Прачка (домье) — the laundress (daumier)

Детство и юность

Будущий художник родился 26 февраля 1808 года в Марселе, в семье стекольщика. Когда мальчику исполнилось 8 лет, отец перевез семью в Париж, надеясь, что там его ремесло заимеет больший спрос. При этом рассчитывал, что сынишка будет помогать ему. Но тот не проявлял никакого интереса к стекольному делу.

Художник Оноре Домье

Он рос настоящим разгильдяем, любимым занятием мальчишки было наблюдать за жизнью парижских улочек: вон там в подворотне стирают прачки, а на углу торгуются проститутки, булочник разгружает тележку ароматных круассанов…

Вокруг юного Оноре кипела разнообразная и интересная жизнь, которую так хотелось запечатлеть во всей красоте момента. Если бы он мог создавать такие рисунки, какие видел в альбомах из книжной лавки! Но мальчик лишь изображал шаржи на соседских мальчишек, углем на оберточной бумаге.

Оноре Домье

Успев поработать и помощником адвоката, и приказчиком в книжной лавке, парнишка в 14 лет, наконец, осуществил давнюю мечту — стал брать уроки живописи и скульптуры. Вскоре познакомился в галерее «Пале Рояль» с известными художниками тех времен Камилем Коро, Эженом Делакруа, Жаном Гранвилем, начал работать в мастерской живописца Эжена Бурдена. В 1828 году Оноре увлекся новой техникой изображения – литографией. В этом жанре выполняет свои первые работы, которые приносят ему долгожданный заработок.

Читать онлайн «Оноре Домье» автора Эсколье Раймон — RuLit — Страница 14

Домье обрушился и на другого ветерана наполеоновских войн: на маршала Мортье{68}, герцога Тревизского. В 1834 году он пытался сформировать правительство. Это обстоятельство побудило Домье извлечь на свет некий каламбур, приписываемый Наполеону (который будто бы называл своего маршала «большая мортира малого действия»), и изобразить Мортье в виде пушки, извергающей из дула ордена. Этот самый герцог Тревизский подвергался еще более несправедливым нападкам, которые нельзя оправдать никаким политическим пылом. В самом деле, на рисунке «Маршал Мортье накануне битвы под Ватерлоо» художник изобразил маршала сидящим в теплом колпаке у жаркого огня и симулирующим больного — будто этот доблестный солдат дезертировал с поля битвы. (Еще один навет: на рисунке «Не угрожает ли нам кризис в отношениях с Америкой?» Домье изобразил маршала Мортье, опять-таки в душегрейке мнимого больного, между герцогом Орлеанским{69}, подстригающим себе усы, чтобы никто не мог его узнать, и принцем Жуанвильским, прячущимся за занавеской.)

Напротив, «Бюжо{70} в замке Блэй» не вызывает у нас подобного сочувствия. Солдат, садовод и тюремщик — таков поистине «Толстяк Жан Бюжо», о котором «Ривароль» в 1842 году язвительно писал: «Он обладает таким завидным душевным равновесием, что способен в один и тот же день убивать людей и сажать капусту. Вся его наука сокрыта в словах: „Не пускать!“ Он крепко запомнил эти слова с того самого дня, когда его, новобранца, впервые поставили на часы. Вот потому-то ему и поручили сторожить замок Блэй».

И все же объектом для подавляющего большинства карикатур Домье, подчас уничтожающих, послужили прежде всего два человека, стоящие во главе государства… Я уже называл обоих: это Луи-Филипп и Тьер. Первый был королем французов. Второму было суждено стать президентом Третьей республики, которая являлась, так сказать, его законнорожденным детищем.

Необходимо прочитать страницы, написанные острым пером Жермены Шерпен. Эта статья называется: «Сто одиннадцать изображений господина Тьера».

«Тьер был на одиннадцать лет старше Домье, но умер он лишь на полтора года раньше художника. Решающим рубежом в жизни обоих явился 1830 год… Июльская революция стала для обоих важнейшим фактором, позволившим им выразить себя. Три славных дня превратили Тьера, к тому времени уже известного журналиста, сотрудника „Конститюсьоннель“, вместе с Минье и Каррелем{71} основавшего пресловутый „Насьональ“, в самого видного политического деятеля, опору и советника Июльской монархии. Именно он, в силу того что он собой олицетворял, как, впрочем, и из-за своего нескладного телосложения, неизменно обращал на себя острие сатиры Домье…

На протяжении всего срока существования „Карикатюр“, с 1830 по 1835 год, Тьер фигурировал во всех ее политических сериях… как неизменный участник гротескного балагана, каковым являлся, на взгляд Домье, режим Луи-Филиппа… На рисунке „Министерский Шарантон“, как и в другом — „Двор Короля Пето“, Тьер — попросту самый маленький из всех персонажей. Вообще, его малый рост породил множество прозвищ: „Маленький Никудышник“, „Карманный депутат“, „Директор карликовой труппы“, „Лилипут Третьего сословия“. В литографии „Законодательное чрево“ среди всех своих то ли дремлющих, то ли переваривающих пищу коллег, он кажется самым живым, единственным, который явно не скучает, даже, возможно, наслаждается парламентским фарсом…».

После отмены свободы печати Домье лишь в 1848 году, при непрочном режиме Второй республики, снова обрел возможность бить по своей излюбленной мишени.

«Одна из самых лучших карикатур этой поры, бесспорный шедевр Домье, — „Матереубийца“: Тьер, вооруженный резиновой дубинкой больше его самого, готовится нанести удар прессе — прилежной молодой женщине, склонившей свой чистый профиль над доской с исписанными листками. В своем неведении опасности, озаренная светлым сиянием, она сильнее карлика, который ей угрожает. Порадуемся же тому, что в 1850 году прессе пришлось страдать от жестоких ограничительных законов: мы обязаны им одним из самых впечатляющих произведений французской литографии».

После Второй империи, которая в еще большей мере связала руки Тьеру, чем Домье, деспотизм этого «никудышника», «спасителя порядка и освободителя страны» становился день ото дня все сильнее. У одних это вызывало едкую насмешку, у других — снисходительную иронию: «Маленький король» — называл его Жюль Фавр{72}. «Адольф Первый» — вторил ему Бисмарк, который не мог предвидеть, что в один прекрасный день явится другой Адольф, который зачеркнет и навсегда загубит дело всей его жизни.

Творчество

В 1830-х годах литографии Домье попали на глаза известному карикатуристу Шарлю Филиппону, возглавлявшему сатирический журнал «Карикатура». Он по достоинству оценил работы молодого художника, предложив ему сотрудничество.

В данный период биографии Оноре подписывал свои произведения псевдонимом Рожлен. В 1831 г. он стал автором карикатуры на короля Луи-Филиппа, известной как «Гаргантюа». В результате, через несколько месяцев он был задержан и отправлен за решетку, где пробыл около полугода.

Выйдя на свободу, Домье не изменил своим принципам, продолжив свою деятельность в том же ключе. Он создал цикл скульптур и шаржей буржуазных чиновников под названием – «Знаменитости золотой середины».

«Гаргантюа»

После этого, Оноре представил ряд литографий, в которых высмеивал пороки буржуазного правительства: жадность, корыстолюбие, глупость и т.д. Соотечественники ждали от него новых карикатур, не зная при этом истинное имя их автора.

Мастерство Домье по достоинству оценивали многие художники и писатели, среди которых Эжен Делакруа, Виктор Гюго, Оноре де Бальзак, Шарль Бодлер и др. Власти, недовольные таким положением вещей, решили в 1835 г. закрыть журнал «Карикатура», вследствие чего Оноре пришлось искать другую работу.

Вскоре Домье устроился в издание Филиппона – «Шаривари». Тут, он на протяжении десятков лет издавал свои острые политические и социальные произведения. Мужчина имел свой фирменный почерк – создание циклов определенной тематики.

В период карьеры 1848-1871 гг. Оноре Домье стал автором более 4000 литографий и еще столько же рисунков, выполненных карандашом. Он имел репутацию одного из самых талантливых карикатуристов, обращавшимся к политическим и общественным проблемам, а также личной жизни известных французов.

В конце 1840-х годов Домье сосредоточился на живописи, сделав акцент на правдоподобных бытовых сценах. Персонажами на его полотнах выступали простые люди. Наиболее признанными картинами мастера считаются «Мельник, его сын и осел» (1849), «Дон-Кихот, отправляющийся на свадьбу» (1851), «Прачка» (1861) и «Шахматисты» (1867).

Кисти Оноре принадлежит больше 700 полотен, а также свыше 60 скульптур. До конца дней он писал свои картины, даже когда полностью потерял зрение. Интересен факт, что его гротескные и намеренно грубо выполненные работы, вызывали восторг у Мане и Дега. Есть версия, что именно Домье являлся первым импрессионистом.

Творчество живописца было весьма прохладно принято при его жизни, и только в 20-м веке оно получило признание. Сейчас его произведения хранятся в стенах разных музеев мира, включая Эрмитаж.

Литература

  • Калитина Н. Н. Домье. М., Искусство, 1955.
  • Пассерон Р. Домье: свидетель своей эпохи. М., Изобразительное искусство, 1984.
  • Прокопьева С. И. Образ зрителя в театральных сценах Домье // Материалы XI научной конференции в память проф. М. В. Доброклонского. СПб., 1998.
  • Рыков А.В. Общество спектакля. «Драма» Оноре Домье // Studia Culturae. 2020. Вып. 4 (38). С. 62-69
  • Тугендхольд Я. А. Предвестник: Оноре Домье // Художественная культура Запада. — Москва : Государственное издательство, 1928.
  • Щербакова Н. Оноре Домье: от политической карикатуры к маске // Искусствознание. 2014, № 3-4. С. 184—199.
  • Яворская Н. В. Оноре Домье. — Л.: Издательство Ленинградского областного союза советских художников, 1935 (Художественное наследие. Западноевропейское искусство). — 156 с.: 46 ил.
  • Harper Paula. Daumier Clowns: Les Saltimbanques et les Parades. New York-London, 1981.
  • Childs E. C. Daumier and Exotocism. Satirising the French and the Foreign. New York, Peter Lang Publishing Inc., 2004.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Музеи мира
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector