Реализм, одержимость и преодоление: пять историй из жизни художника ильи репина

Прихожая

Вход в музей расположен в фасадной части дома. Сегодня посетители сначала попадают в гардероб, затем в малую столовую, и только потом в бывшую прихожую, а сто лет назад сюда можно было зайти прямо с крыльца. У входной двери гостей встречает старый флаг «Пенатов» — по средам его поднимали над домом. Рядом висит репинская крылатка.

Пожалуй, самый любопытный экспонат в прихожей — медный гонг на бамбуковом постаменте, выписанный Н. Б. Нордман из Парижа. Над ним прикреплена табличка с лозунгом «Самопомощь… Сами снимайте пальто, калоши… Бейте весело, крепче в Там-Там… Открывайте дверь в столовую сами…». Самопомощь — девиз репинского дома. Здесь старались обходиться без швейцара, с прислугой хозяева общались на равных и призывали к этому гостей. Такой демократичный подход — заслуга Натальи Борисовны, которая даже по современным могла бы считаться женщиной передовых взглядов.

Репин и литературные критики

Талант Ильи Репина был многогранным. Он тонко понимал музыку и тяготел к писательству. Он любил описывать свои путешествия и каждый день несколько часов проводил за написанием писем. Периодически его статьи печатались, например, статьи о И.Н. Крамском, Н.Н. Ге. Литературные начинания Репина горячо поддерживал его друг, художественный критик Владимир Васильевич Стасов. Однако подавляющее большинство литературных критиков травили его, обвиняли в дурном слоге и даже говорили, что болезнь руки Репину послана, чтобы он больше никогда не писал пером по бумаге. Сегодня, прочтя книгу «Далекое близкое», остается только дивиться, за что на художника обрушился такой шквал осуждения.

Не писать советовали Репину даже друзья-художники (Куинджи, Серов и др.), вместе с нападками критиков это привело к тому, что художник внушил себе такое же невысокое мнение о своих литературных способностях и многократно повторял: «Все мое писание ничтожно», утверждал, что «готов вечно каяться в своих литературных вылазках». Художник винил в своих неудачах в прессе свой «литературный дилетантизм, неуменье выражаться».

Тем не менее, благодаря тому, что все-таки написал Илья Ефимович, в истории остались прекрасные эпистолярные портреты многих известных людей того времени, например, Льва Толстого, с которым вместе Репин как-то пробовал вспахать поле.

«Пахарь Л.Н. Толстой на пашне», 1887

Sic transit gloria mundi

Она оказалась предана искусству до самой смерти, но профессиональным художником так и не стала. Зато в начале 20 века организовала школу живописи, где преподавали такие корифеи, как Бакст, Петров-Водкин, Коровин.

После революции возлюбленная Репина работала директором приюта для беспризорников в Москве. Замуж она так и не вышла, видимо, продолжая любить Репина.

Илья Ефимович Репин

Сбылось предсказание художника в одном из писем к ней, где он писал, что неумолимым призраком стоит между ними разница лет.

Елизавета Званцева скончалась в 1921 году от инфаркта. Илья Репин пережил ее в разлуке на 9 лет, оставив потомкам несколько портретов своей возлюбленной.

Факт биографии

ВИДЕО: Илья Репин. Ист. Хроники

Это интересно: Биография и факты: Человек-загадка. Вольф Мессинг

Больная рука

Со второй половины 1890-х годов у Репина началось заболевание кисти правой руки, которое впоследствии привело к частичной атрофии мышц

Сегодня поставить диагноз довольно сложно, да это и не столь важно. Важно то, что с возрастом Репину становилось все сложнее писать правой рукой, и он приспособился писать левой

В итоге он писал обеими, палитру для удобства пристегивал к поясу, а если чувствовал, что не справляется, звал других художников в помощники.

«Автопортрет за работой», 1915 год

По воспоминаниям Корнея Чуковского, который гостил в усадьбе Репина «Пенаты», художник, будучи уже в преклонном возрасте, рисовал не переставая. Он даже не желал отвлекаться на обед, потому что для приема пищи приходилось отнимать время у живописи. Иногда он так уставал, что буквально терял сознание у мольберта. Со временем состояние здоровья Репина ухудшалось, и врачи наказали родственникам и друзьям прятать от него карандаши и краски, чтобы он хоть немного отдыхал. Чуковский вспоминает: «Он покорно переносил эту тяготу и час и второй, но стоило войти ко мне в комнату какому-нибудь живописному гостю, стоило мне зажечь керосиновую висячую лампу, которая по-новому освещала присутствующих, — и Репин с тоской оглядывался, нет ли где карандаша или пера. И, не найдя ничего, хватал из пепельницы папиросный окурок, макал его в чернильницу и на первой же попавшейся бумажке начинал рисовать. Таких рисунков сохранилось у меня больше десятка».

Поздняя графика. «С.С. Боткин на заседании в Академии художеств», 1906 год

«Чудища-бурлаки»

Признание окончательно и бесповоротно пришло к Илье Репину после картины «Бурлаки на Волге». Как писал сам Илья Ефимович в книге «Далекое близкое», впервые увидел он бурлаков в Петербурге:

«Я никогда еще не был на большой судоходной реке и в Петербурге, на Неве, ни разу не замечал этих чудищ «бурлаков» (у нас в Чугуеве бурлаком называют холостяка бездомного). Приблизились. О боже, зачем же они такие грязные, оборванные? У одного разорванная штанина по земле волочится и голое колено сверкает, у других локти повылезли, некоторые без шапок; рубахи-то, рубахи! Истлевшие – не узнать розового ситца, висящего на них полосами, и не разобрать даже ни цвета, ни материи, из которой они сделаны. Вот лохмотья! Влегшие в лямку груди обтерлись докрасна, оголились и побурели от загара..

Вначале художник планировал отразить увиденный контраст на картине, совместить на одном полотне «разряженных бар» и «страшных чудищ». Но, к счастью, отказался от такого очевидного приема. Тот же Савицкий подсказал Репину поехать посмотреть на бурлаков на Волгу.

В итоге Репину удалось подняться над бытовым жанром, создать групповой портрет без авторской оценки, лишь описание картины действительности. Вкупе с пейзажем этот портрет приобрел эпический характер. 

«Бурлаки на Волге», 1870-1873

Письма художника Репина

Письма Ильи Ефимовича, находящиеся теперь в отделе рукописей Третьяковской галереи, свидетельствуют о том, что он любит по-настоящему и живет в постоянном напряжении, на изломе чувств.

Летом 1890 года Репин посетил родовое имение Званцевых Тарталеи на юге Нижегородской губернии. О нем он отзывался, как о «чудном и упоительном сне».

Художник отправлялся в очередное путешествие на пароходе вниз по Волге, потом – в Одессу.

Вниз по Волге

С дороги в Тарталеи приходили письма Репина. В сельской церкви осталась икона, написанная им во время гостевания у Званцевой и подаренная приходу.

В дороге Репин переживал, что сделал образ кое-как, на скорую руку. Большевики не оставили и следа не только от иконы, но и от храма.

В своем имении Елизавета Николаевна организовала нечто вроде «дома творчества».

Бурлаки на Волге

Летом по выходным там пела примадонна первой частной оперы Вера Петрова-Званцева, приобщая местных крестьян к высокому искусству, гостили художник Петров-Водкин с женой-француженкой, генерал Скалон, дядя Рахманинова.

Любя Елизавету Званцеву, Илья Репин все время сомневается в серьезности ее увлечения живописью.

6. Что Вы наделали, Маяковский?

Несмотря творческую дружбу с Владимиром Маяковским, Репин так и не написал портрет поэта, хотя желал этого с первой встречи. Когда в назначенный час Маяковский явился к нему, Репин разочарованно вскрикнул: «Что вы наделали!.. О!» Оказалось, что Маяковский, идя на сеанс, нарочно зашел в парикмахерскую и обрил себе голову, чтобы и следа не осталось от тех «вдохновенных» волос, которые Репин считал наиболее характерной особенностью его творческого облика и хотел запечатлеть. «Я хотел изобразить вас народным трибуном, а вы…»

И вместо большого холста Репин взял маленький и стал неохотно писать безволосую голову, приговаривая: «Какая жалость! И что это вас угораздило!» Маяковский утешал его: «Ничего, Илья Ефимович, вырастут!»

Самая дорогая картина Мука приносит несчастья

Картина Мунка «Крик» была продана на аукционе за $120 миллионов и является сегодня самой дорогой картиной этого художника. Говорят, что Мунк, жизненный путь которого – чреда трагедий, вложил в неё столько горя, что картина вобрала в себя негативную энергетику и мстит обидчикам.

Один из сотрудников музея Мунка как-то случайно уронил картину, после чего начал страдать от страшных головных болей, которые привели этого человека к самоубийству. Ещё один сотрудник музея, не сумевший удержать картину, буквально через несколько ней попал в страшную автомобильную аварию. А посетитель музея, позволивший себе прикоснуться к картине, через какое-то время сгорел в пожаре заживо. Впрочем, не исключено, что это просто совпадения.

Пабло Пикассо нарисовал один из своих известных портретов менее чем за 5 минут

Как-то один из знакомых Пабло Пикассо, рассматривая его новые работы искренне сказал художнику: «Извини, но понять я этого не могу. Таких вещей просто не существует». На что Пикассо парировал: «Ты и китайский язык не понимаешь. Но он всё-таки существует». Впрочем, Пикассо не понимали многие. Как-то он предложил русскому писателю Эренбургу, своему хорошему другу, написать его портрет. Тот с радостью согласился, но не успел расположиться в кресле, чтобы позировать, как художник заявил, что всё готово.

Эренбург выразил удивление быстротой исполнения работы, ведь не прошло и 5 минут, на что Пикассо ответил: «Я знаю тебя 40 лет. И все эти 40 лет я учился писать портреты за 5 минут».

Медведей на известной картине Шишкина нарисовал другой художник

В среде художников существует негласный закон – профессиональная взаимовыручка. Ведь у каждого из них есть не только любимые сюжеты и сильные стороны, но и слабые места, так почему бы не помочь друг другу. Так, доподлинно известно, что для картины «Пушкин на берегу моря» Айвазовского фигуру великого поэта нарисовал Репин, а для картины Левитана «Осенний день. Сокольники» даму в черном рисовал Николай Чехов. У пейзажиста Шишкина, который мог прорисовать на своих картинах каждую травинку, при создании картины «Утро в сосновом бору» никак не получались медведи. Поэтому мишек для известного шишкинского полотна нарисовал Савицкий.

У Христа и Иуды на картине да Винчи одно лицо

Говорят, что создание картины «Тайная вечеря» потребовало от Леонардо да Винчи титанических усилий. Человека, с которого был написан образ Христа художник отыскал достаточно быстро. На эту роль подошёл один из певчих церковного хора. А вот «Иуду» да Винчи искал три года.

Как-то на улице художник увидал пьянчужку, который безуспешно пытался выбраться из выгребной ямы. Да Винчи отвёл его в одно из питейных заведений, усадил и начал рисовать. Каким же было удивление художника, когда, разоткровенничавшись, пьяница признался, что несколько лет назад уже позировал ему. Оказалось, что это тот самый певчий.

Создание Мемориального музея

Усадьба Репина сегодня — это плод кропотливой работы историков и реставраторов. Мемориальный музей в доме Репина впервые открылся в 1940 году, но во время Великой Отечественной войны основное здание и все приусадебные постройки сгорели дотла. Это случилось в год столетия со дня рождения И. Е. Репина. Усадьбу решили восстановить, но исторических свидетельств было недостаточно. В этом деле очень помогли снимки из архива И. Е. Репина и Н.Б. Нордман, которая освоила фотографию на курсах при Русском техническом обществе. На них можно увидеть самих обитателей «Пенатов», а также их гостей, друзей и родных, разглядеть интерьеры и убранство комнат, пейзажи с видом на дом и парк. Специалисты также использовали опись сохранившихся вещей 1939 года, которую по поручению Академии художеств составили искусствовед И. А. Бродский (племянник И. И. Бродского) и художник Ш. Н. Меламуд. Благодаря этим документам реставраторы смогли подобрать аналогичную мебель взамен утраченной. 

Усадьбу воссоздали такой, какой она была в 1905–1912 годах, в наиболее значимый период жизни Репина. Она вновь открылась для посетителей 24 июля 1962 года. Реставраторы восстановили десять комнат, включая зимнюю веранду. По завещанию Н. Б. Нордман перед посетителями музея должны были предстать только те помещения, которые относятся к публичной стороне жизни И. Е. Репина. К тому же, исторических свидетельств о том, как выглядели хозяйственные помещения, не сохранилось. Поэтому кухня, ванная и другие бытовые пристройки сегодня используются для хозяйственных нужд музея — здесь располагается гардероб и кабинеты сотрудников. В угловой комнате, которая была спальней Натальи Борисовны, в малой столовой и комнате для прислуги сегодня экспонируются репродукции наиболее значительных произведений И. Е. Репина, а также архивные документы, биографические материалы и исторические фотографии.

О царе и народе

Первое знакомство И.Е. Репина и будущего императора Александра III состоялось в 1874 году в Париже. Наследник престола уже был наслышан о талантливом художнике, ведь «Бурлаков на Волге» Илья Ефимович писал по заказу великого князя Владимира Александровича, президента Академии художеств.

И.Е. Репин. Монахиня. 1878 г. Портрет (слева) и рентгенограмма (справа)

Спустя десять лет Репин получил от Министерства Императорского двора заказ на написание картины «Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве». Илья Ефимович с головой окунулся в творчество: его занимали психологические аспекты темы, разнообразие лиц и характеров. Император предстает в момент произнесения речи перед старшинами со всех губерний России после коронации 5 мая 1883 года. На втором плане художник показывает царскую семью: супругу Марию Федоровну, детей – Николая, Георгия, Ксению, Михаила и Ольгу. Основная работа над полотном происходила в Петербурге и на царской даче «Александрия» в Петергофе, где Репин создавал эскизы царских костюмов. До сих пор неизвестно, действительно ли Александр III позировал для этой картины, однако в своих воспоминаниях Илья Ефимович утверждал, что ни один из портретов не писал по памяти.

И.Е. Репин. Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве

«Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве» считается одной из самых удачных работ Репина. Сам художник с гордостью называл ее «моя царская картина» и писал Павлу Третьякову, что изобразил на полотне «царя и народ на фоне придворной знати». До 1917 года произведение находилось в Большом Кремлевском дворце, затем было перемещено в его фонды, а в 1953 году передано Третьяковской галерее.

Знакомство с «Пенатами»

На границе своих владений гостей встречает сам Илья Ефимович Репин — в скульптурном обличье. Памятник работы Александра Бурганова появился неподалеку от входа в музей-усадьбу в 2014 году, в честь 170-летия художника. Скульптор изобразил Репина за работой над его знаменитой картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Сейчас эти территории относятся к Курортному району Санкт-Петербурга и в память о художнике носят название «Репино», а при жизни Ильи Ефимовича поселок назывался Куоккала и входил в состав Финляндии. В конце XIX века эти места пользовались такой же популярностью, как и сегодня — петербуржцев привлекали Финский залив и природа Карельского перешейка. К тому же, до Куоккалы было легко добраться — даже сто лет назад до поселка ходил полуторачасовой поезд от Финляндского вокзала. Сюда часто приезжал И. И. Шишкин, Максим Горький снимал здесь дачу, а К. И. Чуковский с семьей прожил в Куоккале около 10 лет — в добром соседстве с И. Е. Репиным.

Репину также полюбились эти места, и в 1899 году он приобрел здесь участок. К тому времени Илья Ефимович уже был прославленным художником, преподавал в Академии художеств и имел достаточно средств, чтобы начать строительство собственной усадьбы. Вскоре на месте бревенчатой финской избушки начали строить дом по проекту самого Репина и приступили к масштабным ландшафтным работам на заболоченном и заросшем лесом участке. С 1900 года И. Е. Репин и его спутница Н. Б. Нордман проводили в Куоккале каждое лето, а через три года поселились здесь окончательно.

С 1903 года на воротах усадьбы гостей встречала табличка с надписью «Пенаты» — так в Древнем Риме называли богов-покровителей домашнего очага и семейного благополучия. Резные элементы и раскраска ворот также выполнены по эскизам Репина. В 1922 году художник немного изменил внешний вид ворот, сохранив стилизацию под узоры народной вышивки. Подобные ворота украшают вход на территорию и сегодня. Они были восстановлены вместе с остальными постройками в процессе создания мемориального музея.

Резные ворота на входе в усадьбу Пенаты, 1904 г.

Что касается музея, то его создание было предрешено еще при жизни Репина. Купив землю в Куоккале, Илья Ефимович оформил собственность на свою возлюбленную Н. Б. Нордман. Несмотря на то, что Наталья Борисовна была моложе Репина на 19 лет, смерть настигла ее раньше — в 1914 году она скончалась в Швейцарии от туберкулеза. За четыре года до этого Нордман составила завещание, согласно которому в случае ее смерти дом переходит к Илье Ефимовичу, а затем становится собственностью Академии художеств, но при одном условии — здесь должен быть организован музей Репина.  

Но вернемся обратно, в начало XX века, чтобы проследить за становлением репинских «Пенат». Илья Ефимович был настоящим тружеником, и параллельно с занятиями живописью принимал активное участие в строительстве. Дом постепенно обрастал все новыми и новыми пристройками — причудливыми верандами, террасами и балконами. У Репина не было окончательного проекта усадьбы, новые помещения появлялись по мере необходимости, а все конструкции художник придумывал по ходу строительства. В результате дом стал напоминать сказочный терем.

«Супы из сена»

Вторая жена Репина, Наталья Борисовна Нордман, была воинствующей вегетарианкой ( а затем и сыроедкой). Она считала, что для здоровья полезен отвар из сена, и ввела его в ежедневный рацион. По средам дом Репина был открыт для гостей, прийти и пообедать могли не только знакомые семьи, но и совершенно чужие люди любых сословий. «Супы из сена» просочились в прессу и стали поводом для высмеивания художника.

А вот, как описывал свою диету сам Илья Ефимович в письме к И.И. Перперу в 1910 году:

«Я… справляю медовый месяц питательных и вкусных растительных бульонов. Я чувствую, как благотворный сок трав освежает, очищает кровь… Выброшены яйца (вреднейшая пища), устранены сыры, мясо уже и прежде оставлено. Салаты! Какая прелесть! Какая жизнь (с оливковым маслом!). Бульон из сена, из кореньев, из трав – вот эликсир жизни. Фрукты, красное вино, сушеные плоды, маслины, чернослив… орехи – энергия. Можно ли перечислить всю роскошь растительного стола?»

А вот фрагмент из письма Н.Б. Нордман тому же адресату в 1913 году: «Вчера в Психоневрологическом институте Илья Ефимович читал «О молодежи», а я «Сырое питание как здоровье, экономия и счастье». Студенты целую неделю готовили кушанья по моим советам. Было около тысячи слушателей, в антракте давали чай из сена, чай из крапивы и бутерброды из протертых маслин, кореньев и рыжиков, после лекции все двинулись в столовую, где студентам был предложен за шесть копеек обед из четырех блюд: размоченная овсянка, размоченный горох, винегрет из сырых кореньев и смолотые зерна пшеницы, могущие заменить хлеб».

«Хирург Е.В. Павлов в операционном зале», 1888

Елизавета Николаевна Званцева

Живописцу, а не поэту принадлежат лучшие строки о Нижнем Новгороде, которые знают наизусть не только учителя и экскурсоводы: «Этот царственно поставленный над всем востоком России город совсем закружил наши головы. Как упоительны его необозримые дали! Мы захлебывались от восхищения ими, и перед нашими глазами вставала живая история старой Руси».

Старый Нижний Новгород. Вид на стрелку

К «сильным людям хорошей породы», ценившим художественность, принадлежала Елизавета Званцева.

Когда Репин спешил из Нижнего в Петербург с набросками бурлаков, Елизавете Николаевне было всего лишь пять лет. Через восемнадцать лет Илья Ефимович признается в письме к Званцевой, что относится к ней как к дочери.

44-летний мэтр, известный далеко за пределами России, обретает в лице талантливой нижегородки преданную поклонницу и ученицу. Но – с крутым характером.

Кабинет

Миновав выставочные залы, мы попадаем в кабинет И. Е. Репина. Светлая комната с окнами в сад появилась в доме в 1911 году — это самая поздняя из пристроек. Репин нередко использовал удачное освещение кабинета и работал здесь вместо мастерской. Здесь же он писал свои воспоминания «Далекое близкое». В кабинете можно увидеть подлинные предметы из петербургской квартиры Репина, в том числе столик в восточном стиле с инкрустацией, изображенный на картине «Негритянка». В центре комнаты стоит большой письменный стол, на нем — страницы записей Репина, фотографии близких и памятные вещи. Рядом находится гипсовая копия эрмитажной скульптуры «Скорчившийся мальчик» Микеланджело.

Отдельного внимания заслуживает резной ларец, в котором Репину преподнесли 436 сочувственных писем.

 Рассказывает сотрудник музея Юрий Дмитриевич Балаценко:

«Когда была испорчена картина «Иван Грозный», со всей страны стали Репину стали поступать телеграммы с выражением сочувствия. Почтовики также решили выразить свое участие. Они заказали в мастерских резной ларец, сложили туда всю корреспонденцию и преподнесли Илье Ефимовичу.»

Гостиная

Гостиная, которая также служила кабинетом Н. Б. Нордман, отличалась простым интерьером. Здесь по традиции проходили знаменитые «Репинские среды» — раз в неделю в усадьбу мог приехать любой желающий, чтобы посмотреть, как живет и творит знаменитый художник. Илья Ефимович много работал в мастерской, и такой «присутственный день» был для него компромиссом — все остальное время его никто не должен был отрывать от творчества.

У входа стояла копия статуи Венеры Милосской, из-за чего гостиную иногда называли «Комната Венеры». Главным украшением гостиной служили картины, которые хозяева часто меняли местами. В основном это работы друзей и учеников Репина. Над дверью в кабинет сейчас висит портрет сына художника, Юрия, работы В. С. Сварога, Слева от рабочего стола Н. Б. Нордман — ее карандашный портрет, выполненный Репиным, над роялем — пейзаж И. И. Бродского. Сам рояль — уникальная находка реставраторов. Известно, что инструмент для Репина выбирал лично композитор А. К. Глазунов, это был рояль фирмы Беккер № 34132. Специалистам удалось найти близкий по номеру рояль ученицы Глазунова, на котором композитору даже доводилось играть.

У лестницы, которая ведет в мастерскую, висит портрет К. И. Чуковского, выполненный И. И. Бродским. Корней Иванович нередко позировал и самому Репину — они познакомились осенью 1907 и очень сблизились, несмотря на большую разницу в возрасте (целых 38 лет). Чуковский с семьей снимал жилье поблизости и был частым гостем «Пенатов». Позже Репин даже помог Чуковскому приобрести дом по соседству и искренне удивлялся попыткам литератора вернуть этот долг. 

Чуковский часто наблюдал, как Репин работал над картинами, сопровождал его в поездках, а также был редактором воспоминаний художника, собранных в книге «Далекое близкое». Им обоим была свойственна чрезвычайная живость ума и любовь к творчеству во всех его проявлениях. 

К. И. Чуковский вспоминал: 

«…Не раз возле чайного стола затевались бурные, молодые — часто наивные — споры: о Пушкине, о Достоевском, о журнальных новинках; а также о волновавших нас знаменитых писателях той довоенной эпохи — Куприне, Леониде Андрееве, Валерии Брюсове, Блоке. Часто читались стихи или отрывки из только что вышедших книг.

Репин любил эту атмосферу идейных интересов и волнений, она была с юности привычна ему».

Репин и ЗОЖ

Илья Ефимович был вегетарианцем и сторонником сна на свежем воздухе, доходя в этом до крайности. Вот что вспоминал об этом его друг Иван Бунин:

Я стал низко кланяться, горячо благодарить, забормотал, что завтра же приду, но что сейчас должен немедля спешить назад, на вокзал – страшно срочные дела в Петербурге. И сейчас же вновь расцеловался с хозяином и пустился со всех ног на вокзал, а там кинулся к буфету, к водке, жадно закусил, вскочил в вагон, а из Петербурга на другой день послал телеграмму: дорогой Илья Ефимович, я, мол, в полном отчаянии, срочно вызван в Москву, уезжаю нынче же с первым поездом…»

В конце 70-х какой-то студент-медик рассказал Репину, что сон на свежем воздухе лечебен. С тех пор художник спал либо на балконе, либо в комнате с открытыми настежь окнами, которую звали «холодной». Для всех членов семьи были пошиты спальные мешки на заячьем меху, дети Репина потом вспоминали эти ночи с ужасом. Заснуть в помещении с закрытыми окнами Илья Ефимович не мог ни на минуту. Возможно, сон на свежем воздухе действительно оказывал благотворное влияние, потому что болел художник очень редко. А уж если болел, то лежать и «расклеиваться» себе не позволял.

«Запорожцы», 1880-1891 

3. Деньгам знал счет

Несмотря на то что он был вполне обеспеченным человеком, художник не позволял себе никаких значительных трат. Так, узнав, что по утрам билеты в петербургских трамваях стоят пятачок, а не гривенник, старался приезжать в столицу спозаранок. Когда его дочь Вера нуждалась в услугах массажиста, Репин предложил: «Ты возьми на один сеанс массажистку, заметь ее приемы и делай сама себе массаж!» При этом художник был завален заказами, и все знаменитости хотели, чтобы их портрет писал «сам Репин».

Двадцать лет разницы

Портрет Елизаветы Званцевой

Над «отцовскими» чувствами Репина возобладает сильное любовное влечение, порождающее внутренний нравственный конфликт.

Ведь он женат и вроде бы счастлив в семейной жизни: воспитывает шестерых детей! А кроме прочего: его ученице немногим за двадцать и он даже подписывается в одном из писем: «Старик».

Зимняя веранда

Застекленная веранда с окнами в парк — самая ранняя пристройка к дому. Она появилась в 1904 году и первое время служила Репину мастерской. Несмотря на то, что веранда расположена в северной части дома, это самое светлое помещение в нем. Комната на две трети состоит из стекла, так что свет отсюда проникал и в гостиную.

Почетное место на веранде занимает бархатное кресло на высоком постаменте. В разные годы в нем позировали Н. Б. Нордман, Л. Н. Андреев, В. М. Бехтерев, В. Г. Короленко, П. В. Самойлов и другие. В 1905 году в этих стенах Репин писал портрет возлюбленной Максима Горького М. Ф. Андреевой. На фотографии тех лет видно, что Мария Федоровна устроилась в высоком кресле, а Горький — у ее ног.

Вот как работу над этим портретом вспоминал А. И. Куприн: 

«Палитра у Вас лежала на полу (это было в стеклянном павильоне); Вы придерживали ее ногой, когда нагибались, чтобы взять кистью краску; отходили, всматривались, приближались, склоняли голову и слегка туловище, с кистью то поднятой вверх, то устремленной вперед, писали и быстро поворачивались, и все это было так естественно, невольно, само собой, что я видел, что до нас, посторонних зрителей Вашего дела, Вам никакого интереса не было: мы не существовали. Тогда-то, помню, я подумал: «А ведь как красивы все бессознательные движения человека, который, совершенно забыв о производимом впечатлении, занят весь своей творческой работой или свободной игрой…»

По периметру комнаты стояли скульптурные работы Репина, поэтому ее еще называли «Верандой бюстов». Сейчас здесь представлен бюст Л. Н. Толстого, выполненный в Ясной Поляне в 1891 году, а также бюст самого Репина работы Н. А. Андреева.

Когда в доме появился второй этаж, мастерскую перенесли наверх, а на веранде принимали гостей, устраивали чаепития и домашние концерты — раскрыв двери в гостиную и выдвинув рояль. Здесь же в 1930 году стоял гроб с телом Репина, и именно отсюда художник отправился в свой последний путь.

Большая столовая

На стенах столовой, неизменно, картины — портрет Нордман, написанный Репиным в Италии в 1905 году, пастельный этюд его дочерей — Веры и Нади, портрет актера Александринского театра Г. Г. Ге, эскиз к историческому полотну «Клич Минина нижегородцам» и другие произведения. Изразцовая печь в гостиной была восстановлена по обломкам кафеля, найденным здесь после пожара в 1944 году. 

Именно здесь проходили знаменитые обеды по средам. В центре столовой — круглый стол на 20 персон. Он был выполнен на заказ финским столяром Пекко Ханекайненом в 1909 году. Особая конструкция стола позволяла многочисленным гостям обходиться без помощи прислуги. Блюда стояли в центральной части стола, которая вращалась с помощью специальной ручки. Чистая посуда стояла тут же, а грязную гости складывали в специальные выдвижные ящики. Реставраторам удалось восстановить эту уникальную конструкцию по чертежам из архива Русского музея.

С обедом в семье Репина было связано множество забавных ритуалов. Сигналом идти к столу были удары гонга и звуки органчика. Места распределялись с помощью жребия, а гостя, который вытянул первый номер, назначали председателем — ему предстояло снимать крышки с кастрюль. Тех, кто нарушил правила самопомощи, отправляли на специальную трибуну — оттуда полагалось произнести идейную речь. С каждым новым нарушением обед становился только веселее. Особенно гости любили слушать экспромты К. И. Чуковского.

Отдельного внимания заслуживает меню репинских обедов. Репин и Нордман были вегетарианцами,и для гостей исключений не делали — все блюда готовили из растительных продуктов. Сохранились карточки с меню таких обедов, одна из которых и сейчас стоит на столе. Обычно это были овощи, фрукты, супы и котлеты из различных трав. 

В газетах начала века можно найти ироничные описания обедов в «Пенатах», после которых оголодавшие гости запасались едой в станционном буфете. На самом деле, в те годы вегетарианство не было такой уж редкостью. Помимо убеждений Н. Б. Нордман на Репина сильно повлияла моральная проповедь Л. Н. Толстого о пользе безубойного питания. Тем не менее, после смерти Натальи Борисовны, в меню появились некоторые послабления. Однако, по словам Чуковского, любимым блюдом Репина оставался простой картофель с подсолнечным маслом.

В конце жизни Илья Ефимович больше не мог подниматься на второй этаж и большую часть времени проводил в столовой — она служила ему и мастерской. Спал он за ширмой, на диванчике между трибуной и печью. В столовой Репин встретил свое 86-летие и в последний раз принимал гостей, здесь же он ушел из жизни 29 сентября 1930 года.

Здоровый образ жизни

Современники Ильи Ефимовича отмечали, что увлекшись чем-либо, художник не всегда вспоминал о чувстве меры. Так случилось и с некоторыми привычками Репина, которые вызывали у его друзей то смех, то удивление.

Лев Толстой и Илья Репин. 1908 г.

В конце 1870-х годов знакомый врач посоветовал живописцу для укрепления иммунной системы спать с открытыми окнами, что художник стал делать даже зимой, повергая в шок домочадцев. Уже будучи в преклонном возрасте, Илья Ефимович не боялся морозов, зато всячески избегал «душного воздуха спальни». Кстати, прожил художник 86 лет.

И.Е. Репин. Лучший друг человека. 1908 г.

Под влиянием Льва Толстого и своей второй супруги, Натальи Нордман-Северовой, Репин полностью отказался от потребления мяса. В усадьбе художника к столу подавали только пищу растительного происхождения. Каждую среду к Репину приезжали гости и могли попробовать необычные блюда – бульоны из сена и клевера, бифштексы из клюквы. В то время как Наталья Нордман, поощряемая Ильей Ефимовичем, дарила всем брошюры под названием «Я никого не ем», друзья художника втайне от главы семейства привозили в Пенаты мясные продукты и были вынуждены питаться ими за закрытыми дверями своих комнат. Репин утверждал, что отказался от мяса и для поддержания хорошей физической формы, и по гуманистическим соображениям. Илья Ефимович искренне верил, что хорошее отношение и вегетарианская пища способны сделать людей добрее.

Почему мы мало об этом знаем

Причина, по которой картины этого периода не так хорошо нам знакомы, — их отсутствие в монографии «Илья Репин» 1937 года авторства критика и искусствоведа Игоря Грабаря, единственном документе того времени по истории искусств. Вторая причина — отсутствие самого Ильи Репина в России. После революции территория, где находилась его усадьба «Пенаты», перешла к Финляндии, и художник оказался в вынужденной эмиграции. Сначала он не мог вернуться в новообразовавшуюся страну — слишком нестабильна была политическая обстановка, а позже не захотел. Поэтому почти все картины его позднего периода просто физически не находились на территории России (а тогда СССР). Именно это дало почву для идеи, что, возможно, их и вовсе не существовало. А то, что просачивалось через финскую границу и попадало на родину Репина, просто не могли верно интерпретировать.

Проза о счастье и жизни

Через всю жизнь пронес художник любовь к Елизавете Званцевой Из цикла «Страницы истории Нижегородской губернии» Замечательный живописец Репин в конце своей, насыщенной днями и событиями жизни написал ярчайшие воспоминания. Много страниц посвящено Волге и Нижнему Новгороду. Здесь он начинал набрасывать этюды колоритных бурлаков, некоторые типажи которых украсили потом вереницу тянущих бечеву тружеников. Как к «Бурлакам на Волге» ни относись, без этой картины уже не представить русского изобразительного искусства. Этюд с портретом любимого художником попа-расстриги, бурлака Канина, он передал позже в Нижегородский музей. Об этой поездке вниз по Волге летом 1870 года Илья Ефимович рассказывает особенно проникновенно-подробно. Тогда, уже миновав Нижний, во время упоительного купания в Волге Репин обронил в воду дорогие серебряные часы и подумал, что Волга-матушка должна вознаградить его за такой царский подарок. Это путешествие духовно вознесло молодого художника, одарило предчувствием неслыханного творческого подъема.

Это интересно: Биография и факты: Зиновий Гердт. Народный Зяма России

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector