Читатели газет в неаполе

Примечания

  1. ↑ , с. 196.
  2. (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Дата обращения: 30 ноября 2018.
  3. (HTML). Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации — goskatalog.ru. Дата обращения: 31 мая 2019.
  4. ↑ , с. 439.
  5. ↑ , с. 310.
  6. ↑ , с. 162.
  7. ↑ , с. 219.
  8. ↑ , с. 42.
  9. ↑ , с. 307—308.
  10. ↑ (HTML). Румянцевский музей (виртуальная реконструкция) — www.rmuseum.ru. Дата обращения: 12 июня 2018.
  11. ↑ , с. 76.
  12. ↑ , с. 103.
  13. , с. 182.
  14. , с. 93—98.
  15. ↑ , с. 28.
  16. , с. 316.
  17. .
  18. , с. 185.
  19. , с. 193.
  20. , с. 68.
  21. , с. 80—81.
  22. , с. 308.
  23. , с. 402.
  24. .
  25. , с. 322.
  26. , с. 465.
  27. ↑ , с. 163.
  28. , с. 18.
  29. , с. 41.
  30. .
  31. , с. 38—39.
  32. ↑ , с. 164.
  33. , с. 42.
  34. , с. 42—43.
  35. , с. 78.
  36. , с. 312.
  37. , с. 101.
  38. , с. 102.

Благодарности и критика

Что касается полотен Кипренского 1830-х годов, искусствовед Валерий Турчин предполагает, что в этот период художник использовал подготовительные работы. По мнению критика, это демонстрируется анализом холста читателями газеты в Неаполе, который показывает, что композиция всего холста является результатом прикрепления отдельных этюдов, «из-за плохой компоновки, которая не создает изобразительного или графического образа. психологическая связь между разными мотивами в живописи ». Турчин замечает, что фоном для холста является ранее созданный пейзаж с видом на Везувий.

Вильгельм фон Шадов . Автопортрет с Рудольфом Шадовым и Бертелем Торвальдсеном (между 1815 и 1818 годами)

Историк искусства Дмитрий Сарабьянов наблюдает за нюансами жанровой сцены в этом групповом портрете « Читатели газет в Неаполе» , признавая при этом, что на полотне доминирует концепция портрета и что жанровый аспект лишь набросок. Андре Фелибиен в своей « Иерархии жанров» писал в 1667 году: «Художник, который рисует только портреты, еще не имеет такого высокого совершенства в искусстве и не может претендовать на честь, которую получают самые образованные. Для этого необходимо перейти от одной фигуры к изображению нескольких множеств ». По словам Сарабьянова, сюжет, представленный художником, «как бы нейтрализуется тем, что каждый персонаж раскрывается со своей глубокой внутренней природой», «в результате чего ни возможности жанра, ни возможности портрета не раскрываются. осуществленный». С другой стороны, по словам Сарабьянова, сильная сторона картины состоит в том, что образы изображаемых людей интерпретируются правдиво и без прикрас и что выбранный сюжет «не вызывает столь характерной для картины сентиментальной идеализации. последние картины итальянских жанров  ».

В монографии о творчестве Кипренского, опубликованной в 1988 году, критик Владислав Зименко пишет, что полотно « Читатели газет в Неаполе » «относится к периоду, когда художник интересовался групповым портретом и его интерпретацией» с целью развития этого вида живописи.

Зименко отмечает чрезвычайное мастерство, с которым Кипренский открывает справа от картины вид на море и дымящийся вдалеке Везувий (этот вулкан был символом революционной борьбы и сопровождавших их речей), в то время как он не позволяет читателям его газеты — лишь небольшое узкое пространство. Далее Зименко пишет, что живописцу удалось обработать банальную сцену, придав ей важное историческое содержание благодаря сложной интерпретации, которую можно придать изображениям

Для Зименко это полотно создано блестяще, что очень заинтересовало зрителей, посетивших академическую выставку 1833 года.

В статье о поздней работе Кипренского, опубликованной в 1993 году, искусствовед Евгения Петрова отмечает, что портрет « Читатели газет в Неаполе » «написан с удивительной тщательностью и, без сомнения, похожим». По словам Петровой, не сразу ясен ход работ

С одной стороны, «портреты объединяет пристальное внимание, сосредоточенность персонажей», а с другой — они кажутся отделенными друг от друга, как будто «каждый смотрит на себя, на свои воспоминания. , к памяти о пережитых событиях, описанных в газетной статье »

По словам Петровой, подобный мотив не встречается в русском искусстве до Кипренского, в то время как в картинах Западной Европы можно найти аналогии с картиной, выполненной между 1815 и 1818 годами немецким художником Вильгельмом фон Шадовым , Автопортрет с Рудольфом Шадовым. и Бертель Торвальдсен . Петрова же считает творчество Кипренского «значительно более глубоким, сложным и значительным».

Библиография

  • Питер Лик ( пер.  С английского), Русская живопись XVIII — го по XX — й , Bournemouth, Parkstone,1999 г., 208  с. ( ISBN  1-85995-356-5 ) , стр.  17.
  • Луи Рео , Русское искусство , т.  3, Verviers, Gérard and Co,1968 г., стр.  90.
  • (ru) Алексеева Т. (Алексеева, Татьяна Васильевна), О. Кипренский (О. А. Кипренский) , Москва, Издательство Академии Снаук С , Свна1963 г., В книге истории русского искусства в 13 томах , написанная Игоря Грабаря , общее количество страниц 708  -е изд. , стр.  396-470.
  • (ru) Э. Ацаркина (Ацаркина Э. Н., Орест Кипренский (Орест Кипренский) , Москва, Третьяковская галерея ,1948 г., 246  с..
  • (ru) И Ботчаров (Бочаров И. Н., Кипренский (Кипренский) , Москва, Молодая гвардия Молодая гвардия (издательство),2001 г., 390  с. ( ISBN  978-5-235-02408-3 ).
  • (ru) Владискав Зименко (Зименко, Владислав Мстиславович), Оресте Кипренский (Орест Адамович Кипренский) , Москва, Иставотель1988 г., 352  с..
  • (ru) Алексей Кара-Мурза [Кара-Мурза, Алексей Алексеевич, Знаменитые русские о Неаполе , Москва, Литры,2019 г..
  • (ru) . Кисликова (Кислякова, Изольда Васильевна), Оресте Кипренски. Эпоха и герои (Орест Кипренский. Эпоха и герои) , Москва, Изобразительное искусство (издательство),1982 г., 205  с..
  • (ru) Алла Краско (Краско, Алла Владимировна) Три века в имении графа Вереметева (Три века городской усадьбы графов Шереметевых. Люди и события) , Москва, Литры ,2010 г., 18708  с. .
  • (ru) Александр Майкапар (Майкапар, Александр Евгеньевич), Орест Кипренский (Великие художники, том 65) , Москва, Дирек-и Медиа Комсомольская правда ,2010 г., 48  с. ( ISBN  978-5-7475-0069-3 ).
  • (ru) К. Михайлова (Михайлова, Кира Владимировна), Оресте Кипренский (Орест Адамович Кипренский) , Ленинград, [Художник РСФтавна)1986 г., 96  с..
  • (рус) Е. Petitnova (Петинова Е. Ф). Российские живописцы XVIII — го в начале XX — го (Русские художники XVIII — XX века начала) , Санкт — Петербург, Аврора,2001 г., 345  с. ( ISBN  978-5-7300-0714-7 ).
  • (ru) Евгения Петрова (Петрова, Евгения Николаевна), «  О проблемах последних произведений Кипренского (О некоторых проблемах позднего творчества Кипренского)  » , 1 , Санкт-Петербург, Искусство-СПб,1993 г., стр.  93-107.
  • (ru) Е. Петрова (Петрова Е. Н.), Орест Кипренский (Орест Кипренский) , Москва, Арт-Родник ,2000 г., 72  с..
  • (ru) Николай Романов (Романов, Николай Ильич), Москва Румянцевская галерея (Московская Румянцевская галерея) , Москва, Издание И. Н. Кнебеля ,1905 г., 104  с..
  • (ru) Дмитрий Сарабьянов ( Сарабьянов , Дмитрий Владимирович), Кипренский (Кипренский) , Ленинград, Художник РСФСР (издательство),1982 г., 208  с..
  • (ru) Валерий Турчин (Турчин, Валерий Стефанович), Орест Кипренский , Москва, Изобразительное искусство (издательство),1975 г., 168  с..
  • (ru) В. Чайковская (Чайковская В. И.), «  Орест Кипренский (Личный миф, Ореста Кипренского)  » , 5 , Человек,2016 г., стр.  157-164 .
  • (ru) Адам Мицкевич (Адам Мицкевич в русской печати. ​​1825–1955) , Москва-Ленинград, Издательство Академии наук СССР,1957 г., 599  с..
  • (ru) Якок Брук и Лидия Иовлева (Брук, Яков Владимирович) (Иовлева, Лидия Ивановна), Третьяковская галерея, каталог выставки (Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания) , т. 8, с.  3: Живопись первой половины XIX века, Москва, СканРус,2005 г., 484  с. ( ISBN  5-93221-081-8 ).
  • (ru) Григорий Голдовский (Голдовский, Григорий Наумович), Выставочный каталог Третьяковской галереи (Государственный Русский музей — каталог собрания) , т.  3: Картина период с XIX — го  века (Живопись первой половины XIX века (К-Я)), Санкт — Петербург, Palace Editions,2007 г., 271  с. , стр.  272.
  • (ru) Евгения Петрова и Яков Брук (Петрова, Евгения Николаевна) и (Брук, Яков Владимирович), Орест Кипренский (Орест Кипренский. Переписка. Документы. Свидетельства современников) , Санкт-Петербург, Искусство-СПб,1994 г., 760  с..
  • (ru) Н. Галкина и М. Григорьева (Н. Г. Галкина и М. Н. Григорьева), Письма Павлу Михайловичу Третьякову (Письма художников Павлу Михайловичу Третьякову: 1856-1869) , Москва, Искусство (издательство)1960 г., 372  с..
  • (ru) Список редких художественных объектов выставки, принадлежащих физическим лицам (Указатель художественной выставки редких вещей, принадлежащих частным лицам , Санкт-Петербург, Типография И. Глазунова ,1851 г., 74  с..
  • Портал живописи
  • Портал 1830-х годов
  • Портал русской культуры

Орест Кипренский (1782–1836)

Один из величайших русских художников родился 13 марта 1782 г. на мызе Нежинской Ораниенбаумского уезда Петербургской губернии.

Его отцом был отставной бригадир, помещик Алексей Степанович Дьяконов, матерью — крепостная крестьянка Анна Гаврилова.

Незаконнорожденному ребенку отец дал красивое имя Орест, в честь одного из героев «Илиады», а мать выдал замуж за своего дворового, немца Адама Швальбе, который усыновил мальчика.

В Академии юный художник прошел хорошую школу у маститого живописца Г. И. Угрюмова. Уже первый портрет кисти Кипренского, изображавший его отчима Адама Швальбе (1804), вызвал широкий резонанс у знатоков искусства — многие из них посчитали портрет копией неизвестной работы Рембрандта.

В следующем году большая историческая картина Кипренского «Дмитрий Донской на Куликовом поле» получила Большую Золотую медаль Академии художеств, однако шедевром это полотно, выдержанное в строгой классической традиции, отнюдь не было. Славу Кипренскому принес все-таки «несерьезный» портретный жанр. К слову, сам художник относился к нему без особого энтузиазма, считая портреты лишь средством заработка.

В течение 1807–1816 гг. Кипренским был создан целый ряд классических портретов, открывших собой новую главу в истории русской живописи. Они изображают самых разных людей — это и задумчивый поэт-романтик В. А. Жуковский, и юный А. А. Челищев, и изнеженный денди С. С. Уваров, и лихой гусар Е. В.

Там он провел несколько лет, хорошо зарабатывая портретами и пользуясь заслуженной славой. Знаменитая флорентийская галерея Уффици даже заказала ему автопортрет, который был размещен рядом с изображениями великих европейских мастеров прошлых лет. Кипренский стал первым из четырех русских художников, удостоенных такой чести.

Об одной из картин этого периода, «Молодом итальянце» (1817), пресса писала так: «Молодой садовник, склоня голову на зеленый дерн, в котором разбросаны полевые цветики, отдыхает.

Миловидное лицо его загорело от работы, черные волосы упадают с чела, тихий ветерок обвевает их, наслаждение отдыха так прелестно в чертах его, что эта очаровательная картина кажется написанною по вдохновению грации Рафаэля».

Наоборот, грязные слухи продолжали преследовать Кипренского — якобы он сожительствовал в Италии с девочкой, которую перед отъездом в Россию сдал в приют.

На самом же деле история выглядела совершенно иначе — девочка (ее звали Анна-Мария Фалькуччи, она изображена на картине «Девочка в маковом венке и с гвоздикой в руке») была выкуплена Кипренским у ее распутной матери и помещена в католический монастырь, причем художник оставил средства на ее воспитание.

https://youtube.com/watch?v=TlM-N5AEK_w

Мастер болезненно воспринимал эти сплетни.

Утраченное влияние на публику он попытался было вернуть большим жанровым полотном «Аполлон, поражающий Пифона», но его провал лишь подтвердил правило — зрители видели в Кипренском портретиста и не воспринимали его в другом качестве.

Место в Академии художеств, на которое рассчитывал Кипренский, ему не досталось, это тоже больно ранило. «Академия художеств под спудом. Все там в малом виде», — писал Кипренский в это время.

В 1827 г. художник создал самый знаменитый свой портрет — ему позировал А. С. Пушкин. Об этом романтическом полотне сам поэт сказал так: «Себя как в зеркале я вижу, / Но это зеркало мне льстит». Пушкинский портрет стал последним большим успехом Кипренского на Родине. Разочарованный и опустошенный, художник решил вернуться в Италию, как оказалось — насовсем.

Кипренский был вынужден поселиться в бедном римском квартале, трудиться над недорогими заказами, много ездить по стране в поисках работы. Портреты теперь он писал редко и только для людей, которые были ему дороги.

Последний известный портрет Кипренского был создан в марте 1835 г., он изображает русского поэта князя П. А. Вяземского, только что похоронившего в Риме дочь.

В июле 1836 г. перешедший в католичество Кипренский женился на римлянке Анне-Марии Фалькуччи — той самой девочке, которая когда-то позировала ему. Но семейное счастье русского римлянина оказалось недолгим. 17 октября 1836 г.

Свою дочь Клотильду Кипренский увидеть не успел — она родилась уже после его смерти…

Вскоре после смерти мастера другой великий художник, Александр Иванов, написал о Кипренском: «Он первый вынес имя русское в известность в Европе, а русские его во всю жизнь считали за сумасшедшего, старались искать в его поступках только одну безнравственность, прибавляя к ней, кому что хотелось». Прошедшие годы все расставили по своим местам: сейчас имя Ореста Кипренского по праву входит в пантеон величайших творцов России.

Описание

Орест Кипренский. Портрет Адама Мицкевича (рисунок, 1824—1825)

Картина представляет собой групповой портрет четырёх мужчин, один из которых читает газету, а остальные слушают. Сам Кипренский разъяснял в письме к графу Василию Мусину-Пушкину-Брюсу от 13 (25) февраля 1833 года, что это полотно «…изображает политическое чтение в 1831-м году. Я сцену взял с натуры. Русские путешественники в Неаполе читают La Gazette de France статью о Польше, как то усмотрите в картине. Картины сии трудов моих посылал графу Д. Н. Шереметеву из признательности». Хотя сам Кипренский назвал изображённых на картине «русскими», некоторые современники считали, что он сделал это, чтобы смягчить политическую подоплёку, связанную с польским восстанием 1830 года, которое было подавлено русской армией в 1831 году. Так, художник Андрей Иванов в письме к сыну — живописцу Александру Иванову — полагал, что на самом деле на картине изображено «несколько особ польской нации, читающих газету», считая их характеры «верными и свойственными нации».

Пейзаж с Везувием (деталь картины)

И в последующих публикациях национальность изображённых на картине персонажей по-разному трактовалась различными исследователями творчества Кипренского — их называли то русскими, то поляками. С одной стороны, искусствовед Дмитрий Сарабьянов, следуя определению самого́ художника, видел в них «русских путешественников, читающих сообщение о событиях в Польше». В качестве одного из аргументов в пользу такой точки зрения указывалось также то, что картина предназначалась для графа Дмитрия Шереметева, который «участвовал в подавлении польского восстания и даже получил за это награду». С другой стороны, искусствовед Валерий Турчин полагал, что Кипренский своими словами о «русских путешественниках» создал сознательную мистификацию и «запутал вопрос о том, кто изображён в картине „Читатели газет“, ведь о поляках — героях картины — в России полагалось молчать».

В изданной в 1905 году книге о Московской Румянцевской галерее, в собрании которой находилась в то время картина «Читатели газет в Неаполе», искусствовед Николай Романов высказал предположение, что на полотне изображены следующие представители польской колонии в Италии: слева направо — поэты Антоний Эдвард Одынец, Адам Мицкевич и Зыгмунт Красинский, а также граф Александр Потоцкий (по другим данным, порядок изображённых на картине иной: Потоцкий, Мицкевич, Красинский и Одынец). Известно, что Кипренский был знаком с Мицкевичем. Их первая встреча, по-видимому, произошла в Петербурге в конце 1824 или начале 1825 года: в этот период Кипренский нарисовал в своём альбоме карандашный портрет Мицкевича, который долгое время считался «Портретом неизвестного». После этого они также встретились в Италии в 1829 году, за два года до создания «Читателей газет».

По словам искусствоведа Веры Чайковской, четверо изображённых на картине мужчин «уже по своему виду мало напоминают русских путешественников»: они слишком раскованно держатся, их одежда напоминает домашние халаты, один держит на руках небольшую собачку, на голове другого «смешная соломенная шапчонка с кисточкой» (Михаил Лобанов называл её «ермолкой»). Читатели газеты стоят на фоне тёмной стены, в проёме которой (в правой части картины) на заднем плане виден дымящийся вулкан — Везувий, который рассматривался современниками Кипренского как символ революции. Эта деталь даёт представление об общественных симпатиях художника.

Описание картины Ореста Кипренского «Молодой садовник»

Описание картины Ореста Кипренского «Молодой садовник»

Орест Адамович Кипренский – дебютант романтических изысканий русской живописи и великий портретист.

Постоянно находящийся в творческом поиске, он мечтал писать масштабные произведения по мотивам исторических и мифических историй.

Его технику и стиль сравнивали с Рубенсом, иногда даже принимая работы самого Кипренского за произведения фламандского художника.

Современники называли его русским Ван Дейком. Наибольший успех ему принесли портреты. Работы в этом жанре рисунка действительно были удивительны и неповторимо прекрасны, принося удовлетворение и успокоение «мятежной душе» и самого художника.

Он первый начинает разрабатывать портретную композицию, в которой социальная принадлежность модели утрачивает исходное значение.

Художник выдвигает на первое место интерес к личности человека, ценности его самого по себе.

Один из знаменитых портретов О. Кипренского – «Молодой садовник» или «Итальянский садовник», написанный им в 1817 году. Создание картины совпало с пребыванием художника в Италии. В то время это была страна вечной красоты, поэзии и гармонии с природой.

Он открыл итальянцам Россию и был удостоен чести получить частный заказ от галереи Уффици.

Прелестный милый мальчик, поза которого полна умиротворенной апатичности. В последнем отражен новый для художника сложный композиционный прием, в основе которого круг. Взгляд садовника устремлён в пространство, рассеян и равнодушен.

Прижатые рукой цветы и маленький ручеек воды, бьющий из камня, привносят безмятежность и покой. Наблюдаются новые колористические эффекты, гравюрная обрисовка, тончайшая «эмалевая» проработка, придающая коже гладкость и сияние.

Образ юного садовника дышит радостью и невинностью.

(No Ratings Yet)← Описание картины Мстислава Добужинского «Человек в очках»Описание картины Яна Вермеера «Бокал вина» →Приам Испрашивающий У Ахиллеса Тело Гектора

Картины

  • 1802 — «Юпитер и Меркурий, посещающие в виде странников Филимона и Бавкиду»
  • 1804 — «Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе»
  • 1805 — «Дмитрий Донской на Куликовом поле»
  • 1809 — «Портрет Евграфа Давыдова»
  • 1814 — «Портрет Великого князя Николая Павловича»
  • 1816 — «Портрет Василия Жуковского»
  • 1817 — «Молодой садовник»
  • 1819 — «Цыганка с веткой мирта в руке»
  • 1826 — «Портрет князя H. П. Трубецкого»
  • 1827 — «Бедная Лиза»
  • 1827 — «Портрет А. С. Пушкина»
  • 1828 — «Дельфийская Сивилл»
  • 1829 — «Неаполитанские мальчики-рыбаки»
  • 1830 — «Ворожея со свечой»
  • 1831 — «Читатели газет в Неаполе»
  • 1831 — «Мальчик-лаццарони»

История

Орест Кипренский окончил Академию художеств в 1803 году. В 1805 году он получил большую золотую медаль за программу «Дмитрий Донской по одержании победы над Мамаем», которая давала ему право на трёхгодичную пенсионерскую поездку за границу. По неизвестной причине этим правом он не воспользовался и несколько лет работал в России — в Санкт-Петербурге, Москве и Твери. В мае 1816 года в качестве пенсионера императрицы Елизаветы Алексеевны Кипренский выехал за границу, где он сначала провёл три месяца в Женеве, а затем, в октябре того же года, прибыл в Рим. Первый итальянский период его творчества продлился до апреля 1822 года, когда он выехал из Рима в Париж, а затем, в августе 1823 года, вернулся в Санкт-Петербург. В июне 1828 года Кипренский опять уехал в Италию. С марта 1829 года по апрель 1832 года художник жил и работал в Неаполе, а затем переехал в Рим, где и умер в октябре 1836 года.

Газета со статьёй о Польше (деталь картины)

Картина «Читатели газет» была создана Кипренским в 1831 году в Неаполе, во время второго итальянского периода творчества художника. Она была написана по заказу графа Дмитрия Шереметева, хотя вознаграждение — 5490 рублей (по другим сведениям, 5940 или 6000 рублей), за неё и за картину «Ворожея со свечой» (1830, ныне в ГРМ), — было послано художнику с задержкой, лишь в 1836 году. Ожидая оплаты, Кипренский написал следующие стихи: «Уж времячко катится к лету, а у меня денег нету, хоть б за „Французскую газету“, мне б прислал Он монету» (под местоимением «Он» подразумевался граф Шереметев). В 1832 году картина экспонировалась в Риме, в галерее на Пьяцца-дель-Пополо, где были выставлены 18 произведений Кипренского.

В 1833 году полотно, под названием «Четыре портрета, поясные фигуры, одна читающая газету, а другие слушающие», было представлено на выставке Императорской академии художеств. Всего на выставке экспонировались шесть произведений Кипренского, среди которых, помимо «Читателей газет», были картины «Ворожея со свечой», «Мальчик-лаццарони», «Итальянка с плодами» и «Вид Везувия с моря». Петербургская экспозиция вызвала большой интерес, и в печати появился ряд статей, в которых обсуждались представленные на выставке картины, в том числе и произведения Кипренского. В статьях ряда анонимных авторов, а также таких критиков, как Александр Воейков и Михаил Лобанов, среди прочих картин обсуждалось полотно «Читатели газет в Неаполе», которое в их отзывах фигурировало под названиями «Русские читают газету», «Политические чтения в 1831 году», «Русские молодые художники, читающие газету», «Путешественники, читающие Gazette de France» и другими. В целом картина Кипренского имела успех и даже, по некоторым сведениям, понравилась императору Николаю I.

Картина «Читатели газет в Неаполе» в ГТГ

В частности, литератор Михаил Лобанов так описывал впечатление, произведённое на него картиной «Читатели газет» во время посещения выставки: «Я стою не перед портретами, которых множество и очень хороших я видел, но перед живыми лицами, перед живыми людьми. <…> Если, наконец, несмотря на силу оптического обмана, надобно сказать, что это портреты, так точно: это портреты, но такие, каких ныне никто не пишет, кроме г. Кипренского. Тут нечего желать, — все желания предупреждены, — остаётся только удивляться». В ноябре 1833 года тогдашний президент Академии художеств Алексей Оленин писал Кипренскому, что его картины, включая «путешественников, читающих Gazette de France», украшали академическую выставку. По словам Оленина, «несмотря на то, что выставка была блестяща, многочисленна и изобиловала многими произведениями русских и иностранных художников, картины ваши , и в особенности путешественники, восхищали зрителей, стечение коих было необыкновенно».

Впоследствии полотно также экспонировалось на выставке 1851 года в Санкт-Петербурге, где использовалось более короткое название — «Читающие газету». Представленные там экспонаты были описаны в «Указателе художественной выставки редких вещей, принадлежащих частным лицам». Картина была частью коллекции графа Дмитрия Шереметева, а затем — Фёдора Прянишникова, в собрании которого, кроме «Читателей газет», были и другие картины Кипренского — «Сивилла Тибуртинская» (1830, ныне в ГТГ), «Автопортрет» и «Пейзаж». После смерти Прянишникова, последовавшей в 1867 году, его коллекция была выкуплена у его вдовы императором Александром II, который передал её в собрание Румянцевского музея. В 1925 году, после расформирования Румянцевского музея, значительная часть коллекции Прянишникова (95 картин, включая «Читателей газет в Неаполе») была передана в Государственную Третьяковскую галерею.

Сын крепостной крестьянки с именем героя античных трагедий

Говорят, что определённые черты характера человек берёт у природы тех мест, где он родился и вырос. Родные места Кипренского — Балтийское побережье, точнее, тот его участок, что зовётся Копорской губой. Само Копорье, город-крепость, имеет богатую военную историю. Когда-то здесь был край Новгородчины, а в 1782-м в местной церкви крестили младенца, наречённого диковинным именем Орест. Назвать мальчика в честь героя античных трагедий пожелал помещик Алексей Дьяконов, который, скорее всего, и был его настоящим отцом. Свидетельств этому нет, поскольку мать ребёнка, дворовая Анна Гавриловна, через год была выдана замуж за крепостного Адама Швальбе.

Своей необычной фамилией, Кипрейский (то ли от прекрасной богини Киприды, то ли от цветка кипрея), будущий мастер портрета также обязан помещику Дьяконову. Он же дал мальчику вольную и помог раскрыться его таланту.

Способности к рисованию Орест проявил очень рано. В 6 лет он уже был отправлен в Петербург поступать в училище Императорской Академии художеств, где его фамилию слегка изменили, из Кипрейского сделав Кипренским.

Творчество

В 1804 году живописец подготовил для выставки Академии художеств первую работу — написал портрет Адама Швальбе. В качестве основной техники автор использовал прием лессировки. Картина, выполненная в темно-золотистом тоне, напоминала произведения старых мастеров и вызвала много восторженных отзывов.

Через год для академического конкурса Орест создал полотно «Дмитрий Донской на Куликовском поле». Работа на исторический сюжет, написанная в стиле французского классицизма, стала лучшей — студент получил Большую золотую медаль. Также Кипренский участвовал в росписи строившегося в городе на Неве Казанского собора — создал икону «Богоматерь с младенцем». Но в дальнейшем иконопись не увлекала творца, как и пейзажи.

Картина Ореста Кипренского «Портрет Евграфа Давыдова»

Популярным жанром у светской петербургской публики в начале XIX столетия стали портреты. К тому времени их могли позволить себе не только цари и полководцы, но и знатные купцы. У молодого художника появились заказчики, в том числе и торговец Иван Кусов, образ которого запечатлел живописец в 1808-м.

Известность автору принес портрет Александра Челищева, который позднее оказался героем Отечественной войны 1812 года. На картине, созданной в направлении романтизма, зрители увидели подростка, почти ребенка, с нежной кожей и удивительными «внимательными» глазами. Психологизм впоследствии стал неотъемлемой особенностью живописи автора.

В 1809 году Кипренский отбыл из Петербурга в Москву, чтобы продолжить работать там. За время пребывания в Белокаменной живописец написал парные портреты супругов Растопчиных. В отличие от модных «парадных» картин этого жанра, Орест представил мужа и жену по-домашнему скромными, что придало полотнам глубину.

Ярким произведением этого периода стал «Портрет лейб-гусарского полка полковника Евграфа Владимировича Давыдова». Больше столетия после появления этого творения считалось, что на нем изображен знаменитый гусар и партизан Денис Давыдов.

На самом деле перед публикой «предстал» Евграф Владимирович Давыдов. Причиной путаницы стала неверная расшифровка экспертами подписи к полотну самого автора. В 1812-м он получил звание академика, а в 1815-м стал советником Императорской академии художеств.

Картина Ореста Кипренского «Портрет Александра Пушкина»

В 1816 году живописец впервые поехал за границу благодаря протекции императрицы Елизаветы Алексеевны, которая высоко ценила талант творца. Италия вдохновила Ореста величественными зданиями, прекрасной скульптурой и живописью. Здесь мужчина познакомился с образцами искусства эпохи Античности и Возрождения.

В Риме и Неаполе Кипренский писал заказные портреты, а также рисовал местных жителей. Талант автора не остался незамеченным — от Флорентийской академии живописцу поступило предложение создать автопортрет для галереи Уффици. Орест стал первым из русских мастеров, кто удостоился такой чести.

Вернувшись в Россию в 1823 году, Орест Адамович столкнулся с трудностями в работе: из-за «итальянских» слухов заказов было мало. В этот период ему помог граф Дмитрий Шереметьев, предложивший художнику работать в мастерской при дворце. Постепенно о скандальном происшествии забыли. Именно там в 1827-м Кипренский создал портрет Александра Пушкина.

В том же году на свет появилось полотно «Бедная Лиза», изобразившее главную героиню повести Николая Михайловича Карамзина. Живописцу удалось запечатлеть на картине богатую эмоциональную палитру. В лице девушки читались легкая грусть и тихое счастье, скромность и возвышенность.

Картина Ореста Кипренского «Бедная Лиза»

Через год творец покинул Россию и переехал в Италию. Здесь, едва находя средства к существованию, автор в последние годы жизни продолжал писать жанровые картины «Неаполитанские мальчики», «Читатели газет в Неаполе» и портреты.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector