Коровин «крым. гурзуф» описание картины, анализ, сочинение

Описание картины Константина Коровина «Крым. Гурзуф»

Картина замечательного русского импрессиониста Константина Коровина «Крым. Гурзуф» относится к так называемому «крымскому» периоду творчества художника. Он очень любил бывать на своей даче в Крыму, где чувствовал необычайное вдохновение. Известно о существовании у художника нескольких картин, посвященных небольшому курортному городку под названием Гурзуф.

На картине «Крым. Гурзуф», которую Коровин написал в 1917 году, сразу бросается в глаза буйство красок природы южного приморского города.

Она написана в традиционной манере коровинского импрессионизма: широкие, очень яркие мазки, от которых на близком расстоянии просто рябит в глазах. Поэтому рассматривать ее лучше с некоторой дистанции.

Тогда она полностью открывает перед зрителем свои художественные достоинства.

В композиционном плане главенствующей на картине является диагональ. Ей подчинены все элементы и детали. Нижний левый угол полотна занят пестрым травяным ковром, из которого растут два дерева. Их листва изображена с нарочитой небрежностью, словно южный теплый ветер помешал художнику остановить мгновение. Тянущиеся вверх стволы деревьев добавляют картине легкости и воздушности.

В противоположной, правой части полотна художник изобразил еще одно дерево, и все вместе они образуют своеобразное обрамление картины, придавая ей уютный и законченный вид. Залитая солнцем дорожка, за которой следует взгляд зрителя, ведет через арку к бесконечной голубой морской глади.

Еще одна диагональ вырисовывается горной цепью фиолетового цвета, изображение которой параллельно песчаной дорожке.

Яркие и пестрые краски преображают южный пейзаж в подобие театральной декорации. Но эта театральность и постановочность нисколько не мешает наслаждаться художественными впечатлениями Константина Коровина от буйства красок южной природы, изображенного живописцем на картине «Крым. Гурзуф».

  • Год написания картины: 1917.
  • Размеры картины: нет данных.
  • Материал: холст.
  • Техника написания: масло.
  • Жанр: пейзаж.
  • Стиль: импрессионизм.
  • Галерея: нет данных.

Дом Коровина

Константин Алексеевич Коровин – великий русский живописец, многие известные  его работы находятся в собрании Государственной Третьяковской галереи и других отечественных музеев. Его брат Сергей тоже был известным художником. Кроме таланта живописца Константин Алексеевич был щедро одарен музой литературы.

Константин Коровин был не первым художником, появившимся на южном побережье Крыма, которое стремительно набирало славу первого курорта Российской империи. Не первым он был из тех, кто писал крымские пейзажи. До него среди благодатной природы полуострова  творили И.Е. Крачковский,  К. Боссоли,  Ф.А. Васильев, В.Д. Орловский, Ю.Ю. Клевер, И.К. Айвазовский, М.П. Латри, А.И. Куинджи. После первого же посещения Коровин очарован и пленен Крымом. Он твердо решил построить здесь собственный дом, для строительства выбрал хорошеющий изо дня в день Гурзуф. На месте будущего дома Коровина некогда стояла харчевня. Живописец покупает этот участок и строит себе дачу, которую впоследствии называет «Саламбо». Так называется роман Гюстава Флобера, по сюжету которого в Большом театре ставился балет А.Ф. Арендса, а  художник писал к нему декорации. Коровин так писал о новом доме:

Начиная с 1910 года и вплоть до начала революции, художник живет подолгу в своём новом доме и много работает. Именно в доме Коровина появились такие полотна, как  «Портрет Ф.И. Шаляпина» (1911), «Пристань в Гурзуфе» (1912), «Гурзуф вечером» (1912), «Гурзуф» (1915), «Гурзуф» (1917) , «Базар цветов в Гурзуфе» (1917). Живописец работал над несколькими картинами сразу в зависимости от того, в какой части дня он писал. Утром он брался за одну картину, вечером за другую. На балконе мастерской дома Коровина были написаны «Балкон в Крыму», «На террасе», «Вечер. Интерьер». Чем дальше, тем больше живет художник на своей даче Саламбо. После начала Первой мировой войны дом Коровина почти не пустует. Нравится Константину Алексеевичу жить в Гурзуфе даже зимой, которая здесь очень мягка.

Среди работ той поры можно выделить известную картину «Пристань в Гурзуфе» (1914 год). В то время импрессионисты выходили из моды, но Коровину удалось создать яркий и живой шедевр, тем более ценный для крымчан, что создан в Гурзуфе. Эта картина хранится в Государственном Русском музее. Характерной для этого периода работой можно назвать и картину «Гурзуф» (1914 года), на которой изображена молодая женщина, прислонившаяся к парапету гурзуфской набережной, на фоне её скалы и синее море.

В доме Коровина всегда было много гостей, и гостей именитых. К нему приезжали Горький, Шаляпин, Репин, Куприн, Мамин-Сибиряк. В 1911 году Коровиным был написан знаменитый портрет Фёдора Шаляпина, который впоследствии был взят за основу для памятников великому российскому оперному певцу. Один из них стоит на могиле Шаляпина на Новодевичьем кладбище, куда был перевезен прах певца из-за границы уже после войны, другой памятник – всем известная бронзовая скульптура у входа в дом Коровина.

Скульптуры у входа в Дом Коровина Зимой у Дома Коровина

В 1917 году Константин Коровин покидает Гурзуф. Он так и не найдёт себя среди советских живописцев. После мытарств по государственным учреждениям живописцу пришлось покинуть Советский Союз навсегда – благо в 1923 году за пределы молодой страны ещё выпускали. Поспособствовал отъезду нарком просвещения Луначарский. Жил и работал Коровин в Париже, где и скончался в 1939 году.

В советское время бывший дом Коровина был национализирован. Вскоре в нем открылся дом отдыха. После окончания Великой Отечественной войны в здании дачи «Саламбо» открылся Дом творчества художественного фонда. С тех пор здесь отдыхают советские художники и скульпторы. В 1961 году на стене дома Коровина открыта бронзовая мемориальная доска скульптора С. Моргачева с барельефным изображением профиля Коровина. Сейчас в мемориальной комнате К.А. Коровина можно увидеть некоторые работы художника.

Вот этот самый дом Константин Коровин завещал русским живописцам. В 2001 году у ворот дома Коровина появилась скульптурная композиция, на которой изображены в бронзе Ф.И. Шаляпин и К.А. Коровин, будто бы ведущие непринужденную беседу. Проект осуществили скульпторы К. Синицкий и М. Левченко.

Коровин

Масштаб экспозиции прекрасно иллюстрирует первая же строчка официального пресс-релиза: «Долгожданную и столь масштабную ретроспективу К.Коровина (представлено около 240 лучших произведений из Третьяковской галереи, 22 музеев России, из Казахстана и Белоруссии, а также из частных коллекций) Галерея проводит в своих залах спустя девяносто лет после первой выставки, организованной в 1922 году при жизни художника». Двадцать два музея представили картины Мастера из своих фондов! В том числе, кстати, поделился и Тульский музей изобразительных искусств.

Впечатление от выставки можно передать одним словом — восторг! Лена выразилась ещё эмоциональнее — «просто вынос мозга!» Оно и понятно, если для простого обывателя эта выставка — праздник, яркое и красочное путешествие во времени и пространстве, то для художника — ещё и таинство приобщения к технологии.

Где ещё можно понять, как из совершенно неожиданных красок, казалось бы небрежно набросанных на холст, рождается совершенно фантастический эффект материальности – вплоть до осязаемости – внутрихолстового мира.

И в этой смелости и виртуозности Коровину, пожалуй, не было равных среди прочих — тоже любимых нами, но других — мастеров Союза русских художников, в составе которого, кстати, блистали такие имена как И. Я. Билибин, А. М. Васнецов, М. А. Врубель, Н. К. Рерих.

Не будем здесь пересказывать биографию Константина Коровина — тем, кто с ней, а также (вдруг) с его творчеством не знаком, настоятельно рекомендуем к посещению специальный сайт этого проекта Третьяковской галереи.

Правда, перед этим хочется предупредить таких зрителей о неадекватном качестве интернет-версий картин. На сайте есть также «Виртуальная экскурсия по выставке «Константин Коровин. Живопись. Театр.

К 150-летию со дня рождения» — там картинки поменьше, но зато цветопередача гораздо ближе к действительности, чем в «Галерее».

Несмотря на то, что у нас дома уже есть два альбома Коровина, мы очень обрадовались, увидев в продаже специально изданный к выставке альбом-каталог, превосходящий по количеству произведений даже состав представленной экспозиции — в него вошли работы из сорока семи музейных собраний России и музеев ближнего зарубежья. Даже не посетив выставку, мы решили непременно приобрести каталог, но, покидая Галерею, решили ещё раз его полистать перед покупкой. Нас ждало страшное, просто ужасное разочарование! Организовав такую масштабную выставку, Третьяковская галерея даже не удосужилась потрудиться сделать качественное репродуцирование! Репродукции в каталоге все убиты! Убиты просто в хлам!!! Ни на йоту не соответствуют тому, что мы только что видели! Уже дома мы пересмотрели наши старые альбомы — тот же кошмар, и чуть ли не те же ужасные репродукции. «Напечатано в полном соответствии с качеством предоставленного электронного оригинал-макета» — оправдывается ОАО «Ярославский полиграфкомбинат», печатавший серию «Великие художники». А в тексте читаем про игру перламутра на платье в знаменитом портрете Т. С. Любатович, который в книге напечатан сплошь оттенками грязно-зелёного и бурого, «перламутр» же безнадёжно провалился в радикально белый…

Дом Коровина и розы

В Крыму Коровин всё чаще обращается к жанру натюрморта. Рисование становится страстью художника. В дом Коровина в Гурзуфе были перевезены все его красивые вазы. Художник подолгу соотносил цветочные букеты с вазами, искал удачные сочетания, подбирал выгодное освещение. Чаще всего в его натюрмортах изображены розы. А сортов роз в Крыму благодаря селекционерам Никитского ботанического произрастало немало. Повсюду в доме Коровина стояли розы самых необычных форм и расцветок в кувшинах и вазах.

В июле 1916 года в письме Крайтеру Коровин признается:

В то время купить розы в июле было сложно, отсюда и жалоба Константина Коровина. Часто приходилось писать по памяти либо использовать бумажные макеты цветов – есть в коллекции живописца и такие работы. Но, как бы то ни было, в доме Коровина в Гурзуфе родились многие шедевры, вошедшие в сокровищницу русской натюрмортной живописи. Это «Розы и яблоки» 1917 года, где на фоне видно синее море, это «Розы» 1912 года, где кроме моря вдали видны скалы (на них расположилась дача Чехова, но на картине этого не видно), это и «Натюрморт. Розы» 1916 года.

Кусты роз оплели и вход во двор дома Коровина. Это китайская желтая роза, или роза Бэнкса. Ветви этих кустов вьются.

Дом Коровина, роза Бэнкса

Кустам роз дома Коровина более сотни лет. Ещё одна заметная разновидность китайской розы – роза Форчуна – растет  над входом в дом Коровина и тоже является современницей хозяина. И даже в эмиграции Константин Алексеевич продолжает рисовать розы на фоне моря, скучая по своей самобытной даче «Саламбо».

Искусство, каким вы его еще не видели

Константин Коровин был одним из самых талантливых и известных русских живописцев начала XX века, участником художественных объединений «Мир искусства», «Союз русских художников».

Искусствоведы заслуженно называют Коровина первым русским импрессионистом, который начал смело и последовательно работать в этом стиле.

Импрессионизм в изобразительном искусстве зародился и достиг расцвета во Франции во второй половине XIX века.

Это направление получило свое название от французского слова «impression» — «впечатление».

Вместо картин на исторические, библейские и мифологические сюжеты, характерные для традиционной академической живописи, импрессионисты писали эпизоды из повседневной, будничной жизни: встречи в театре, посиделки в кафе, прогулки на лодках, в садах и парках, танцы и свидания. Другим важным мотивом импрессионизма стала прекрасная и постоянно изменяющаяся природа.

Вопреки академической традиции, импрессионисты отказывались от изображения четкого контура предметов, заменяя его мелкими раздельными и контрастными мазками.

Художники начали писать на пленэре, перестали работать над картинами только в мастерских.

Еще будучи студентом Московского училища живописи, ваяния и зодчества, Константин Коровин создавал работы, в которых доминировал не сюжет, а передача воздуха и света, многоцветие мира, сиюминутные впечатления. Большинство картин Коровина самых разных периодов его творчества объединяет изображение яркого солнца и светлых лучей.

Наполнены солнцем и так называемые «гурзуфские пейзажи» Коровина. Художник начал создавать эту серию работ в 1910 году, когда он приобрел землю на берегу Черного моря в Гурзуфе и построил там собственную дачу-мастерскую — просторный дом с четырнадцатью комнатами. Коровин дал даче имя «Саламбо» в честь балета Андрея Арендса, к которому живописец создавал декорации и костюмы.

Работа «Гурзуф» 1914 года из собрания Астраханской картинной галереи написана яркими открытыми красками, пронизана светом. Золотом отливает в лучах солнца платье женщины, которая опирается на зеленое кресло с пестрой подушкой. Активные лиловые тени на полу веранды, ярко-синее море и чистое голубое небо придают колориту интенсивность звучания, а самой работе — особую декоративность.

Эту светлую картину Коровин написал в сложный период своей жизни. В 1913 году сын художника попал под трамвай и потерял возможность ходить. Семья тяжело переживала эту трагедию, но ее отголоски, мрачные мотивы Коровин никогда не впускал в свое творчество. Художник считал, что искусство должно нести лишь радость и красоту.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector