Девочка на фоне персидского ковра

Тема Демона

Как мы уже видим, тема Демона преследовала художника. Скорее всего, Демон жил в сокровенных тайниках его души. В одном из писем к отцу Врубель пишет: «Демон – дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, при всем этом дух властный, величавый». Так в 1890 г. появляется картина «Демон сидящий».

М. Врубель «Демон сидящий» (1890). Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея (Москва) Демон изображен как будто в оцепенении среди мерцающих самоцветами скал. Пейзаж также окаменел: каменные цветы, каменные облака… В этом Демоне нет ни вызова, ни ненависти – только глубокая печаль, скорее даже великая скорбь. Сидящий Демон изображен в лучах заката на вершине скалы. У него могучее тело, но в глазах – беспомощность и тоска. Мир вокруг него сказочно красив, но в то же время холоден, создан из камня. В багрово-сизом небе расцветают кристаллы неведомых цветов. Отблески заката мерцают в задумчивых глазах юноши. Он присел отдохнуть после страшного пути, его одолевают тяжкие мысли. Он весь напряжён. Всезнание и бессилие. Холст наполнен тоской и горечью неосуществимого. Скалы, цветы, фигура написаны по-врубелевски: из отдельных граней и глыб. Удивительно также сочетание холодного и теплого цветов. В маленьком блике зрачка демона отражены зло и добро, надежда и неверие в неё. А. Блок писал: «Демон Врубеля – символ нашего времени, ни ночь, ни день, ни мрак, ни свет». В 1891 г. к юбилейному изданию сочинений Лермонтова под редакцией П. Кончаловского Врубель выполнил иллюстрации, половина из них – к «Демону», другие – к произведениям «Измаил-бей» и «Герой нашего времени».

Творчество

Первые академические работы Врубеля уже отличались оригинальностью замысла и талантливой трактовкой: «Введение во храм», «Пирующие римляне».

М. Врубель «Пирующие римляне» (1883). Карандаш, акварель. Государственный Русский музей (Петербург) Это небольшая графическая работа в виде наброска, которая отображает его размышления о жизни римлян эпохи античности. На ней запечатлена сцена отдыха римских привилегированных граждан-патрициев, представителей высшего сословия. Они музицируют, пьют вино и общаются. Его преподаватель П.П. Чистяков отмечал у начинающего художника феноменальную зрительную точность, которая улавливала и затем удерживала в памяти тончайшие изгибы формы, что придавало его работам особую неповторимую орнаментальность. Уже в Академии художеств Врубель интересовался философскими темами, его привлекали сильные и трагические личности, их мятежный дух. Рассмотрим два варианта картины «Гамлет и Офелия».

М. Врубель «Гамлет и Офелия» (1884). Здесь ещё не найдены ни внутренняя концепция, ни средства живописи, всё это будет во втором варианте. Для Гамлета позировал В. Серов, для Офелии – М. Симонович

М. Врубель «Гамлет и Офелия» (1888). Картон, масло. Государственная Третьяковская галерея (Москва) В это время тема Демона уже жила в тайниках души Врубеля, поэтому Гамлет внутренне связан с Демоном. Гамлет на картине изображён рефлектирующим интеллектом, а Офелия – безмятежной и чистой. Её облик, как и облик самой натурщицы, «манит тихим пристанищем», по словам самого художника.

Символизм в картине

Давая описание «Сирени» Врубеля, мы задаемся вопросом о том, кто же изображен на холсте в виде девушки в черном.

Художник видел в ней душу сирени и дал ей имя – Татьяна, сравнивая с пушкинской героиней, в которой, как казалось художнику, запечатлелась душа поэта. Искусствоведы находят в этой девушке черты жены Врубеля, которую тот часто изображал на своих полотнах.

Считается, что эта картина перекликается с другой — «Паном» из серии ноктюрнов «Сказочного цикла», к которому принадлежит и «Сирень». В этой аллитерации, подтвержденной самим мастером, в девичьем силуэте мы узнаем нимфу Сирингу, в которую влюблен сатир в «Пане».

Как много неоднозначных, сложных, глубоких образов собрала в себе «Сирень»! Врубель, возможно, этим и пугал своих современников, которые желали видеть в картинах что-то более понятное, более привычное.

Созвучно этой работе, было задумано, но так и незавершено, другое полотно — «Цветение сирени» 1901 г., которое сам живописец называл более серьезным и продуманным произведением, где собирался более полно отразить свой художественный замысел, реализованный в описываемом произведении.

Однако, именно ему и суждено было стать поворотным в судьбе живописца. Свою «Сирень» Врубель показал на выставке мирискуссников в 1900 г., в Академии Художеств. Там ее заметил государь Николай Александрович — известный консерватор в искусстве. Он заинтересовался ею и оставил благожелательный отзыв, что сразу изменило отношение критиков к Михаилу Александровичу, дало ему известность и славу.

Итоги

О произведениях Врубеля и о нем самом бытуют полярные мнения. Сторонникам одного из них импонирует загадочная мистичность его картин, которые признаются шедеврами живописи. Другие почитали его гений за бездарность, которая укрывается за нестандартными сюжетами и техниками рисования. Так, А. Н. Бенуа в «Истории русской живописи в XIX веке» писал, что «многие годы Врубель был всеобщим посмешищем, и лишь крошечная кучка лиц относилась к нему серьезно и любовалась его громадным живописным талантом».

19 стр., 9361 слов

Научная работа: Тема демона в творчестве М.А. Врубеля и М.Ю. Лермонтова

… Демона» (из воспоминаний А.А. Врубель). Кроме того, на него повлияло неприятие публикой «Демона поверженного», в которого он, кажется, вложил все силы … поздних работах, таких как «Пан», «К ночи», «Сирень», заметно влияние символизма, зародившегося на рубеже веков. Это таинственные … Киеве, он, не задумываясь, рекомендовал Врубеля. Врубель покинул академию, и в его жизни начался новый этап. В …

Сегодня в России работы мастера можно увидеть в Государственном Русском музее в С.-Петербурге, в Государственной Третьяковской галерее и в Музее изобразительных искусств имени М. А. Врубеля в Омске.

История создания

Весной 1884 года никому не известный молодой художник Михаил Врубель приехал в Киев, чтобы принять участие в росписи Кирилловской церкви.

В Киеве Врубель как художник и педагог зарабатывал довольно значительные суммы, однако свои финансовые дела вёл неаккуратно. В своих мемуарах сын Эмилии Праховой писал, что в денежных делах Врубель был достаточно щепетилен, и если художнику случалось у кого-нибудь занять небольшую сумму, то возвращал долг при первой же возможности. К деньгам Врубель относился без какого-либо пиетета. Зарабатывал их с трудом, а тратил так, «точно они на него сыпались с неба». Свои работы Врубель ценил недорого. Однажды Врубель пришёл в дом Праховых и радостно сообщил Эмилии Праховой:

В ссудную кассу Розмитальского и Дохновича, которая располагалась на углу киевских улиц Крещатик и Фундуклеевской, Врубель заходил часто. Целью его визитов, кроме желания получить ссуду в залог своих работ, было также изучение различного реквизита, который сдавали в ломбард его клиенты. В этом ломбарде принимали вещи под 3 % в месяц (2 % за кредит и 1 % за хранение залога), срок залога не должен был превышать полгода, иначе залог переходил к собственникам ломбарда и подлежал реализации. Врубель мог долго рассматривать вещи, хранившиеся в ломбарде, особенно его интересовали драгоценные камни. Он рассматривал их, пересыпал горстями и любовался игрой света. Именно с 1886 года появляются знаменитые врубелевские синие, лиловые, золотые, темно-вишнёвые, дымно-розовые, млечно-голубые тона.

Н. А

Прахов вспоминал: «Блеск металла и особенно переливы цветов драгоценных камней всегда привлекали внимание Врубеля. Металл он мог наблюдать где угодно, а драгоценные камни — в ссудной кассе Розмитальского и Дахновича, куда часто приносил в заклад что-нибудь из своих вещей

(…) Вот в этой ссудной кассе Врубель мог не только рассматривать через стекло витрины различные драгоценные камни, заложенные ювелирами, но брать их кучкой в пригоршню и пересыпать из одной ладони в другую, любуясь неожиданными красочными сочетаниями (…) Это доставляло ему огромное удовольствие — пленяла ни с чем не сравнимая чистота и яркость тонов. Материальная ценность камней не играла здесь никакой роли. С таким же интересом Врубель пересыпал из одной ладони в другую искусственные камни, которыми моя сестра обшивала кокошник для маскарадного русского костюма».

Один из исследователей творчества Врубеля профессор А. П. Иванов в своей монографии достаточно точно угадал объект врубелевского реквизита: «Детали врубелевских композиций, по краскам и очертаниям носят странное сходство то с кристаллами разноцветных камней, то с многогранными зернами таинственно рдеющих гемм, то с причудливо круглящимися образованиями самородных камней».

Однажды Врубель, как ему казалось, придумал беспроиграшный вариант — и начал писать портрет Марии — старшей дочери Георгия Дохновича — одного из владельцев ломбарда. Врубель предполагал, что покупатель картины ему известен.

Вот отрывок из киевского письма художника сестре Анне:

Однако Дохновичу идея и портрет Врубеля не понравились и он не захотел приобрести эту работу. Врубель три раза пытался картину продать через аукцион, и наконец известный коллекционер И. Н. Терещенко уплатил за неё 300 рублей, после чего она попала в его коллекцию.

В настоящее время картина экспонируется в собрании Киевского музея русского искусства.

Михаил Врубель Vrubel, Mikhail (1856-1910)

Михаил Врубель – это гений, на много десятилетий вперёд опередивший своё время. Будучи сыном военного, он не последовал карьере отца, а увлёкся живописью. Ранее поступление в Академию художеств предопределило его судьбу. Однако жизнь и общество благоволили Врубелю только в первые годы его творчества.

Удачный старт карьере художника обеспечила возможность заняться росписью Кирилловского храма в Киеве. Заказчик поражался академической манере художника, однако, чем больше Врубель занимался росписью, тем больше он приходил к выводу, что его не совсем устраивает традиционная подача линий и цвета, которую он использовал.

Он попытался использовать для передачи формы и цвета дробный стиль, при котором изображение словно распадалось на несколько фрагментов, а также попробовал отобразить в рисунках мятежного демона, прообразом которого стал библейский Люцифер. Однако все эти попытки реализоваться нашли отторжение публики.

Положение усугубилось тем, что к творческому кризису добавился кризис душевный: Врубель безответно влюбился и решил вернуться в Петербург. Врубель взялся оформлять панно к Всероссийской нижегородской выставке, где он начал рисовать иллюстрацию к былине «Микула Селянинович», но его фантасмагоричный стиль, полный необычных перепадов цветов, категорически не понравился государственным критикам.

Несмотря на неприятие общества, Врубель продолжал творить. Полотном его жизни стал «Демон» – художник всё-таки смог воплотить свою мечту и изобразить тёмного ангела в качестве иллюстрации к переизданию собрания сочинений Лермонтова. Многие восхищались найденными формами, беспокойным сочетанием синего и багрового, проступающими на фоне одеяния Демона каменными цветами, меланхоличным лицом ангела. Но находились те, кто считал Врубеля богохульником, что усугубляло начинающуюся депрессию художника.

Женитьба на певице Надежде Забеле на время подарило Врубелю новые силы. Он создал невероятно нежный портрет жены в образе царевны-лебедя, на котором женщина как будто утопает в мягких перьях, однако даже эта картина многим не понравилась.

В приступах депрессии, рождённой непонятостью, Врубель создаёт новое полотно – «Демон летящий». На нём отчётливо видно, как могуч был талант художника, сумевшего в особом мозаичном стиле передать потустороннюю мощь Люцифера.

Сильными, но дробными мазками создаёт Врубель третью часть своей художественной эпопеи – «Демона поверженного». В то время он уже страдает от глубокой депрессии и вынужден лечиться. Несмотря на приступы, Врубель продолжает работу над полотном «Шестикрылый Серафим». Именно на этой картине хорошо заметно, как искусно художник владеет цветом и формой, создавая мистический образ библейского существа с напряжённым взглядом пронзительных голубых глаз.

Несмотря на то, что тематика и цветопередача Врубеля гармонировали с эпохой модерна, в которую он жил, полностью поняли художника лишь спустя полвека. До сих пор его полотна, решённые во всём их цветном многообразии, заставляют вспомнить Врубеля с его непростой и трагической судьбой.

Начало болезни

Врубель был счастлив в браке, жена его с большим успехом выступала на сцене мамонтовской Частной оперы. Но его всё чаще посещало мрачное лихорадочное возбуждение – это были первые симптомы надвигавшейся душевной болезни. Сестра его жены, Е.И. Ге, о. Именно в этот период Врубель снова возвращается к теме Демона и уже всецело ему отдаётся. В 1899 г. он пишет «Демона летящего».

М. Врубель «Демон летящий» (1899). Холст, масло. 138,5 х 430,5 см. Государственный Русский музей (Петербург) Образ пронизан предчувствием гибели, обреченности, трагедии. Картина не закончена – Врубелем уже владел другой образ. Фон картины – типичный кавказский пейзаж, и Демон как будто с трудом продвигается по узкому пространству между небом и землёй. Но сама фигура Демона прорисована схематично, трудно уловить её в целом, особенно затемнено лицо. В 1902 г. была создана последняя картина этой темы – «Демон поверженный».

М. Врубель «Демон поверженный» (1902). Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея (Москва) Над этой картиной Врубель работал мучительно. А. Бенуа вспоминает, что картина была уже на выставке «Мира искусства», а Врубель всё ещё продолжал переписывать лицо Демона, менял колорит. Изломанная фигура, сорвавшаяся с заоблачных высот, уже повержена физически, но не сломлена морально. Кроме этой «демонской трилогии» у Врубеля был цикл иллюстраций к поэме М. Лермонтова «Демон».

М. Врубель «Демон летящий». Бумага, черная акварель, белила

М. Врубель «Демон летящий». Бумага, черная акварель, белила Демон Врубеля и Демон Лермонтова и схожи, и различны. Схожесть в страдании, сомнениях, жажде познания, отверженности и у обоих – отсутствие зла и коварства. Почему у обоих художников была так сильна тяга к этому образу? Может быть, ответ мы найдём в словах А. Блока о Врубеле: «Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением…»

Михаил Врубель. Пан. Описание картины. Шедевры русской живописи | Русские художники. Russian Artists

Танаис Галерея


Михаил Врубель. Пан.

1899. Холст, масло. Третьяковская Галерея, Москва, Россия.

Картина Пан единодушно признается вершиной если не всего творчества Врубеля, то его сказочной сюиты.

Говорят, что толчком послужило чтение рассказа А.Франса «Святой Сатир». В картине «Пан» эллинский козлоногий бог превращается в русского лешего.
Сумерки.

Еще синеют, отражая вечернее небо, воды маленькой речки, а в густой мгле за черным частоколом старого бора встает молодой румяный месяц.

О чем-то шепчутся березы, но тишина незаметно завораживает природу, и вот начинают сверкать голубые, родниковой свежести глаза Пана.

Старый, морщинистый, с бездонными голубыми глазами, узловатыми, словно сучья, пальцами, он как будто возникает из замшелого пня. Фантастическую колдовскую окраску приобретает характерный русский пейзаж — безбрежные влажные луга, извилистая речушка, тонкие березки, застывшие в тишине опускающихся на землю сумерек, озаренные багрянцем рогатого месяца.

Здесь фигура и ландшафт составляют единство, друг без друга не мыслятся. И могут друг в друга превращаться. Стихия превращений, царящая в сказках, для картин Врубеля естественна, потому что в его живописи сняты перегородки между царствами природы, между живым ri неживым, между человеком и лесными тварями, стихиями и всем, что наполняет землю, воды и небо. Единая, общая жизнь во всем.

Федор Иванович Тютчев. 1835
Тени сизые смесились,
Цвет поблекнул, звук уснул –
Жизнь, движенье разрешились
В сумрак зыбкий, в дальный гул…
Мотылька полет незримый
Слышен в воздухе ночном…
Час тоски невыразимой!..
Всё во мне, и я во всем!..
Сумрак тихий, сумрак сонный,
Лейся в глубь моей души,
Тихий, темный, благовонный,
Всё залей и утиши.
Чувства мглой самозабвенья
Переполни через край!..
Дай вкусить уничтоженья,
С миром дремлющим смешай!

Откуда этот облик, откуда взял художник эту примечательную лысую голову, круглое, бровастое, голубоглазое лицо, заросшее дикими кудрями? Обычно у героев картин Врубеля сквозит портретное сходство с кем-нибудь из знакомых ему людей, и современники без труда угадывали, кто послужил прототипом. Но «Пана», кажется, не опознали, во всяком случае, никто не позировал для него художнику.

Подсмотрел ли Врубель такого старика где-то в украинском селе или он просто вообразился ему лунной ночью при виде старого замшелого пня — неизвестно. Зато зрители разных поколений находят в «Пане» сходство с кем-то, кого они встречали, и кого Врубель встретить никак не мог — доказательство того, насколько этот сказочный дед жизнен и живуч.

А вместе с тем он совершенно фантастичен, он лесная нечисть, олицетворение того, что мерещится и мнится заблудившемуся ночью. Кажется, что начинает шевелиться седой пень, под косматым мхом завиваются бараньи рожки, корявая рука отделяется, сжимая многоствольную свирель, и внезапно открываются круглые, голубые глаза, как фосфорические светлячки.

Как будто откликаясь на беззвучный зов лесного хозяина, медленно выползает из-за горизонта месяц, голубым сиянием вспыхивает поверхность речки — маленький голубой цветок. Леший — душа и тело этих перелесков и тонкой равнины, завитки его шерсти подобны встающему полумесяцу, изгиб руки вторит изгибу кривой березки и весь он узловатый, бурый, из земли, мха, древесной коры и корней.

Колдовская пустота его глаз говорит о какой-то звериной или растительной мудрости, чуждой сознанию.

Пан — в древнегреческой мифологии — божество стад, лесов и полей.
Пан козлоног, с козлиными рожками, покрыт шерстью. Он известен своим пристрастием к вину и веселью. Он полон страстной влюбленности и преследует нимф. Нимфа Сиринга в страхе перед Паном превратилась в тростник, из которого Пан сделал свирель. Пан как божество стихийных сил природы наводит на людей беспричинный, так называемый панический, страх, особенно во время летнего полдня, когда замирают леса и поля. Раннее христианство причисляло Пан к бесовскому миру, именуя его «бесом полуденным», соблазняющим и пугающим людей.

История создания

Весной 1884 года никому не известный молодой художник Михаил Врубель приехал в Киев, чтобы принять участие в росписи Кирилловской церкви.

В Киеве Врубель как художник и педагог зарабатывал довольно значительные суммы, однако свои финансовые дела вёл неаккуратно. В своих мемуарах сын Эмилии Праховой писал, что в денежных делах Врубель был достаточно щепетилен, и если художнику случалось у кого-нибудь занять небольшую сумму, то возвращал долг при первой же возможности. К деньгам Врубель относился без какого-либо пиетета. Зарабатывал их с трудом, а тратил так, «точно они на него сыпались с неба». Свои работы Врубель ценил недорого. Однажды Врубель пришёл в дом Праховых и радостно сообщил Эмилии Праховой:

В ссудную кассу Розмитальского и Дохновича, которая располагалась на углу киевских улиц Крещатик и Фундуклеевской, Врубель заходил часто. Целью его визитов, кроме желания получить ссуду в залог своих работ, было также изучение различного реквизита, который сдавали в ломбард его клиенты. В этом ломбарде принимали вещи под 3 % в месяц (2 % за кредит и 1 % за хранение залога), срок залога не должен был превышать полгода, иначе залог переходил к собственникам ломбарда и подлежал реализации. Врубель мог долго рассматривать вещи, хранившиеся в ломбарде, особенно его интересовали драгоценные камни. Он рассматривал их, пересыпал горстями и любовался игрой света. Именно с 1886 года появляются знаменитые врубелевские синие, лиловые, золотые, темно-вишнёвые, дымно-розовые, млечно-голубые тона.

Н. А

Прахов вспоминал: «Блеск металла и особенно переливы цветов драгоценных камней всегда привлекали внимание Врубеля. Металл он мог наблюдать где угодно, а драгоценные камни — в ссудной кассе Розмитальского и Дахновича, куда часто приносил в заклад что-нибудь из своих вещей

(…) Вот в этой ссудной кассе Врубель мог не только рассматривать через стекло витрины различные драгоценные камни, заложенные ювелирами, но брать их кучкой в пригоршню и пересыпать из одной ладони в другую, любуясь неожиданными красочными сочетаниями (…) Это доставляло ему огромное удовольствие — пленяла ни с чем не сравнимая чистота и яркость тонов. Материальная ценность камней не играла здесь никакой роли. С таким же интересом Врубель пересыпал из одной ладони в другую искусственные камни, которыми моя сестра обшивала кокошник для маскарадного русского костюма».

Один из исследователей творчества Врубеля профессор А. П. Иванов в своей монографии достаточно точно угадал объект врубелевского реквизита: «Детали врубелевских композиций, по краскам и очертаниям носят странное сходство то с кристаллами разноцветных камней, то с многогранными зернами таинственно рдеющих гемм, то с причудливо круглящимися образованиями самородных камней».

Однажды Врубель, как ему казалось, придумал беспроиграшный вариант — и начал писать портрет Марии — старшей дочери Георгия Дохновича — одного из владельцев ломбарда. Врубель предполагал, что покупатель картины ему известен.

Вот отрывок из киевского письма художника сестре Анне:

Однако Дохновичу идея и портрет Врубеля не понравились и он не захотел приобрести эту работу. Врубель три раза пытался картину продать через аукцион, и наконец известный коллекционер И. Н. Терещенко уплатил за неё 300 рублей, после чего она попала в его коллекцию.

В настоящее время картина экспонируется в собрании Киевского музея русского искусства.

История создания

Весной 1884 года никому не известный молодой художник Михаил Врубель приехал в Киев, чтобы принять участие в росписи Кирилловской церкви.

В Киеве Врубель как художник и педагог зарабатывал довольно значительные суммы, однако свои финансовые дела вёл неаккуратно. В своих мемуарах сын Эмилии Праховой писал, что в денежных делах Врубель был достаточно щепетилен, и если художнику случалось у кого-нибудь занять небольшую сумму, то возвращал долг при первой же возможности. К деньгам Врубель относился без какого-либо пиетета. Зарабатывал их с трудом, а тратил так, «точно они на него сыпались с неба». Свои работы Врубель ценил недорого. Однажды Врубель пришёл в дом Праховых и радостно сообщил Эмилии Праховой:

В ссудную кассу Розмитальского и Дохновича, которая располагалась на углу киевских улиц Крещатик и Фундуклеевской, Врубель заходил часто. Целью его визитов, кроме желания получить ссуду в залог своих работ, было также изучение различного реквизита, который сдавали в ломбард его клиенты. В этом ломбарде принимали вещи под 3 % в месяц (2 % за кредит и 1 % за хранение залога), срок залога не должен был превышать полгода, иначе залог переходил к собственникам ломбарда и подлежал реализации. Врубель мог долго рассматривать вещи, хранившиеся в ломбарде, особенно его интересовали драгоценные камни. Он рассматривал их, пересыпал горстями и любовался игрой света. Именно с 1886 года появляются знаменитые врубелевские синие, лиловые, золотые, темно-вишнёвые, дымно-розовые, млечно-голубые тона.

Н. А

Прахов вспоминал: «Блеск металла и особенно переливы цветов драгоценных камней всегда привлекали внимание Врубеля. Металл он мог наблюдать где угодно, а драгоценные камни — в ссудной кассе Розмитальского и Дахновича, куда часто приносил в заклад что-нибудь из своих вещей

(…) Вот в этой ссудной кассе Врубель мог не только рассматривать через стекло витрины различные драгоценные камни, заложенные ювелирами, но брать их кучкой в пригоршню и пересыпать из одной ладони в другую, любуясь неожиданными красочными сочетаниями (…) Это доставляло ему огромное удовольствие — пленяла ни с чем не сравнимая чистота и яркость тонов. Материальная ценность камней не играла здесь никакой роли. С таким же интересом Врубель пересыпал из одной ладони в другую искусственные камни, которыми моя сестра обшивала кокошник для маскарадного русского костюма».

Один из исследователей творчества Врубеля профессор А. П. Иванов в своей монографии достаточно точно угадал объект врубелевского реквизита: «Детали врубелевских композиций, по краскам и очертаниям носят странное сходство то с кристаллами разноцветных камней, то с многогранными зернами таинственно рдеющих гемм, то с причудливо круглящимися образованиями самородных камней».

Однажды Врубель, как ему казалось, придумал беспроиграшный вариант — и начал писать портрет Марии — старшей дочери Георгия Дохновича — одного из владельцев ломбарда. Врубель предполагал, что покупатель картины ему известен.

Вот отрывок из киевского письма художника сестре Анне:

Однако Дохновичу идея и портрет Врубеля не понравились и он не захотел приобрести эту работу. Врубель три раза пытался картину продать через аукцион, и наконец известный коллекционер И. Н. Терещенко уплатил за неё 300 рублей, после чего она попала в его коллекцию.

В настоящее время картина экспонируется в собрании Киевского музея русского искусства.

История создания

Весной 1884 года никому не известный молодой художник Михаил Врубель приехал в Киев, чтобы принять участие в росписи Кирилловской церкви.

В Киеве Врубель как художник и педагог зарабатывал довольно значительные суммы, однако свои финансовые дела вёл неаккуратно. В своих мемуарах сын Эмилии Праховой писал, что в денежных делах Врубель был достаточно щепетилен, и если художнику случалось у кого-нибудь занять небольшую сумму, то возвращал долг при первой же возможности. К деньгам Врубель относился без какого-либо пиетета. Зарабатывал их с трудом, а тратил так, «точно они на него сыпались с неба». Свои работы Врубель ценил недорого. Однажды Врубель пришёл в дом Праховых и радостно сообщил Эмилии Праховой:

В ссудную кассу Розмитальского и Дохновича, которая располагалась на углу киевских улиц Крещатик и Фундуклеевской, Врубель заходил часто. Целью его визитов, кроме желания получить ссуду в залог своих работ, было также изучение различного реквизита, который сдавали в ломбард его клиенты. В этом ломбарде принимали вещи под 3 % в месяц (2 % за кредит и 1 % за хранение залога), срок залога не должен был превышать полгода, иначе залог переходил к собственникам ломбарда и подлежал реализации. Врубель мог долго рассматривать вещи, хранившиеся в ломбарде, особенно его интересовали драгоценные камни. Он рассматривал их, пересыпал горстями и любовался игрой света. Именно с 1886 года появляются знаменитые врубелевские синие, лиловые, золотые, темно-вишнёвые, дымно-розовые, млечно-голубые тона.

Н. А. Прахов вспоминал: «Блеск металла и особенно переливы цветов драгоценных камней всегда привлекали внимание Врубеля. Металл он мог наблюдать где угодно, а драгоценные камни — в ссудной кассе Розмитальского и Дахновича, куда часто приносил в заклад что-нибудь из своих вещей

(…) Вот в этой ссудной кассе Врубель мог не только рассматривать через стекло витрины различные драгоценные камни, заложенные ювелирами, но брать их кучкой в пригоршню и пересыпать из одной ладони в другую, любуясь неожиданными красочными сочетаниями (…) Это доставляло ему огромное удовольствие — пленяла ни с чем не сравнимая чистота и яркость тонов. Материальная ценность камней не играла здесь никакой роли. С таким же интересом Врубель пересыпал из одной ладони в другую искусственные камни, которыми моя сестра обшивала кокошник для маскарадного русского костюма».

Один из исследователей творчества Врубеля профессор А. П. Иванов в своей монографии достаточно точно угадал объект врубелевского реквизита: «Детали врубелевских композиций, по краскам и очертаниям носят странное сходство то с кристаллами разноцветных камней, то с многогранными зернами таинственно рдеющих гемм, то с причудливо круглящимися образованиями самородных камней».

Однажды Врубель, как ему казалось, придумал беспроигрышный вариант и начал писать портрет Марии, старшей дочери Георгия Дохновича, одного из владельцев ломбарда. Врубель предполагал, что покупатель картины ему известен.

Вот отрывок из киевского письма художника сестре Анне:

Однако Дохновичу идея и портрет Врубеля не понравились, и он не захотел приобрести эту работу. Врубель три раза пытался картину продать через аукцион, и наконец известный коллекционер И. Н. Терещенко уплатил за неё 300 рублей, после чего она попала в его коллекцию.

В настоящее время картина экспонируется в собрании Киевского музея русского искусства.

Примечания

  1. Прахов А. В. Воспоминания о Врубеле // Московская городская художественная галерея П. М. и С. М. Третьяковых / Под общ. ред. И. С. Остроухова. — М., 1909. — Кн. 1, ч. 2. — С. 157—168.
  2. Иванов А. П. М. А. Врубель. Опыт биографии. Академия и киевский период. К.: Искусство, 1912. Со снимками. С. 86.
  3. Имеется в виду «Восточная сказка», картина, которую И. Н. Терещенко купил у Врубеля еще до окончания работы над картиной. Отец Врубеля писал в письме от 10 сентября 1886 года к дочери — А. А. Врубель, что Михаил Александрович уничтожил картину и расплатился с заказчиком этюдом девочки на фоне ковра.
  4.  (укр.) (недоступная ссылка). КМД УДППЗ «Укрпошта». poshta.kiev.ua. Дата обращения: 30 июня 2018.

Примечания

  1. Маковский С. К. Силуэты русских художников /
    Владимирский собор 1885–1886 Орнаменты (1884—1885) · 5-й день творения мира · Воскресение Христово · *Сошествие святого духа на апостолов

    Сошествие Святого Духа (1885) · Ангел с кадилом и свечой (1887) · Прощание Зары с Исмаилом · Воскресение (1887) · Христос в Гефсиманском саду (1887) · Иоанн Креститель (1904) · Шестикрылый Серафим (1904)

    Живопись Натурщик (1882—1883) · Натурщица в обстановке Ренессанса (1883) · Девочка на фоне персидского ковра (1886) · Надгробный плач (1887) · Восточный танец (1889) · Тамара в гробу (1890—1891) · Принцесса Грёза (1896) · Египтянка · Гадалка (1895) · Маргарита (1896) · Муза (1900) · Лебедь (1901) · Кровать (1905) · Левая рука художника
    Сказочные сюжеты Князь Гвидон и Царевна-Лебедь · Восточная сказка (1886) · Микула Селянинович и Вольга (1898—1899) · Микула Селянинович (1895-1896) · Морская царевна (1897—1900) · Богатырь (декоративное панно) (1898) · Морской царь (1899—1900) · Царевна Волхова {1898) · Купава (1898—1899) · Прощание царя морского с царевной Волховой (1899) · Садко (1899—1900) · Царевна-Лебедь (1900) · Тридцать три богатыря (1901)
    Мифология Игры наяд и тритонов · Пан (1899) · Суд Париса (1893)
    Иллюстрации Свидание Анны Карениной с сыном (1878) · Гамлет и Офелия (1883) · Одиллия (1894) · Ромео и Джульетта (1895—1896) · Роберт и монахини (1896) · Пляска Тамары · Пророк (1899) · Дуэль Печорина с Грушницким · Полет Фауста и Мефистофеля
    Пейзажи Пирующие римляне (1883) · К ночи (1887) · Неаполитанская ночь (1891) · Италия (1891) · Испания (1894) · Море (1903) · Дерево у забора (1903—1904) · Дворик зимой (1903—1904) · Тени лагун {1905) · Фантастический пейзаж
    Архитектура
    Натюрморты Белая акация (1886—1887) · Орхидея {1886—1887) · Роза · Сирень (1900) · Сирень (1901) · Раковина (1904) · Кампанулы (1904) · Жемчужина (1904)
    Автопортреты Автопортрет (1880) · Автопортрет (1882) · Автопортрет (1904) · Автопортрет (1905)
    Портреты Портрет Брюсова (1906) · Портрет доктора Усольцева · Портрет на фоне березок (1904) · Портрет Забелы-Врубель в туалете ампир (1898) · Портрет Забелы-Врубель в у рояля · Портрет Кончаловского · Портрет Саввы Мамонтова (1897) · Портрет Арцыбушева (1897) · Портрет сына (1902)
    Учителя А.С. Годин · П.П. Чистяков
    Окружение А. В. Прахов · Э. Л. Прахова · С. Т. Морозов · К. А. Коровин · В. А. Серов
    На Викискладе

    ·Викицитатник

Примечания

  1. Маковский С. К. Силуэты русских художников /
    Владимирский собор 1885–1886 Орнаменты (1884—1885) · 5-й день творения мира · Воскресение Христово · *Сошествие святого духа на апостолов

    Сошествие Святого Духа (1885) · Ангел с кадилом и свечой (1887) · Прощание Зары с Исмаилом · Воскресение (1887) · Христос в Гефсиманском саду (1887) · Иоанн Креститель (1904) · Шестикрылый Серафим (1904)

    Живопись Натурщик (1882—1883) · Натурщица в обстановке Ренессанса (1883) · Девочка на фоне персидского ковра (1886) · Надгробный плач (1887) · Восточный танец (1889) · Тамара в гробу (1890—1891) · Принцесса Грёза (1896) · Египтянка · Гадалка (1895) · Маргарита (1896) · Муза (1900) · Лебедь (1901) · Кровать (1905) · Левая рука художника
    Сказочные сюжеты Князь Гвидон и Царевна-Лебедь · Восточная сказка (1886) · Микула Селянинович и Вольга (1898—1899) · Микула Селянинович (1895-1896) · Морская царевна (1897—1900) · Богатырь (декоративное панно) (1898) · Морской царь (1899—1900) · Царевна Волхова {1898) · Купава (1898—1899) · Прощание царя морского с царевной Волховой (1899) · Садко (1899—1900) · Царевна-Лебедь (1900) · Тридцать три богатыря (1901)
    Мифология Игры наяд и тритонов · Пан (1899) · Суд Париса (1893)
    Иллюстрации Свидание Анны Карениной с сыном (1878) · Гамлет и Офелия (1883) · Одиллия (1894) · Ромео и Джульетта (1895—1896) · Роберт и монахини (1896) · Пляска Тамары · Пророк (1899) · Дуэль Печорина с Грушницким · Полет Фауста и Мефистофеля
    Пейзажи Пирующие римляне (1883) · К ночи (1887) · Неаполитанская ночь (1891) · Италия (1891) · Испания (1894) · Море (1903) · Дерево у забора (1903—1904) · Дворик зимой (1903—1904) · Тени лагун {1905) · Фантастический пейзаж
    Архитектура
    Натюрморты Белая акация (1886—1887) · Орхидея {1886—1887) · Роза · Сирень (1900) · Сирень (1901) · Раковина (1904) · Кампанулы (1904) · Жемчужина (1904)
    Автопортреты Автопортрет (1880) · Автопортрет (1882) · Автопортрет (1904) · Автопортрет (1905)
    Портреты Портрет Брюсова (1906) · Портрет доктора Усольцева · Портрет на фоне березок (1904) · Портрет Забелы-Врубель в туалете ампир (1898) · Портрет Забелы-Врубель в у рояля · Портрет Кончаловского · Портрет Саввы Мамонтова (1897) · Портрет Арцыбушева (1897) · Портрет сына (1902)
    Учителя А.С. Годин · П.П. Чистяков
    Окружение А. В. Прахов · Э. Л. Прахова · С. Т. Морозов · К. А. Коровин · В. А. Серов
    На Викискладе

    ·Викицитатник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector