чтобы жить и писать так, как ему хочется. Следствия этого проявились очень быстро. Новую его картину «Завтрак на траве».

К концу 1860-х годов Мане приобрел двусмысленную репутацию. Многие считали его каким-то исчадием ада — между тем как это был воспитанный человек с безукоризненными манерами. Выставленные в Салоне картины Мане продолжали подвергаться нападкам критики, а его персональную выставку, организованную в рамках Всемирной парижской выставки 1867 года, попросту освистали. В этих обсуждениях и были сформулированы основополагающие принципы импрессионизма.

Но начавшаяся в 1870 году франко-прусская война заставила на время забыть о живописи. Мане поступил в артиллерию в звании лейтенанта.

После войны «банда Мане», как называли художников-«батиньольцев» обыватели от искусства, вновь собралась в Париже.

Мане поддерживал импрессионистов, однако никогда не выставлялся вместе с ними, считая, что битва за современное искусство должна разворачиваться только в рамках официального Салона. Впрочем, это не помешало ему взять на вооружение некоторые чисто импрессионистические приемы письма.

В 1874 году он поехал в Аржантей, где работал на пленэре рука об руку с Моне и Ренуаром. Следы всего этого без труда обнаруживаются в его работах того времени.

В 1879 году у Мане появились грозные признаки атаксии, при которой, вследствие поражения головного мозга, нарушается координация движений. Чуть позже он уже не мог писать. По иронии судьбы именно в эти годы к художнику пришло долгожданное признание.

В 1881 году он получил медаль Салона, а чуть позже был награжден орденом Почетного легиона.

Весной 1883 года Мане ампутировали левую ногу. Операция прошла неудачно, и вскоре Мане скончался. Произошло это 30 апреля, как раз накануне открытия очередного Салона.

Поздний период

 Могила на кладбище Пасси

Начиная с 1877 года в живописи Мане заметно стремление к натюрмортам и портретам. Особенно явно прослеживается влияние на Эдуарда творчества Веласкеса. Постепенно художник обретает признание. С 1879 года его авторитет в глазах критиков от искусства растёт, его картины принимаются салонами. На одном из них Мане удостаивается медали за второе место, что даёт ему возможность выставляться, минуя отбор жюри.

В тот день, когда захотят описать завоевания или поражения французской живописи XIX века, можно будет пренебречь Кабанелем, но нельзя будет не считаться с Мане. Кастаньяри, 1875 год (перевод с французского Т. М. Пахомовой).

Тем не менее, творчество Эдуарда Мане не было до конца признанным вплоть до 1890-х годов. Лишь тогда его картины начали приобретаться в частные и государственные собрания («Олимпия» была практически навязана Лувру друзьями Эдуарда, выкупившими её по общественной подписке в1889 году).

В марте—апреле 1883 года Эдуард Мане переносит тяжелейшую операцию по ампутации ноги. Несмотря на первые симптомы кажущегося выздоровления, 30 апреля 1883 года художник умирает. Мане так и не дождался своей славы, однако после его смерти творчество всё же нашло своих почитателей.

Второй этап творчества — 1862 год. Его можно назвать «испанским».

Это время, когда
создано довольно много рисунков и картин
на испанскую тематику.

Создание
этих полотен обусловлено, с одной
стороны, исторической ситуацией —
Наполеон III,
женившись на особе,
принадлежащей старинному испанскому
роду, завозит в Лувр множество картин
испанских живописцев. Мане тщательно
копирует их. Испания входит в моду у
французов.

С другой стороны,
страсть, темперамент испанских танцоров
привлек Мане, который жаждал приобщиться
к ярким проявлениям человеческого
характера, естественности и не
надуманности.

Мане создает
серию картин с изображением испанских
танцоров.

«Испанский
музыкант» – «Гитарреро»
был написан в новой манере, которая
находится между так называемой
реалистической и романтической. В ней
опять же мы наблюдаем реминисценции
голландцев 17 века, Караваджо.

В 1862 году он
создает еще несколько работ: портрет
испанской танцовщицы – «Лола из
Валенсии
», изображает своего брата
Эжена в национальном испанском костюме
махо – «Молодой человек в костюме
махо»,
пишет «Портрет Викторины
Мёран в костюме эспады».

После триумфа
в Салоне «Гитарреро» многие молодые
художники отправились к господину Мане,
они начали считать его своим учителем.

Этапным
произведением мы выделяем работу «Лола
из Валенсии».

В этой работе
художник решает ту же проблему, что и
на протяжении всего периода – отношение
модели и фона, поиск яркой, естественной
натуры.

Он выстраивает
соотношение красок яркого национального
костюма танцовщицы с остальными цветами
работы.

Можно привести
высказывание Ш. Бодлера о картинах
вообще: «все должно содействовать
выражению основной идеи, все должно
хранить ее изначальный колорит,
…опознавательные цвета».

Основные цвета
этой работы – красный, белый и черный.
Фон дан условно – мы видим некие
перекладины. Основные цвета – цвета
страстной, эмоциональной Испании,
символы духа страны. Художник передает
своеобразие именно испанского
темперамента.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector