«поисковикам работы еще лет на 50»

Белые пятна истории

– Знаю, что на территории края тоже велась поисковая работа, и очень удачно. Расскажите об этом.

– С 2013 года отряд «Трасса» проводит работу по поиску мест авиакатастроф, произошедших при перегоне самолётов по воздушной трассе «Аляска – Сибирь», перегоне самолётов с авиа­заводов из Комсомольска-на-Амуре и Иркутска, а также при обучении лётчиков в авиашколах на территории Красноярского края. Организована работа в архивах, проводятся экспедиции в места гибели лётчиков, поиск и захоронение останков членов экипажа, установка памятных знаков.

Так, в прошлом году при участии отряда был обнаружен самолёт лейтенанта Кольцова, считавшегося пропавшим без вести с 1943 года. Останки лётчика захоронены на Троицком кладбище, недалеко от места гибели установлен памятный знак. Всего за время работы отряда найдено четыре экипажа, которые перегоняли самолёты с Аляски. 

Новость по теме

Найден солдат из Красноярского края, погибший в Великую Отечественную войну

В этом году планируется экспедиция и проведение поисковых работ севернее Кунинского хребта. Там 14 августа 1944 года при учебном полёте потерпел катастрофу УТИ-4 (тренировочный истребитель), погибли инструктор и курсанты.

Также с этого года «Трасса» начинает работу по поиску мест авиакатастроф Ил-4 и Пе-2, поставляемых на фронт авиазаводами из Комсомольска-на-Амуре и Иркутска. В июне экспедиции должны отправиться в район Малого Кускуна и Канска.

Всё это белые пятна истории. Мало кто знает, что солдаты погибали и в глубоком тылу, исполняя свой воинский долг.

– Солдаты здесь гибли и от ран в госпиталях. Всегда ли известно, где они похоронены?

– Вместе с сотрудниками музея «Мемориал Победы» и администрацией города мы установили имена больше 200 офицеров и красноармейцев, которые скончались в эвакогоспиталях Красноярска с 1941 по 1946 год. Определены секторы Троицкого кладбища, на которых захоронены скончавшиеся солдаты. Курсанты ВУЦ поддерживают порядок на их могилах. Продолжается работа по персонализации мест захоронения. 

Досье

Александр ЛЕОПА.
Родился в Канске. Окончил Ачинское военное авиационное техническое училище, Красноярский институт цветных металлов. Доктор философских наук. С 2009 года работает в Военном учебном центре СФУ.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ИМ. К.А. ТИМИРЯЗЕВА

Государственный биологический музей им. К.А. Тимирязева ведет свою историю с 1922 года. Его основатель и первый директор – академик Борис Михайлович Завадовский. В конце 1934 года музей въехал в усадьбу купца и мецената Петра Ивановича Щукина, в которой располагается по сей день.

Биологический Новый музей. Вид со стороны М. Грузинской улицы

Добровольцы-ученые

Объявление о начале войны для сотрудников музея, как и для всех граждан, стало полной неожиданностью. На коллективном собрании 4 июля 1941 года единогласно было принято решение о вступлении «всех мужчин, способных носить оружие» в сформировавшуюся Краснопресненскую дивизию народного ополчения.

Москва – Хвалынск – Кустанай – Москва

Экскурсионная деятельность в музее была приостановлена, а экспозиции разобраны. Для учебно-методической работы остались только две — анатомо-физиологическая и антропологическая (антифашистская). Научное оборудование и наиболее ценные экспонаты эвакуировали: одну часть — сначала в город Хвалынск Саратовской области, а затем в город Кустанай (Казахстан), другую — в Госхранилище № 2 (здание церкви Николы на Берсневской набережной).

В августе 1941 года из Москвы эвакуировались сотрудницы с детьми. Так, из штата в 70 человек в музее остались 52 сотрудника. В итоге в Биологическом музее остались несколько человек, а в зданиях усадьбы разместились военно-санитарные курсы отделения Красного Креста.

Красный Крест и сила слова

На курсах готовили младший и средний медицинский персонал, с 1941 по 1943 год. За это время обучение прошли около 10 тысяч человек. Оставшиеся в Москве сотрудники физиологического отдела Биомузея читали лекции слушателям военно-санитарных курсов, а оставшаяся экспозиция использовалась в качестве наглядного пособия.

Были организованы и передвижные выставки: «Отечественная война советского народа против германского фашизма», «Поднимаем борьбу против фашистской расисткой лженауки» и другие.

Начало новой жизни

Осенью 1943 года Борис Михайлович Завадовский вернулся в Москву и был восстановлен в должности директора. В конце года из эвакуации были возвращены коллекции. Работа музея постепенно начала возобновляться.

С войны не вернулись 11 сотрудников: научный сотрудник эволюционного отдела М.А. Воронцовская, старший научный сотрудник отдела ботаники к.б.н. М.В. Катунский, заведующий эволюционным отделом к.б.н доцент В.Г. Колесов, научный сотрудник эволюционного отдела А.Д. Митяев, шофер и дворник И.Н. Мосолов, заведующий отделом ботаники к.б.н. А.С. Серейский, старший научный сотрудник отдела ботаники М.Н. Слудская, заместитель директора по хозчасти П.И. Торин, научный сотрудник эволюционного отдела И.Ф. Тулин, старший научный сотрудник эволюционного отдела С.А. Шлугер, заведующий хозяйством И.А. Юлин.

Биологический Сотрудники музея, экскурсовод Н.Е. Гольдрин и лаборант М.А. Качалова проводят экскурсию 1941

Немцев складываем отдельно

– А останки немецких солдат и техники вы ведь тоже находите?

– Да, такое бывает. Например, есть боевая траншея, а в ней вперемешку лежат и наши воины, и немецкие.

– Что вы делаете с останками нацистов? Тоже перезахораниваете их или связываетесь с немецкой стороной?

– Нет, мы их не перезахораниваем. Есть специальные немецкие организации, и под их патронажем действуют некоторые поисковые отряды, которые занимаются чисто немцами.

– Вы с ними как-то сотрудничаете?

– Мы только передаем останки.В местах сбора останков мы отдельно складываем военнослужащих вермахта, и потом их уже забирает немецкая сторона.

– Есть еще одна странная легенда о том, что некоторые поисковики, когда находят убитых немцев, якобы за большую цену продают их останки родне в Германию. Очередной глупый миф?

– Конечно же, это неправда! Немцы вообще всеми правдами и неправдами открещиваются от родства с нацистами! А уж о том, чтобы кого-то продать, не идет и речи. 

– Кстати, а вам кто-нибудь платит зарплату за то, что вы делаете? На какие средства существует ваш отряд?

– Зарплаты никакой нет – все на личных добровольных пожертвованиях. В последнее время государство начинает вводить какие-то гранты, но до нас они пока особо не доходят. Мы всю технику, питание, амуницию – все покупаем на собственные средства. В каждом отряде есть свои сборы. У нас каждый член отряда должен сдать определенную сумму, также присутствуют целевые сборы. 

Фото: Алексей Скоробогатько

Заполнишь медальон смертника – тебя убьют

– Смотрите, на одну только Москву приходится, как вы сказали, 96 поисковых отрядов. И по всей стране их довольно много, они есть практически во всех крупных городах. Думаю, у обывателей  может сложиться впечатление, что такими темпами скоро выкапывать станет некого. Если это миф, вы можете его развеять?

– Конечно, могу! История поискового движения насчитывает 30 лет, и это я говорю об истории официального поискового движения. До этого тоже существовали поисковые отряды, но их работа не была систематизирована, не было современных приборов, не было доступа к аэрофотосъемке, к архивной работе и т.д. Сейчас у нас все это есть. Но получается так, что мы за несколько лет поднимаем потери фронта за один день! То есть несколько лет кропотливой работы всех поисковых отрядов страны – это подъем потерь всего-навсего за один боевой день. Грубо говоря, из всех солдат, которые погибли в зонах досягаемости наших отрядов на территории нашей страны, мы выкопали максимум 6%! То есть это работа на долгие десятилетия, если даже не на столетия.

А ведь с годами останки разрушаются, и шансов обнаружить их все меньше…

– Верно. К сожалению, чем больше лет проходит, тем меньше сохраняются останки в некоторых местах. Но в каких-то наоборот – сохраняются очень хорошо. Например, в болотистой местности, где есть синяя глина: там тела даже практически не разложились, не истлели – даже ткани сохранились. Конечно, когда откапываешь останки, они почти мгновенно сгнивают и рассыпаются буквально за считанные минуты…

– Скажите, а у многих военнослужащих вам удается установить личность? И от чего это зависит?

–Вы знаете, можно найти сто бойцов и ни одного медальона, а можно найти 20 бойцов, и среди них будет 12 медальонов, из них штук семь-восемь читаемых. Опять же, далеко не всегда медальон у бойца заполненный. Многие солдаты верили в такую примету: заполнишь медальон смертника – тебя обязательно убьют. Такие предрассудки были на фронте. И многие засыпали туда соль, клали спички, делали игольницу и использовали этот медальон под разные другие нужды. Сейчас мы подняли останки 50 человек. Вместе с ними нашли четыре ладанки и четыре медальона. Два медальона – читаемые; один уже прочитали, другой передали в лабораторию Московского городского поискового центра.

– Что происходит после того, как вы установили личность военного? Вы находите его родных или они приходят к вам?

– Конечно, мы сами ищем этих людей. Как правило, какое подразделение воевало в том или ином районе, мы уже знаем. По архивным данным из Центрального архива Министерства обороны выясняем, кто пропал без вести, из какого военкомата человек призывался. Бывает, по обрывкам фраз даже находим родственников! Это тоже тяжелая работа. Иногда годами пытаемся понять: Ленинабадская область в документах указана или Джалал-Абадская, как назывался район. Кроме того, и в советское время, и после развала СССР происходило множество переименований, люди переезжали с места на место. Поэтому порой тяжело найти родственников бойцов. Да и само отношение родственников очень неоднозначное! Некоторые едут через всю страну огромной семейной делегацией человек по 10-20, чтобы перезахоронить родственника либо прийти поклониться его могиле здесь, если его захоронили. А некоторым все равно. Ты тратишь кучу времени, а они разводят руками: «Ну и что, что нашли?». К сожалению, бывают и такие. Но подавляющее большинство людей очень благодарны.

Фото: Иван Жидов

Мистический знак

В тяжелой работе поисковиков, оказывается, не обходится и без мистики.

— Как-то в 90-е годы Зубцовском районе одна старушка показала нам место, где в военные годы в воронке от снаряда местные жители похоронили 27 солдат, — рассказал Сергей Титков. — Это сейчас можно купить в магазине глубинный металлодетектор, а тогда мало было поисковых приборов. Мы пользовались обычным армейским металлоискателем, щупами и лопатами. Прощупали то место, которое указала нам пожилая женщина, после дня работы считали, ну нет в этой воронке от снаряда ничего! А щуп опускался в землю на глубину 150–170 см. Вечером сели у костра, погрелись, попили чай.

Утром наши ребята рассказали о странных видениях. Одному парню привиделось, как он, услышав топот, выглянул из палатки и увидел в предрассветном тумане, как мимо лагеря идет строй солдат. В форме 1941 года, со всем вооружением. И дойдя до воронки, которую мы весь день накануне прощупывали, растворяется в ней.

history.tver.ru

Другой рассказал, что проснулся от непонятного шума. И тоже увидел тени солдат, скользящие к воронке.

Обнаружили 15 личных медальонов, восстановили имена солдат, связались с их родственниками. Если бы не эти видения, мы бы утром с того места уехали.

Поисковик признается: есть некие силы и явления, объяснить которые пока мы не можем:

— Обычно мы стараемся поставить лагерь там, где рядом нет ни траншей, ни воронок, ни блиндажей. А потом уже уходим копать от лагеря на расстоянии от одного до десяти километров. Потому что не раз замечали, что, если припозднимся или при непогоде вынужденно поставим палатки вблизи от того места, где проходила передовая, то вечером или ночью слышатся какие-то звуки. Кому-то слышится музыка. Умом-то мы понимаем, что на земле лежит немало гильз, ветер дует, струя воздуха, проходя сквозь них, вызывает свист… Иногда прослушивается определенный мотив. Ребята говорят, что слышали звуки губной гармошки.

— Вам бывает страшно?

— Тем, кто занимается поиском, более страшно интересно, нежели страшно.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ – КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР «ИНТЕГРАЦИЯ» ИМ.Н.А. ОСТРОВСКОГО

Музей им. Н.А. Островского был создан в 1940 году как филиал Государственного литературного музея. Его первым директором стала супруга Николая Алексеевича – Раиса Порфирьевна Островская. 22 июня 1941 года посетители и сотрудники музея услышали по радио, что началась война.

Интеграция Детский ботинок из концлагеря Майданек

Музей без экспонатов

Экспонаты эвакуировали в город Хвалынск Саратовской области вместе с бригадой сотрудников музея, которую возглавляла Раиса Порфирьевна. Несмотря на это музей был открыт, в нем остался единственный сотрудник — кассир-контролер Анна Николаевна Волкова, которая рассказывала посетителям о жизни и творчестве писателя.

Островская вернулась в 1942 году и в музее началась работа над новой экспозицией, состоящей из фотоматериалов. Большая часть выставки была посвящена значению романа «Как закалялась сталь» в годы Великой Отечественной войны.

Вдохновляющий Корчагин

Музей пользовался большой популярностью у молодых людей, отправлявшихся на фронт. Главный герой романа Островского «Как закалялась сталь» был близок им, ведь молодость Павки Корчагина также пришлась на годы войны.

По некоторым сведениям, когда в отрядах не хватало наград, человека просто называли Павлом Корчагиным — это было почетным «званием» самому смелому и бесстрашному защитнику страны. Одна из главных фраз в романе — «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое, чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества» — в годы Второй мировой войны звучала, как никогда, актуально.

Дина Соколова – фронтовой лектор

В начале июня 1943 года в музей на должность научного сотрудника пришла Дина Елисеевна Соколова. До этого она работала в Литературном музее и в 1941 году ездила с лекциями в действующую армию. Летом 1943 года она вновь отправилась на фронт. По инициативе Дины Елисеевны была создана передвижная выставка, которая в годы войны стала для музея главным направлением и единственным подобным случаем в истории.

Музей в грузовике

В 1944 году музею выделили грузовик, на бортах которого разместили портреты Сталина, Островского и Горького с духоподъемными фразами, на задней части — карикатурное изображение Гитлера, разрывающегося на части под бомбами союзников. Внутри автомобиль был оборудован проектором для показа фильмов.

С 5 июня по 5 сентября 1944 года Дина Соколова в сопровождении офицера, водителя и киномеханика находилась на фронте. Машина-музей следовала за 8-ой гвардейской общевойсковой армией под командованием гвардии генерал-полковника В.И. Чуйкова.

Бойцам читали лекции, показывали фильмы, в частности, «Как закалялась сталь» режиссера Марка Донского. Из киномашины звучали песни и записи Островского с чтением собственных произведений.

Детский ботинок и роман в крови

Вместе с 8-ой армией Дина Соколова дошла до Польши. На территории города Люблина находился один из самых крупных фашистских концлагерей Майданек, к тому моменту уже освобожденный. Дину Соколову поразило огромное количество обуви заключенных в лагерном складском помещении – около миллиона. Один детский ботинок она привезла с собой в музей, и сейчас он хранится в фондах.

В музее также хранятся экземпляры романа «Как закалялась сталь», которые вместе с солдатами прошли через всю войну. На некоторых из них остались следы крови и пороха.

Это нужно живым

Татьяна Бахтигозина: 75 лет прошло после окончания войны, и все эти годы работают поисковики и до сих пор находят останки… Есть ли сейчас достоверная статистика, сколько погибло и сколько тех, кто до сих пор считается пропавшим без вести?

Александр Леопа: О том, сколько человек погибло, до сих пор спорят историки. Последние статистические исследования оценивают общие потери в 27 млн человек. 11,5 млн — военнослужащие, из них 4,5 млн пропавших без вести и попавших в плен. Но ведь и судьба многих из числа мирного населения остаётся неизвестной. В прошлом году в стране нашли останки 19 тыс. павших солдат.

– Нужно ли сейчас, что называется, ворошить прошлое, искать останки тех, кто давно в земле? Ведь уже у многих и близких не осталось.

– Поисковая работа – это дань памяти воинам, погибшим в боях за наше право жить. Она формирует историческую память народа, позволяет участникам отрядов прикоснуться к событиям той страшной войны, оказывает огромное влияние на патриотическое воспитание молодёжи. Как говорил Суворов: «Пока не будет предан земле последний погибший солдат, война не окончена». Нам до этого пока далеко. 

Новость по теме

В Красноярске опубликован список погибших солдат, найденных поисковиками

– Расскажите о поисковой работе отряда университета.

– Отряд «Енисей» был создан девять лет назад по инициативе начальника Военного учебного центра Евгения Гарина. Всё это время ребята ведут поиски в Волгоградской области (в районе Россошинских высот). Здесь с 17 июля по 18 ноября 1942 года велись тяжелейшие кровопролитные оборонительные бои. В числе защитников Сталинграда находилось 26 сибирских стрелковых дивизий и 4 стрелковые бригады.

В результате поисковой работы отряда были найдены останки 255 бойцов Красной армии. Правда, далеко не все личности удалось установить. Но среди тех, кому вернули имя, есть и уроженец Красноярского края Шишлянников Исаак Иосифович, призванный в июле 1941 года из деревни Иудино Аскизского района (сейчас село Бондарево в Хакасии. – Прим. автора).

В прошлом году отряд «Енисей» принял участие в международной поисковой экспедиции «Ржев. Калининский фронт» на территории Тверской области. Здесь с 8 января по 20 апреля 1942 года проходила Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция. В этой экспедиции наш курсант разыскала место захоронения своего прадеда.

Из экспедиций ребята везут и предметы военного времени, которые находят на местах захоронений. Причём на них им выдают специальные сопроводительные документы. Потом всё это либо оставляем в студенческом музее, либо передаём в школы. 

Затянувшийся полёт. Солдат войны нашли спустя почти 75 лет
Подробнее

«Сталинец» лежал на глубине 9 метров»

Нередко поисковикам удается найти и вытащить из леса или болота целые самолеты, танки и пушки.

— В июне прошлого года нашим ребятам в Зубцовском районе, в трех километрах от деревни Веригино, удалось поднять сбитый в годы войны самолет Ил-2, — рассказал Сергей Титков. — Чтобы вытащить из болота штурмовик, пришлось сделать дамбу, установить деревянный сруб и с помощью двух помп откачать воду, осушить топь. Судя по повреждениям, Ил-2 обстреляли из зенитной батареи. Вместе с самолетом подняли останки летчика. По заводским номерам на двигателе удалось установить личные данные летчика. Им оказался старший лейтенант Алексей Степанович Борисоглебский из Пензенской области. У пилота оказалась удивительная судьба.

history.tver.ru

Чудом он сумел пролететь 40 километров, спланировать и посадить самолет с неработающим двигателем на нашей территории. У летчика была пробита челюсть, выбит глаз, он потерял много крови. 4 дня раненый по лесам добирался до своей воинской части. В госпитале пробыл месяц и, лишившись глаза, снова стал летать. Старший лейтенант был удостоен ордена Красного Знамени, но получить награду так и не успел. Полетел на боевое задание, и в районе Ново-Александрово был вторично сбит. Мы нашли родственников Алексея Борисоглебского в Санкт-Петербурге. Они побывали на место падения самолета. В этом году планируем установить памятную стелу в виде маленькой пирамидки с красной звездой, подобную тем, что ставили в годы войны. Останки пилота мы перезахоронили на Аллее Славы в Погорелом городище, где покоятся погибшие летчики.

Сергей Титков вспоминает, что еще лет пятнадцать назад, когда поисковики работали под городом Белым, одна из местных жительниц рассказала, что зимой 1942 года, проломив на озере лед, прямо на ее глазах затонул артиллерийский тягач, который чистил аэродром. Погиб молодой парень, который за ней ухаживал.

— Действительно, на озере Усодице в Западнодвинском районе в зимнее время был военный аэродром «подскока» для легких самолетов. Они садились на лед и по зимнику уходили в лес на стоянку. Солдат-тракторист на артиллерийском тягаче «Сталинец» расчищал взлетно-посадочную полосу от снега. Бабулька рассказала, что ей было тогда 17 лет, и она часто бегала к пареньку на озеро, где он катал ее на тракторе. После войны они планировали с этим солдатиком пожениться. В тот роковой день, когда парень погиб, девушка должна была пораньше вернуться домой. Стоя на обочине озера, она прощалась с молодым человеком, махая ему рукой. Солдат чистил снег и, видимо, немного съехал со льда на болото, и прямо на глазах у девушки трактор накренился и стал тонуть. Парень не смог выбраться из кабины. Одна дверь у тягача не открывалась, была заблокирована канистрой. И он вместе с тяжелой машиной ушел на дно.

history.tver.ru

Достали и останки водителя тягача. Но установить его имя и фамилию нам не удалось. Бабульки к тому времени уже не было в живых. Парень был родом то ли из города Белый, то ли из Бельского района. Мы нашли его медальон, он был в деревянном корпусе, всплыл на поверхность. Но, к сожалению, дерево пропиталось водой до такой степени, что бумага просто исчезла.

Самое трудное – пробить мерзлый слой

– Иван, ваш отряд базируется в Москве, а сколько их всего в нашем городе?

– В Москве 96 поисковых отрядов. Эти поисковые отряды входят в некоторые объединения, но какой-то четкой вертикали власти тут нет. Есть Поисковое движение России, есть Российское военно-историческое общество. И те, и другие занимаются одним и тем же, просто у РВИО есть еще и другие задачи.

– Расскажите немного о том, как прошла «Вахта памяти». Насколько я знаю, все поисковые движения принимают в ней участие.

– Наш отряд совместно с поисковым отрядом «Витязь» из Москвы и отрядом «Феникс» из Красноярска поднял уже 50 человек за эти майские праздники. В каждом городе и в каждом отряде «Вахта Памяти» проходит в разные дни: кто-то копает до 8 мая, кто-то – до 9-го. Церемонии захоронения воинов также в зависимости от региона происходят в разное время. «Вахта» у нас бывает и в августе, и осенью. Вообще, понятие вахты применяется, когда массово приезжают отряды из разных регионов, а так у нас эта деятельность вообще не заканчивается. Даже зимой мы выезжаем на раскопки в такие места, как Ржев, Полунино и другие города и деревни. И зимой, и осенью, и летом – каждые выходные кто-то из отряда выезжает на раскопки. Ездят и по одному, и совместно с другими членами отряда – по два, три, четыре человека. То есть поисковая работа ведется круглый год.

Фото: Иван Жидов

– Вы как-то распределяете виды вашей работы в зависимости от сезона? Скажем, летом высокая трава мешает просматривать землю, а весной и осенью кругом слякоть… Как вы с этим справляетесь?

– Все зависит от конкретного места. Например, пару лет назад в Наро-Фоминском районе мы зимой откапывали самолет. Грунт в последние годы промерзает не очень сильно – где-то от 5 до 20 сантиметров, а дальше земля такая же, как летом. Получается, что ты с большим трудом пробиваешь верхний слой и дальше спокойно углубляешься. Соответственно, зимой также не трудно копать блиндажи, когда нужно проделать большой объем работ, и ты его делаешь в одном месте – тебе не нужно каждый раз пробивать верхний мерзлый слой. Плюс, какие-то небольшие озера, болотца, воронки зимой исследовать проще, потому что когда вода не течет, ты можешь быстро откачать ее помпой и уже со дна, из ила, можешь доставать останки, предметы и так далее.

– Правда, что по этой причине зиму поисковики чаще всего используют для поиска летчиков, погибших во время вылетов? Я слышала, что обломки самолетов чаще всего находят как раз на болотах и озерах.

– Да, есть такое. Конкретно наш отряд не специализируется на самолетах. Мы больше занимаемся операцией «Марс» (Ржевско-Сычевская стратегическая наступательная операция), у нас в приоритете больше всего Тверская и Смоленская область. В Смоленской области – Ярцевский район, в Тверской – Зубцов, Ржев и Бельский район. Еще иногда бывают выезды куда-то на разведку, но эти места – основное поле нашей деятельности.

Фото: Алексей Скоробогатько

Подшефный ОНПП «Технология» обнинский музей «Судьба солдата» открыл первую экспозицию после переезда на новое место

Поменять «прописку» и организовать выставочную экспозицию музею помогло обнинское научно-производственное предприятие «Технология» им. А. Г. Ромашина.

23 июля 2020 года обнинский музей «Судьба солдата» открыл первую экспозицию после переезда на новое место. Поменять «прописку» и организовать выставочную экспозицию музею помогло обнинское научно-производственное предприятие «Технология» им. А. Г. Ромашина. 

Первыми посетителями обновленной экспозиции стали временно исполняющий обязанности губернатора Калужской области Владислав Шапша, исполняющая обязанности главы Администрации Обнинска Карина Башкатова, генеральный директор ОНПП «Технология» им. А. Г. Ромашина Андрей Силкин, представители общественных организаций.

Основатель музея и командир поискового отряда «Обнинские следопыты», сапер-подрывник Галина Слесарева представила участникам мероприятия историю музея, познакомила с уникальными экспонатами и рассказала, как они стали частью экспозиции. Сотни из них были найдены в ходе раскопок на местах боёв Великой Отечественной войны в Калужской области. Это предметы гигиены солдат Красной армии и вермахта, обломки самолётов, танков и другой боевой техники, оружие. В честь 75-летия Победы была обновлена и диорама музея. На ней запечатлено место боя в деревне Болотское Жуковского района в наши дни, таким, каким его обнаружили поисковики, а посетители музея могут представить, какие ожесточенные бои шли всего в нескольких километрах от нынешнего Обнинска. 

Владислав Шапша поздравил Галину Слесареву с новым этапом в жизни музея, поблагодарив всех, кто принял участие в осуществлении значимого для Обнинска событии. «Особая благодарность — ОНПП «Технология» и Госкорпорации Ростех.  Они всегда поддерживают инициативы и проекты, связанные с историей нашей страны. Для них сохранение памяти о подвиге народа – это реальные дела», — отметил Владислав Шапша. Исполняющая обязанности главы Администрации Обнинска Карина Башкатова вручила генеральному директору ОНПП «Технология» Андрею Силкину благодарственное письмо за вклад в работу по организации новой музейной экспозиции и выразила признательность всему коллективу предприятия за реализованный проект. 

В 2021 году Музей «Судьба солдата» отметит 40-летие. За это время он сменил несколько адресов. В 2019 году музей обрел статус структурного подразделения «Музея истории города Обнинска» и благодаря содействию ОНПП «Технология» им. А. Г. Ромашина переехал в обнинский Центр досуга на улицу Энгельса, 2А. «Технология», давно шефствующая над музеем, с момента переезда помогала учреждению обрести новый облик. Предприятие оказало поддержку в проведении ремонта, подготовке и реставрации ряда экспонатов. В скором времени «Судьба солдата» откроет второй зал, его экспозиция будет посвящена воинам, о которых нам удалось узнать благодаря поисковой работе объединения «Обнинские следопыты».

«Музей «Судьба солдата» очень сильно отличается от других: он создан женщиной. И это женское начало с его трепетным отношением к памяти и самой жизни прослеживается в каждой детали. Галина Слесарева – очень порядочный, ответственный человек, большой патриот и большой друг не только нашего предприятия, но и Госкорпорации Ростех. Мы поддерживаем ее и желаем ей успехов в развитии музея», — сказал генеральный директор ОНПП «Технология» Андрей Силкин.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector