Биография поля сезанна

Облокотившийся курильщик, 1895—1900. Париж, коллекция Гертруды Стайн

     Если Гоген считал свои лависы
и гуаши подготовительными этюдами к большим композициям, то Сезанн несомненно
рассматривал большую часть своей “водяной” живописи как законченные, самоценные
произведения. Конечно, самым красивым акварелям мастера из Экса подчас соответствуют
одна или несколько картин маслом. Как отметил Лионелло Вентури, “они то предшествуют
картине, то появляются вслед за ней. Порой они становятся как бы генеральной
репетицией, порой возвратом, повторением, сделанным для того, чтобы продвигаться
дальше. Но они всегда — некий разговор художника с самим собой”.

    В последнее двадцатилетие жизни и особенно
после 1888 года Сезанн страстно увлекался акварелью: он считал ее техникой,
наиболее пригодной для решения проблем света и пространства. Эмиль Бер-нар,
ученик и один из первых приверженцев живописца “Игроков в карты”, убедительно
подчеркивал величайшую ценность поисков учителя в области построения многопланового
пейзажа, обозначения объема фигуры или предмета. “Сезанн,—пишет Бернар в своих
“Воспоминаниях”, — был прав. Нет хорошей живописи, если поверхность холста
остается плоской—нужно, чтобы предметы вращались, удалялись, жили. В этом—вся
магия нашего искусства”.

   Между 1895 и 1900 годами Сезанн писал некоторых
своих соседей, которые позировали ему в мастерской, часами не произнося ни
слова. Это были крестьяне, итальянские рабочие, огородники, скромные и работящие
люди, привлекавшие художника простотой и силой характеров.

Избегая живописных деталей, Сезанн любил писать их в самых простых
позах, по-грудно или в полуфигурном изображении, облокотившимися о столик
кафе, курящими или играющими в карты.

     В “Облокотившемся курильщике”
из фонда Барнса восхищает уверенность, с какой Сезанн несколькими охристыми
и пепельно-серыми мазками оживил карандашный силуэт модели, в то же время
бережно сохраняя белизну бумаги, не делая ничего без долгих предварительных
наблюдений и размышлений. В акварели, которую мы воспроизводим, Сезанн сумел
передать простое и вместе с тем исполненное достоинства выражение одного из
своих соседей, быть может, еще лучше, чем в двух живописных произведениях
на тот же сюжет (одно хранится в Кунст-халле в Манхейме, другое—в Музее изобразительных
искусств им. А. С. Пушкина в Москве). Нужно вернуться к братьям Ленен, чтобы
найти такое же единство величия и естественности в фигуре крестьянина.

                                                                                                                                              72                    

     Поль Сезанн (1839-1906), французский
живописец. Представитель постимпрессионизма. В натюрмортах, пейзажах, портретах
стремился выявить с помощью градаций чистого цвета, устойчивых композиционных
построений неизменные качества предметного мира, его пластическое богатство,
логику структуры, величие природы и органическое единство ее форм

БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

Поль Сезанн родился 19 января 1839 года в старинном французском городке Экс-ан-Прованс. Единственный сын грубоватого и жадного отца, Поль, в детстве практически не имел отношения к живописи, но в других областях получил весьма неплохое образование. Учеба давалась ему легко и результативно. Он постоянно получал школьные награды по латыни и греческому, по математике.

Рисование и живопись входили в курс обязательных дисциплин, но в молодые годы Поль не снискал на этом поприще особых лавров. Примечательно, что ежегодный приз по рисованию в колледже достался однокласснику молодого Сезанна – будущему классику Эмилю Золя. Стоит отметить, что крепкую детскую дружбу два выдающихся француза сумели пронести через всю жизнь. Да и выбор жизненного пути практически полностью определился дружеским советом Эмиля.

В 1858 году Сезанн сдает экзамены на бакалавра в университете Экса, поступив в действующую при вузе юридическую школу. Совершенно лишенный интереса к юриспруденции, молодой Поль был вынужден сделать это по настоянию своего властного родителя. Два года он «промучился» в этой школе, и за это время в нем твердо сформировалось решение посвятить себя живописи.

Сыну и отцу удалось достичь компромисса – Луи Огюст оборудовал сыну мастерскую, где тот, в перерывах между юридической практикой, мог посвящать время изучению художественного мастерства под руководством местного художника Жозефа Жибера.

Впрочем, 23 года – это возраст, полный надежд, и не слишком огорченный Сезанн продолжил писать. Ежегодно он представлял свои творения в Салоне. Но требовательное жюри отвергало все картины художника. Ущемленное самолюбие заставляло Сезанна все глубже погружаться в работу, постепенно вырабатывая свою собственную манеру. Некоторое признание вместе с другими импрессионистами пришло к Сезанну в середине 70-х годов. Несколько богатых буржуа приобрели несколько его работ.

В 1869 году женой Поля становится Мария-Гортензия Фике. Они прожили вместе сорок лет. Сезанн с женой и сыном Полем постоянно переезжали с места на место, пока, наконец, в 1885 году Амбруаз Воллар не организовал персональную выставку художника. Но долги, связанные со смертью матери, вынуждают художника продать фамильное имение. На рубеже веков он открывает собственную студию, продолжая одновременно неутомимо работать, пока 22 октября 1906 года пневмония не прерывает его сложный и плодотворный жизненный путь.

Индивидуальность

Произведения Сезанна несут на себе отпечаток внутренней жизни художника. Они наполнены внутренней энергией притяжения и отталкивания. Противоречия были изначально свойственны и психическому миру художника, и его художественным устремлениям. Южный темперамент соединялся в бытовой жизни Сезанна с затворничеством и аскетизмом, набожность — с попытками освободиться от сковывающих темперамент религиозных традиций. Уверенный в своей гениальности, Сезанн тем не менее был вечно одержим страхом того, что не найдет точных средств выражения того, что он видел и хотел выразить на картине средствами живописи. Он вечно твердил о неспособности «осуществить» собственное видение, всё время сомневался в том, что смог это сделать, и каждая новая картина становилась и опровержением, и подтверждением этого.

Сезанну очевидно были свойственны многие страхи и фобии, и его неустойчивый характер нашёл себе пристанище и спасение в труде живописца. Возможно, именно это обстоятельство послужило главной причиной столь фанатичного труда Сезанна над своими картинами. Мнительный и нелюдимый, Сезанн в работе становился цельным и сильным человеком. Творчество тем сильнее излечивало его от собственных непреодолённых душевных противоречий, чем интенсивнее и постоянней оно было.

В зрелые годы ощущение собственных психологических противоречий и противоречивости окружающего мира постепенно сменилось в творчестве Сезанна ощущением не столько противоречивости, сколько таинственной сложности мира. Противоречия отошли на задний план, а на первый план выдвинулось понимание лаконичности самого языка бытия. Но если этот язык лаконичен, появляется шанс его выразить в каком-то количестве основных знаков или форм. Именно на этом этапе возникли лучшие, самые глубокие и содержательные работы Сезанна.

Творчество

После выпуска из колледжа Поль Сезанн начал проявлять большой интерес к художественному искусству. Поскольку отец видел сына предпринимателем, он настоял на том, чтобы тот получил юридическое образование.

Одновременно с этим, Сезанн посещал местную школу живописи. Глава семейства был не против этого, поскольку и подумать не мог, что Поль свяжет свою жизнь с искусством. Юноша развивал свои способности, а также посещал разные галереи и выставки.

Позднее Сезанн уговорил отца позволить ему посетить Париж, куда его давно звал Эмиль Золя. Это привело к тому, что в 1861 г. он окончательно обосновался в этом городе, начав готовиться к поступлению в Академию художеств. В это время биографии он познакомился с еще малоизвестными Камилем Писсарро и Клодом Моне.

Достаточно долго Поль не верил в собственные силы. Он переживал, что никогда не сможет отобразить на полотне то, что чувствует и как видит окружающий мир. Параллельно с этим он испытывал стыд за то, что не смог оправдать ожиданий отца.

В результате, постоянные беспокойства подтолкнули Сезанна покинуть Париж и вернуться домой. Здесь он начал работать в банке отца, но правовые вопросы не доставляли ему никакого удовольствия. Вследствие этого, парень вновь уехал в столицу.

Поль намеревался поступить в Академию художеств, но провалил экзамены. В 1863 г. он увидел скандальную картину Эдуарда Мане «Завтрак на траве», которая в тот время вызывала бурю негодования у искусствоведов. Однако именно это полотно, которое вскоре совершит переворот в живописи, во многом помогло Сезанну посмотреть на искусство с другого ракурса.

Тогда же Поль познакомился с Фредериком Базилем, который привел его в мастерскую Марка Глейра, учениками которого были такие мэтры, как Клод Моне и Огюст Ренуар. Изначально по причине врожденной застенчивости в кругу импрессионистов Сезанн чувствовал себя не в своей тарелке.

Первые работы Поля не привлекали внимания культурной общественности, поэтому Салон отказывался их представлять на выставках. Тем не менее, его ободряла поддержка Эдуарда Мане, который тепло отзывался о его картинах. Это помогло ему не отчаяться и продолжить трудиться.

В начале 1870-х годов Сезанн создал ряд этюдов на пленэре, в совершенстве освоив технику мелкого мазка. Самой импрессионистической работой того времени стал – «Дом повешенного». В последующие годы биографии он достиг больших высот как пейзажист.

Поля Сезанна абсолютно не привлекали различные планы пространства. Вместо этого он объединял все планы в одно живописное поле, стараясь достичь полного единства композиции. Отдельные перспективы на его полотнах как бы наплывали друг на друга.

Кроме этого, на пейзажах мастера практически отсутствуют прямые линии. Примечательно, что более 80 работ он посвятил изображению горы Сент-Виктуар. Поль был уверен, что в основе бытия лежит порядок, а также то, что творческая сила способна выстроить из хаоса гармонию.

«Игроки в карты»

Интересен факт, что Сезанн негативно отзывался о творчестве ряда современников, среди которых Гоген и Ван Гог. Это было связано с тем, что эти новаторы-художники отказывались от классицизма и романтизма, произвольно изображая на своих полотнах чисто индивидуальное видение мира.

В противовес этому Поль сочетал в своем творчестве как «классику», так и новые течения. При этом он стремился к 3-мерной живописи, поскольку она по его мнению наилучшим образом отображала на холсте действительную реальность. Вследствие этого он называл картины Гогена – «раскрашенными китайскими картинками».

На рубеже 1880-1890 годов художник уделял большое внимание фигурным жанрам. Тогда же он стал автором цикла полотен, посвященных картежникам

Все они увидели свет под одинаковым названием – «Игроки в карты».

За пару лет до своей кончины в парижском Салоне целый зал был предоставлен для показа работ Поля Сезанна. Данная выставка стала его первым настоящим успехом, более того – триумфом мэтра.

Пейзажи Сезанна

В дальнейшем знакомство и совместная работа с Камилем Писарро привели к тому, что палитра Сезанна стала намного более светлой, а мазки — раздельными. Влияние Писарро сказалось в том, что пейзажи заняли ключевое место в творчестве Сезанна. Трудно сказать при этом, что Сезанн не пришёл бы к этому без Писарро. Скорее всего, пришёл бы, но, возможно, значительно позже и не столь решительно. В пейзажах Писарро Сезанна привлекало умение их автора организовывать пространство. Эта черта оказалась родственна внутренним устремлениям самого Сезанна. Но влияние Писарро не привело к появлению в живописи Сезанна сферы главных интересов импрессионистов: света и воздушной среды. Сезанн пошёл своим, особым путём, продиктованным его личными особенностями. Его заинтересовали не изменчивость, а устойчивость сочетаний цветов и форм в природе. Он стал как бы импрессионистом наоборот. Если импрессионисты искали бесчисленные варианты изменений, и временное, мгновенное в их работах заняло ведущее место, Сезанн искал вечное, то, что не подчиняется времени, и остаётся всегда таким же.

Характерно в этом смысле принципиальное отличие пейзажей Сезанна от пейзажей Писарро. Сезанна совершенно не интересуют разные планы пространства. Он стягивает все планы в единое живописное поле, пытаясь выразить не множественность пространства, а его цельность и единственность. Отдельные перспективы в пейзажах Сезанна словно наплывают друг на друга. Сезанн часто использует обратную и сферическую перспективу, чтобы как бы заглянуть в пространство извне, откуда-то из другого измерения. В пейзажах Сезанна почти не встречаются абсолютно прямые линии: они то изгибаются, то имеют наклон.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ХУДОЖНИКА ОБ ИСКУССТВЕ

«Художники должны полностью посвящать себя изучению природы и пытаться создавать картины, которые бы являлись наставлением. Разговоры об искусстве почти бесполезны. Работа, которая помогает человеку достичь успеха в своём деле, является достаточной компенсацией за непонимание, проявляемое глупцами. Литератор выражает себя абстракциями, тогда как художник конкретизирует свои ощущения и восприятия посредством рисунка и цвета. Художник не должен быть чересчур скрупулезным, или чересчур искренним, или чересчур зависимым от натуры; художник является в большей или меньшей степени хозяином своей модели, а главным образом — своих средств выражения».

«Мой возраст и моё здоровье не дадут мне осуществить мечту, к которой я стремился всю мою жизнь. Но я всегда буду благодарен тем умным любителям искусства, которые, невзирая на мои колебания, поняли, чего я пытался добиться, дабы обновить моё искусство. Я считаю, что не заменяешь своим искусством прошлое, а только прибавляешь к нему новое звено».

«Нужно идти в направлении классики, но через натуру, то есть через ощущение».

«Мой метод — это ненависть к фантастическому образу. Я пишу только правду».

«Я хочу поразить Париж с помощью моркови и яблока».

«Работать, ни на кого не оглядываясь, и набирать силу – вот в чем цель художника. А на все прочее – наплевать!».

«Когда ты в своей работе хоть немного продвигаешься вперед, это достаточное вознаграждение за то, что ты не понят глупцами».

Вариант перевода: «Работа, благодаря которой делаешь успехи в своем ремесле, достаточное вознаграждение за то, что тебя не понимают глупцы».

Другой вариант перевода: “Труд художника, которым он достигает совершенства в своем деле, есть достаточное вознаграждение за то, что дураки его не понимают».

«Одобрение других — это возбуждающее средство, иногда его следует остерегаться. Сознание своей силы делает скромным».

«Я достиг некоторых успехов. Почему так поздно и почему с таким трудом? Неужели искусство и вправду жречество, требующее чистых душ, отдавшихся ему целиком?»

«Мне нечего скрывать в искусстве. Только изначальная сила, то есть темперамент, может привести человека к цели, которую он должен достичь».

«Мне кажется, с каждым днем я продвигаюсь вперед, хотя и очень медленно».

«Даже с маленьким темпераментом можно быть настоящим живописцем, и можно писать хорошо, не будучи специально колористом и не очень тонко понимая гармонию. Достаточно иметь художественное чувство, и вот это-то чувство является пугалом для всех буржуа. Институты, Стипендии, отличия, придуманы только для глупцов, шутов и пройдох. Бросьте критику, занимайтесь живописью. Спасение — в ней».

Не существуют ни линии, ни формы, есть только контрасты. Эти контрасты порождаются не черным и белым, а цветовым ощущением. Форма создается точным соотношением тонов. Когда тона сопоставлены гармонически и без упущений, картина создается сама собой.

Колористический эффект — главное в картине, он делает картину единым целым, организует ее; этот эффект должен опираться на одно доминирующее цветовое пятно.

Рисунок и цвет неразделимы; по мере того как пишешь — рисуешь, и чем гармоничнее делается цвет, тем точнее становится рисунок. Когда цвет достигает наибольшего богатства, форма обретает полноту. Контрасты и соотношения тонов — вот весь секрет рисунка и моделировки.

Ранние работы

Ранние работы Сезанна отличаются темпераментом, мрачными сценами и признаками отсутствия профессиональной школы. По сюжетам их можно отнести к романтизму, но сам выбор сюжетов определённо связан с серьёзными психическими проблемами автора. Всё это, вместе взятое: и сюжеты работ, и откровенно слабая школа рисунка и живописи, предопределили невозможность как выставить, так и продать эти работы. Но интересно отметить, какие художники в этот период влияли на Сезанна. Это Паоло Веронезе, Тинторетто, Эжен Делакруа и Оноре Домье. Этих живописцев объединяет темпераментность стиля, что и было привлекательно для молодого Сезанна, отличавшегося резкими сменами настроения и явными признаками сложных и в высшей степени драматичных душевных переживаний.

Итоги творчества Сезанна

Итоги творчества Сезанна не могут быть выражены в каких-либо однозначных формулировках. Многое зависит от того, в рамках какой традиции эти итоги осмысливать. Если осмысливать эти итоги в рамках не общеевропейской, а именно французской художественной традиции, то можно сказать, что Сезанн стремился и смог соединить в своём творчестве две ведущие французские традиции: классицизм и романтизм, интеллект и страсть, уравновешенность и порыв, гармонию и кипение чувств.

В истории искусства именно плодотворность попыток Сезанна создать новый большой стиль, а не сам стиль Сезанна как художественный канон, составила его славу. Это тем более верно, что из работ Сезанна можно делать для себя самые разные художественные выводы. Они многомерны, что само по себе свойственно многим выдающимся работам разных эпох, но многомерность в эпоху свободных художественных поисков приобретает особенный смысл. Каждый может взять для себя из работ Сезанна то, что хочет, а не то, что диктовал раньше художественный канон. Именно поэтому творчество Сезанна остаётся своеобразной «художественной кладовой» для современных художников.

Главное при восприятии картин Сезанна — не поддаться соблазну выстроить на их основе какую-либо теорию, художественную или философскую. У самого Сезанна никаких теорий никогда не было. Суть своего подхода он как раз и определял, как отсутствие любого теоретического посредничества между художником и природой вещей. Прямой взгляд, прямое впитывание и передача ответа природы на полотне были для него естественным подходом к живописи, которую Сезанн считал способом непосредственного соприкосновения с истиной, не укладывающейся в рамки мыслей и слов.

  • Девушка у пианино (Увертюра к «Тангейзеру»). ок. 1868. Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Букет цветов в голубой вазе. 1873-1875. Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Мост через Марну в Кретее (Берега Марны). 1888-1894. ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва
  • Курильщик. 1890-1892. Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Гора св. Виктории. 1897-1898. Эрмитаж, Санкт-Петербург
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector